Киев резко отказался от диалога с Донбассом

ДНР и ЛНР после этого решили перейти на российские стандарты

  Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба заявил, что Киев не собирается вести прямой диалог с представителями ДНР и ЛНР. Об этом министр рассказал по итогам визита в Берлин, где у него состоялись переговоры с немецким коллегой Хайко Маасом и другими высокопоставленными чиновниками. Между тем, только с помощью прямого диалога в этом мире решаются все проблемы. Даже США садились за стол с запрещенным в России «Талибаном».

ДНР и ЛНР после этого решили перейти на российские стандарты
Дмитрий Кулеба

    По итогам переговоров в Берлине главами МИД двух стран было заявлено, что все стороны конфликта должны найти в себе силы пойти на компромисс, чтобы приступить к реализации тех соглашений, которые были достигнуты во время последнего саммита «нормандской четверки». Однако Кулеба подчеркнул, что у Украины есть «красные линии», за которые она не собирается заходить. Одной из них является недопустимость диалога с ДНР и ЛНР. По словам дипломата, на всех переговорных площадках украинские посланники говорят только с представителями России, а представителей самопровозглашённых республик игнорируют.

    На следующий день после этого глава ДНР Денис Пушилин заявил, что первоочередной задачей для Донецка является внедрение в республике российских стандартов государственного управления. А в ЛНР сделали русский язык единственным государственным языком. Так там ответили на игнорирование их интересов Киевом.  

Нужно ли сторонам конфликта продолжать переговоры и почему Киев избегает прямого диалога, «МК» выяснил у экспертов:

    Денис Денисов, глава Института миротворческих инициатив и конфликтологии: "За последние 50 лет в истории человечество было множество конфликтов, но в каждом случае, если власти страны действительно хотели мира, начинался прямой диалог между противниками. При этом люди утверждают, что все вокруг плохие и только они хорошие в тех случаях, когда продолжение конфликта выгодно. 

Имитировать стремление к миру можно до бесконечности. Можно постоянно выдумывать новые подходы и позиции, которые будут обосновывать невозможность прямого диалога. Например, США начали прямые переговоры с запрещенным в России «Талибаном», хотя ни у кого нет сомнений, что это террористическая организация. В свою очередь Украина избегает диалога с ДНР и ЛНР, но постоянно требует у Запада денег, позиционируя себя жертвой войны. Если бы Киеву действительно было нужно завершить конфликт, он был сел за стол переговоров. И было бы абсолютно все равно, какого мнения он придерживается о представителях Донецка и Луганска. А диалог продолжать надо, так как без этого не удастся прекратить активную фазу боевых действий, которая все еще сохраняется на Донбассе".

Николай Капитоненко, украинский политолог: "Президент Украины Владимир Зеленский боится заходить за «красные линии», чтобы не вызывать гнев некоторых украинских групп. В частности, когда в марте было заявлено о создании Консультативного совета, в Киеве начались массовые протесты. 

Благодаря карантину по коронавирусу волну недовольства удалось сбить, но после возвращения к нормальной жизни все может вернуться. Соответственно Кулеба, заявляя о невозможности прямого диалога с представителями ДНР и ЛНР, обращается к тем самым протестующим.

Больше того, глава офиса президента Украины Андрей Ермак и Кулеба взяли на себя роли доброго и злого полицейского. Один настроен на диалог с Донбассом, а другой придерживается классической линии времен правления Петра Порошенко. Противники диалога говорят о том, что прямые переговоры придают ДНР и ЛНР легитимность.

Впрочем, это не значит, что такой уступки в принципе быть не может. В конце концов, не МИД определяет позицию Киева по Донбассу. Всем понятно, что диалог нужен, в том числе это знает президент Владимир Зеленский и Евросоюз. При этом, если диалог будет вести к ослаблению позиций Киева, его в любой момент можно свернуть".

Андрей Бузаров, член Общественного совета при МИД Украины: "Ранее Зеленский неоднократно заявлял, что он никогда не будет напрямую общаться с лидерами ДНР и ЛНР, давать им автономию и так далее. Если он изменит своему слову, это приведет к большой волне недовольства. Вместе с тем, на переговорах в Минске уже 6 лет осуществляется диалог между сторонами конфликта. Другое дело, что теперь переговоры вышли на уровень Ермака и замглавы администрации президента России Дмитрий Козака, а со стороны ДНР и ЛНР там никого нет".

Сюжет:

Переговоры в Минске