Китайские эксперты оценили воздействие коронавируса на отношения с Россией

«Мы должны научиться прагматично решать проблемы, которые вызывает эта эпидемия»

Пандемия коронавируса бьет не только по здоровью, не только по экономике, но и по отношениям между странами. Достаточно вспомнить обвинения западных политиков в адрес Китая, которому ставят в вину распространение опасной болезни по миру. Но так ли все безоблачно в отношениях между Москвой и Пекином? На этот вопрос нам ответили эксперты клуба «Валдай» из России и Китая.

«Мы должны научиться прагматично решать проблемы, которые вызывает эта эпидемия»

В среду, 7 мая, на площадке клуба «Валдай» была организована в онлайн-режиме конференция, посвященная экономическим последствиям коронавируса в свете амбициозной китайской инициативы «Пояс и путь».

Эксперты из России и Китая поделились своим видением перспектив дальнейшего развития региональных инфраструктурных взаимосвязей, соображениями насчет того, как новая мировая ситуация повлияет не только на «Пояс и путь», но и на евразийское пространство.

Мы задали участникам дискуссии два вопроса.

1) Насколько велик негативный эффект закрытия границ между Китаем и Россией?

2) Удается ли на таком неблагоприятном фоне избежать возникновения некоторого недоверия между странами?

Александр Ломанов, эксперт клуба «Валдай», руководитель Центра Азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО имени Е.М.Примакова РАН:

1) Для товаров граница открыта и закрывать ее никто не собирается. Более того, на фоне непростой эпидемической ситуации объем двусторонней торговли даже увеличится. По данным китайской таможни, с января по март этого года торговый оборот между Россией и Китаем вырос на 3,4% и превысил 25 млрд долларов. Непростая эпидемическая ситуация в Европе породила повышенный спрос на китайские медицинские товары. Возникла потребность в их доставке железнодорожным транспортом. Существенная часть этого товарного потока идет транзитом через российско-китайскую границу.

А вот с перемещением людей ситуация трудная. Необходимая предпосылка возобновления людских контактов – это выравнивание уровня эпидемической безопасности по обе стороны границы. 6 мая в Китае зафиксировали лишь два новых случая заболевания коронавирусом, оба завозные.

Еще недавно наша общественность горячо спорила о заполонивших российские магазины, музеи и поезда китайских туристах. Кого-то они раздражали, кого-то радовали. В прошлом году в составе организованных групп к нам приехали свыше 1,3 млн китайцев. Значительная их часть – люди преклонного возраста, которым было интересно посмотреть на бывший СССР, котором они так много узнали в школьном возрасте. Из опасений за свое здоровье они не поедут туда, где есть угроза подхватить опасный вирус.

2) На уровне властей недоверия нет и не будет. На уровне общественного мнения оно уже возникло. В китайской блогосфере есть сильное националистическое течение, настроенное к России скептически и недружелюбно. Его с энтузиазмом поддерживает прозападная часть китайской интеллектуальной элиты. Два информационных удара последовали один за другим.

В феврале в китайских социальных СМИ возмущались «гонениями» на китайцев, которым в России предписали соблюдать карантин и наказывали за его нарушения. В начале апреля сенсацией стал завоз коронавируса возвращающимися из России китайцами.

После закрытия воздушного сообщения сухопутная граница осталась открытой, тысячи граждан КНР устремились из Москвы через Владивосток и далее на родину наземным транспортом. Среди них были выявлены сотни носителей вируса. Китайским властям пришлось повторить в небольшом приграничном городе Суйфэньхэ «уханьский вариант», включая тотальный месячный карантин для всех жителей и строительство временных больниц. В интернете поднялась волна рассуждений о «ненадежности» северного соседа.

Подобные всплески будут возникать в Китае и в будущем при появлении любых проблем, затрагивающих интересы китайских граждан. Эту ситуацию следует воспринимать как актуальное напоминание о том, что обеим сторонам следует неустанно работать над укреплением взаимного доверия и распространением объективной информации друг о друге.

Фэн Шаолэй, эксперт клуба «Валдай», декан и профессор Школы международных и региональных исследований Восточно-Китайского педагогического университета; директор Центра по изучению России Восточно-Китайского педагогического университета (Шанхай)

1) Согласно только что опубликованной официальной статистике, в первом квартале с момента начала эпидемии передвижение людей между Китаем и Россией было ограничено, а двусторонние научно-технические обмены, туризм и т. д. оказались затронуты более негативно. Однако в целом двусторонняя торговля между Китаем и Россией была намного лучше, чем в других парах двусторонней торговли, увеличившись на 3,4 процента. При этом экспорт в Россию сократился на 14,6 процента, а импорт из России вырос на 17,3 процента. По статистике за январь-февраль Россия поднялась на одно место среди внешнеторговых партнеров Китая, став уже девятым крупнейшим торговым партнером КНР.

