Верховный суд разъяснил, кого посадят за фейковые новости об эпидемии

Уже сейчас по новой статье 207.1 УК возбуждено 17 уголовных дел.

Верховный суд ещё раз объяснил, как правильно применять новые статьи Уголовного кодекса, которые наказывают за недостоверную информацию об эпидемии. За репост фейка можно судить лишь в том случае, если распространитель заведомо знал, что это - враньё, говорится в опубликованном ВС обзоре. Но сказать точно, в каком случае обычный гражданин может «нарваться» на проблемы с законом, всё равно затруднительно.

Уже сейчас по новой статье 207.1 УК возбуждено 17 уголовных дел.

Месяц назад в спешном порядке был принят и вступил в силу закон, который дополнил Уголовный кодекс двумя новыми «коронавирусными» статьями - специально для тех, кто распространяет «под видом достоверных сообщений» заведомо ложную информацию об эпидемии, мерах и способах борьбы с ней. Одна из этих статей (207.1) обещает штраф от 300 до 700 тысяч рублей, а в крайнем случае - ограничение свободы на срок до 3 лет, если «фейк» не привел ни к каким тяжким последствиям. Другая (207.2) предлагает за то же самое, но причинившее вред чьему-то здоровью, или даже по неосторожности смерть человека, штрафовать на сумму от 700 тысяч до 2 млн.рублей, а то и сажать в колонию на срок до 7 лет.  

Первое из громких дел, возбужденных по 207.1 - дело проживающего в Петербурге североосетинского оперного певца Вадима Чельдиева. Его ролики, в которых содержались призывы не подчиняться требованиям властей Северной Осетии и нарушать режим самоизоляции, считают правоохранительные органы, подтолкнули граждан северокавказской республики к выходу на улицу 20 апреля.

21 апреля Верховный суд опубликовал первый «обзор по отдельным вопросам», связанным с применением на практике некоторых принятых ради борьбы с коронавирусом законов. В том документе был и кусок про «фейк-ньюс». ВС , в частности, категорично заявил: нельзя привлекать к уголовной ответственности за фейки про коронавирус и борьбу с ним, публично размещенные хоть в Интернете, хоть на заборе ДО момента вступления в силу новых статей УК, то есть до 1 апреля 2020 года.

А 30 апреля ВС опубликовал еще один «коронавирусный» обзор, в котором тоже есть ответы на вопросы в связи с применением этих статей УК.

«Что следует понимать под заведомо ложной информацией и её распространением под видом достоверных сообщения?» - спросили сами себя судьи. И ответили: «заведомо ложной» информация об обстоятельствах распространения вируса на территории России, принимаемых в связи с этим мерах, приемах и способах защиты будет считаться лишь в том случае, если она «изначально не соответствует действительности», о чем «достоверно» знал тот, кто её распространял. Знал, что врёт? Но в большинстве случаев знать достоверно о недостоверности той или иной информации обычный и даже не очень обычный пользователь соцсетей не может…

Кроме того, уточнил ВС, наказуемо не просто распространени заведомой лжи, но и придача этой лжи видимости правды: «ссылки на компетентные источники, высказывания публичных лиц и пр.), использование поддельных документов, видео- и аудиозаписей либо документов и записей, имеющих отношение к другим событиям».

Ещё один вопрос - что такое «публичность» распространения фейков, которая только и является преступлением. Здесь ВС в очередной раз подтвердил то, что неоднократно по разным поводам заявлял ранее: публичное распространение - это если вы сообщили что-то группе лиц или неограниченному кругу лиц (например, на открытой для всех странице в Facebook). Каким образом вы это сделали - устно, письменно, записав видеоролик - не имеет значения. На собрании, митинге, в листовках, плакатах, в соцсетях? Это тоже неважно: где угодно, если это могли увидеть или услышать или прочитать больше одного человека …

Но в нынешней ситуации «фейки», естественно, ищут прежде всего в Интернете.

Правовой аналитик международной правозащитной группы «Агора» Станислав Селезнев рассказал «МК», что «на сегодняшний день есть сведения о нескольких проверках и 17 возбужденных уголовных делах» по статье 207.1 (той, где без тяжких последствий). По его словам, «больше всего таких дел возбуждено в Москве и области - 6, что можно объяснить тем, что там находится цетральный аппарат СК, где эти дела первоначально возбуждаются и устанавливается место совершения преступления, то есть место нахождения лица, разместившего пост». Ещё 3 дела возбуждены в Санкт-Петербурге, 2 - в Краснодарском крае, и по одному еще в 6 регионах.

Указание судам и следователям обязательно доказывать наличие «прямого умысла» при размещение фейка г-н Селезнев считает «принципиально важным моментом», но вопрос в том, внимательно ли прочтут разъяснения ВС правоохранители.

Любопытно, что в обзоре ВС в качестве примера соцсетей, размещение фейков в которых может стать причиной проблем, «по именам» названы лишь две: Whatsapp и Viber. При этом на практике среди тех дел, что уже расследуются, есть два за посты в Whatsapp, одно - за посты в Телеграм, но ни одного в Viber. Можно предположить, что ВС не упомянул Телеграм лишь потому, что с точки зрения суда этот мессенджер в России давно уже должен быть заблокирован.

Г-н Селезнев обратил внимание «МК» на ещё одну особенность уголовных дел за «фейки»: «При всей массовости исходящих от COVID-отрицателей информационных материалов, СКР жестче всего контролирует именно посты о недостаточности принимаемых властями мер по сдерживанию распространения коронавируса». Так что про якобы виновных в эпидемии Билла Гейтса, вышки связи поколения 5G или инопланетян писать можно без особой опаски. А вот о том, что где-то нет масок или лекарств - с большой опаской, и лишь будучи полностью уверенным в источнике информации.

Сюжет:

Пандемия коронавируса