Госдуму могут распустить за неутверждение министров: в чем суть нововведения

«Мы движемся от сверхпрезидентской республике к президентской»

18.02.2020 в 16:48, просмотров: 4431

В Конституцию России может быть внесена поправка, предоставляющая президенту возможность распускать Государственную Думу, если она не утвердила более трети министров, об этом сообщил сопредседатель рабочей группы по изменению конституции, председатель думского комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. «Появилась норма, которая говорит о том, что если не утверждено более трети кабинета министров (в этом составе нет силовиков), то президент вправе распустить Государственную Думу и назначить новые выборы. Это новая норма. Мы обсуждали ее на подгруппе и пришли к мнению, что такая норма вполне возможна», - сказал парламентарий.

Госдуму могут распустить за неутверждение министров: в чем суть нововведения

Крашенинников также напомнил, что в соответствии с новыми поправками предлагается, чтобы нижняя палата парламента утверждала всех членов кабинета министров, за исключением силового блока.

«А что делать, если вдруг Дума не утверждает (кабинет - «МК»)? Такая процедура предусмотрена для трехкратного отклонения премьера. Появилась норма о том, что если не утверждено более трети кабмина, то президент вправе распустить Госдуму и назначить новые выборы», - пояснил Павел Крашенинников.

О том, способствует ли конституционная новация разделению властей и эффективной работе государственного аппарата, «МК» поговорил с экспертами.

Государственный советник РФ 2-го класса, сотрудница аппарата Государственной Думы Наталья ИЛЬИНА:

«Необходимо разделить позиции, связанные с утверждением председателя правительства Российской Федерации и утверждением ряда министров, которое, в соответствии с поправками, следует отнести к компетенции Государственной Думы.

Что касается утверждения председателя правительства, то ситуация практически не меняется. Если раньше Дума давала согласие на назначение главы правительства, то теперь это согласие назовут словом «утверждение». При этом нужно обратить внимание на то, что статья, касающаяся возможности роспуска президентом Государственной Думы в случае неутверждения кандидатуры председателя правительства, остается неизменной.

Теперь о новациях, связанных с утверждением нижней палатой парламента кандидатур федеральных министров.

Во-первых, нужно обратить внимание на то, что федеральные министры так называемого силового блока по-прежнему не утверждаются Государственной Думой. Их кандидатуры утверждаются по итогам консультаций с Советом Федерации, при этом мнение сенаторов не является юридически обязывающим для президента.

В отношении утверждения Государственной Думой иных министров — в соответствии с текстом, поступившим в Думу — не прописаны последствия, связанные с неутверждением палатой одного или нескольких федеральных министров. Безусловно, такие последствия должны быть предусмотрены. Вероятно, именно в этом и состоит предлагаемая «поправка к поправке», о которой мы говорим, предусматривающая возможность роспуска Думы в случае неутверждения трети министров.

Моя личная точка зрения заключается в том, что поскольку до настоящего времени обязанности согласовывать кандидатуры министров с Думой у президента не было, то предлагаемую новацию можно считать шагом вперед в отношении согласования позиций законодательной власти и президента».

Генеральный директор Института политических исследований Сергей МАРКОВ:

«Системы взаимоотношений ветвей власти могут быть разными, среди них нет той, которая лучше, и той, которая хуже. Многие из этих систем похожи, но одни больше подходят для одних обстоятельств, другие — для других. В России, где традиции политических партий, многопартийности, гражданского общества не настолько сильны, эти политические партии и, соответственно, парламентские фракции могут быть захвачены олигархическими группировками. Поэтому население России скорее предпочитает иметь сильных личностей во главе президентской власти, а не набор партий, связанных с олигархическими группировками.

В других (государственных - «МК») системах могут существовать сильные парламентские партии. Например, в Германии где после войны было, по сути, оккупационное американское правительство, или в Японии, где тоже были оккупационные американские власти. Эти страны вполне могли позволить себе сильные парламентские партии, поскольку реальная власть по ведущим вопросам принадлежала оккупационным администрациям.

У нас после распада Советского Союза хаоса 1990-х годов была выстроена сверхсильная президентская власть, сверхсильная президентская республика. Сейчас, благодаря поправкам, предложенным Владимиром Путиным, мы движемся просто к сильной президентской республике. От сверхсильной — к сильной.

В рамках сильной президентской республики глава страны формирует правительство. Однако парламент получает больше прав, в частности, право назначать премьер-министра, который, правда, предлагается только президентом. Парламент получает возможность провести кандидатов в министры через парламентское чистилище, но только, опять же, тех, которые предлагаются президентом. Права инициативы парламент не имеет.

То есть у нас по-прежнему президентская республика, однако роль парламента немного повышается. Для того, чтобы парламент не захватил реальную власть путем блокирования работы кабинета министров, путем «неназначения» - вводится норма в виде права роспуска (парламента - «МК»), если не утверждено более трети министров. Таким образом в новом формате Конституции депутаты получают возможность провести кандидатов в министры через жесткое чистилище, но парламентарии не могут быть равнозначными президенту, у которого остается значительно больше власти.

Еще раз повторю: системы могут быть разные, они не хуже и не лучше. Нельзя сказать, что до сих пор у нас была плохая система, а новая будет спасением. Ничего подобного. Просто в условиях, когда мы отошли от катастрофы распада Советского Союза и 1990-х годов, у нас появляется возможность отойти и от системы сверхпрезидентской власти».


|