2) Есть очень интересный совместный китайско-российский фильм "Как я стал русским". Но таких работ слишком мало. На мой взгляд, существуют несоразмерные области, требующие значительного улучшения. Во-первых, масштабы и уровень культурных обменов между Китаем и Россией, двумя великими мировыми цивилизациями, далеко не соразмерны. Во-вторых, они не соответствуют развитию двух стран и изменениям в мире. И в-третьих, они сильно отстают от потребностей молодежи обеих стран. Так что все это требует всестороннего планирования и практической реализации со стороны как ученых, так и официального сектора.

Цюй Вэньи, эксперт клуба «Валдай», профессор Центра по изучению России Восточно-Китайского педагогического университета (Шанхай)

1) Закрытие, безусловно, ограничивает передвижения людей и товаров. Но вопрос о закрытых в условиях эпидемии границах мы должны рассматривать комплексно.

Во-первых, для контроля за распространением эпидемии страны всего мира в целом приняли практику закрытия своих границ перед лицом внезапной вспышки эпидемии и отсутствия понимания и ответных мер. Несмотря на некоторые негативные последствия для экономики и общества, это играет позитивную роль в обеспечении жизни и здоровья людей в чрезвычайных ситуациях. Это вообще понятно.

Во-вторых, со временем осведомленность людей об эпидемии будет постепенно углубляться, постепенно будут внедряться профилактические и контрольные меры и ресурсы, особенно с учетом того, что эпидемия понемногу берется под контроль, что позволяет своевременно вносить коррективы в политику.

Например, в Китае, который первоначально принимал необычайно жесткие профилактические и контрольные меры, теперь подавляющая часть экономической и социальной жизни восстановлена. То же самое относится и к обменам между Китаем и Россией, где ограничения будут постепенно сниматься по мере ослабления эпидемии, а наши знания и профессиональные возможности профилактики и контроля будут постепенно увеличиваться.

В-третьих, Россия и Китай имеют дружеские отношения и являются партнерами во всеобъемлющем стратегическом сотрудничестве, которое поддерживается прочными основами, включающими доверие с точки зрения безопасности двух соседних держав, взаимовыгодный и взаимовыгодный характер экономических отношений, обоюдное чувство доброжелательности и стремление к обменам между народами. Суть концепции «Один пояс, один путь» и заключается в содействии взаимовыгодному и взаимовыгодному международному сотрудничеству, которое не изменится из-за недолговечной эпидемии.

Так что до тех пор, пока мы поддерживаем взаимное доверие и укрепляем связь, кратковременное закрытие не окажет серьезного негативного воздействия на инициативу «Один пояс, один путь» и на российско-китайские отношения.

2) Сотрудничество между обеими сторонами во время пандемии нового коронавируса было в целом позитивным и эффективным. На ранних стадиях вспышки в Китае президент Путин и российское правительство выражали свою солидарность с китайским руководством и народом, предоставили нам столь необходимые медицинские принадлежности.

Когда эпидемия была первоначально локализована в Китае и распространилась в России, Китай также предоставил медикаменты и направил медицинский персонал в Россию. Было и много фактов теплого общения между людьми, включая письмо с соболезнованиями, которое я лично получил от русского друга на ранних стадиях эпидемии. Когда возникают проблемы в ходе профилактики и борьбы с эпидемиями, оба правительства могут своевременно общаться.

Правительство Китая также сыграло позитивную роль в продвижении объективного понимания российских антипандемических мер среди широкой общественности через средства массовой информации, информируя местную общественность о российских превентивных мерах и мерах правовой защиты для китайских граждан.

Конечно, мы можем сделать больше. Беспрецедентная эпидемия действительно представляет собой проблему для всего мира, и для обеих стран вполне нормально иметь некоторые проблемы во время профилактики и борьбы с эпидемией.

В дополнение к поддержанию своевременного общения на правительственном уровне, необходимо приложить усилия для поиска прагматических решений, ориентируясь на конкретные проблемы.

Например, как лучше организовать защиту и функционирования транспорта и жилья в условиях, обеспечивающих минимальный риск заражения. И как объединить, насколько это возможно, специалистов и административные и общественные организации с обеих сторон для выработки решений и поиска научных и эффективных ответных мер и решений.

Между учеными должен также проводиться регулярный обмен и общение для содействия взаимопониманию и поддержке

Я убежден, что российско-китайские отношения могут быть перейти в новую эру всестороннего стратегического партнерства и сотрудничества, основанную на стойкости и стойкости, которая не изменится из-за эпидемии.

Мы должны научиться прагматично решать проблемы, которые вызывает эта эпидемия, и сделать кооперацию в области здравоохранения одним из регулярных механизмов сотрудничества в двусторонних связях, с тем чтобы отношения между двумя странами были стабильными и процветающими.