Сербский доброволец из ДНР застрял в российском СИЗО из-за пандемии

Он ждет экстрадиции, страдая тяжелой астмой и не получая медпомощи

Пока Россия увлечена борьбой с коронавирусом и размышлениями о том, какой станет жизнь после самоизоляции, в СИЗО Ростовской области буквально гниет сербский ополченец ДНР Горан Чирич, который лишился легкого задолго до COVID-19, находясь в окопах под Дебальцево. Российские власти собираются выдать его Сербии, которая под мутным предлогом внесла его в международный розыск. «МК» разобрался в обстоятельствах этого дела.

Он ждет экстрадиции, страдая тяжелой астмой и не получая медпомощи

Сербский доброволец, воевавший на Донбассе на стороне ДНР в составе «Пятнашки», Горан Чирич уже 8 месяцев находится в СИЗО Ростовской области. Российские правоохранительные органы задержали его по запросу Интерпола. Разыскивает мужчину не Украина, как можно было бы подумать, а Сербия, которая обвиняет в его превышении должностных полномочий. Якобы на родине он возглавлял какую-то фирму, которая оказалась втянута в некое преступление, о котором ничего неизвестно. При этом на Донбассе он с 2015 года, а в розыске с 2019 года.

   За время службы на Донбассе Чирич заработал диагноз «казеома плевры», одно легкое не дышит, и на этой почве развилась астма третьей степени. За 8 месяцев в СИЗО он трижды перенес воспаление легких и грипп. Его жена Лилия говорит, что Горан сильно похудел, он постоянно кашляет и у него черные круги под глазами. Женщина утверждает, как-то раз кум оставил сотрудникам изолятора 7-8 тысяч рублей для того, чтобы те купили Горану еду. Сотрудники ФСИН якобы присвоили деньги себе, а заключенному передали только колбасу, хлеб и воду. После этого был скандал, в результате которого к сербу стали относиться еще хуже, чем до этого.

   Ради чего Чирич поехал из Донецка в Россию неизвестно. По словам жены, его с собой позвал родственник. Задержание произошло на российском пункте пропуска. Чирич ничего не знал о том, что находится в розыске, и отрицает свою вину в превышении должностных полномочий. Он говорит, что вообще не понимает, о чем идет речь. 

  Его супруга Лилия думает, что обвинения были подобраны наугад, а на самом деле его хотят вернуть в Сербию, чтобы наказать за службу в составе вооруженных сил ДНР. В 2017 году сослуживцы Чирича вернулись из Донецка на родину, где из встретили местные силовики. За войну на Донбассе они получили условные сроки, а Чиричу сказали, что и его ждет такая судьба, если он вернется в ближайшие полгода, но если задержится, наказание будет более суровым.

  Сам Чирич в 2017 году признавался, что не собирается возвращаться в Сербию, потому что Донбасс стал для него второй родиной, здесь он нашел жену. Украинцев, воюющих с ДНР и ЛНР, он считал фашистами, а свое участие в защите самопровозглашенных республик, соответственно, правым делом.

   О судьбе Чирича узнал депутат Госдумы Сергей Шаргунов, который уже сделал запрос в Генпрокуратуру России. В ведомстве пообещали разобраться, с чем связана экстрадиция ветерана Донбасса в Сербию, и правда ли, что ему не оказывают медицинскую помощь. Ситуацию «МК» прокомментировала руководитель информационного отдела «Союза добровольцев Донбасса» Мария Коледа:

   - Добиться освобождения Чирича сложно, так как решается вопрос о его экстрадиции, а не о депортации. То есть дело касается дипломатических отношений России и Сербии и не ограничивается решением административного суда. Так как Чирич находится в базе розыска Интерпола, его нужно отдать сербам, потому что Москва участвуют в соответствующем международному соглашении. Но мы пытаемся сделать все возможное для того, чтобы этого не произошло. В частности, для этого надо доказать, что выдвинутые против Чирича обвинения являются ложными, а на самом деле ему просто мстят за участие в войне на Донбассе. Собрать доказательства непросто. Например, таким приемом последние несколько лет пользуется Украина, которая возбуждает дела по обвинения в угоне машины и так далее. Есть случай, когда человек четыре раза оказывался в международном розыске, но каждый раз он был непричастен к тому, в чем его обвиняли. В целом, у «Союза добровольцев Донбасса» более 700 случаев, когда людей задерживали по запросу Интерпола. Неоднократно нам удавалось спасать людей. За Чирича мы боремся уже несколько месяцев. Так как речь идет об экстрадиции, это очень долгий процесс, который никак нельзя ускорить. В данном случае ситуация еще больше осложняется борьбой с коронавирусом».