Зюганов повел двойную игру с Конституцией

Как КПРФ поддерживает Путина

Возглавляемый Геннадием Зюгановым ЦК КПРФ заявил о своем резко отрицательном отношении к путинским поправкам к Конституции, которые должны быть либо утверждены, либо отвергнуты на всенародном голосовании 1 июля. Похвально, Геннадий Андреевич, очень похвально! Вы, наконец, начали исполнять основную функцию оппозиции — противодействовать власти. Но мое искреннее восхищение принципиальной позицией главной системной оппозиционной партии современной России смешано с некоторым недоумением: что изменилось в период с начала марта по начало июня?

Почему летом партия Зюганова вдруг решила «утопить» те же самые поправки в основной закон, к которым она совершенно нейтрально отнеслась весной?

Как КПРФ поддерживает Путина

Отдадим должное КПРФ. Против наиболее важной для Кремля «поправки Терешковой», дающую Путину возможность вновь баллотироваться на пост президента РФ, коммунистические депутаты Государственной Думы единогласно проголосовали еще в марте. Но прочим изменениям текста Основного закона «повезло»  гораздо больше. При голосовании  партия партия Зюганова воздержалась, что позволило власти отрапортовать: мол, никто не проголосовал против. А это значит, что можно говорить о наличии в парламенте всеобщей поддержке инициированных ВВП конституционных новаций. 

И вот вдруг новый поворот. В КПРФ внезапно обнаружили, что предлагаемые поправки в Конституцию «не делают Россию социальным государством, не защищают общество от разрушительного воздействия русофобии и антисоветизма, не обеспечивают национальную безопасность и подлинный суверенитет».

Итак, что случилось? Может быть, на верхушку КПРФ так подействовал введенный из-за коронавируса карантин? Ну что же, чудеса случаются. Но я больше склоняюсь к другой версии — версии, основанной на известном высказывании Вольтера про женскую логику: «Если дама говорит «нет», это означает «может быть». Если она говорит  «может быть», это значит «да». Если она  говорит «да», то это не дама».  

По моему убеждению, решительное «нет», которое партия Зюганова вроде бы говорит власти, на самом деле равноценно ее поддержке путинских поправок  в Конституцию. 

В чем состоит главная связанная с предстоящим всенародным голосованием опасность для власти? Не в том, естественно, что эти поправки будут отвергнуты. Невозможно ничего подобного в наших современных реалиях: у Путина по-прежнему контрольный пакет российской политики и самый сильный уровень поддержки в обществе. Главная опасность состоит в том, что голосование пройдет дежурно и буднично, не станет по-настоящему ярким событием в жизни страны. Все мы сейчас зациклены на COVID-19. Перестройка мозгов  на политическую повестку докоронавирусного периода не может произойти автоматически — просто потому, что приближается дата голосования. 

Для того, чтобы такая перестройка произошла, нужен некий политический оживляж, драматический конфликт, столкновение противоборствующих мнений. Брошенный КПРФ демонстративный вызов Путину однозначно является элементом такого оживляжа.

Конечно, одновременно такой шаг партии Зюганова полностью соответствует ее собственным интересам. Политическая сила, которая называет себя враждебной власти, должна хотя бы изображать оппозиционную деятельность. Иначе у избирателей исчезнут любые резоны за нее голосовать. Ведь если выбирать между собственно «Единой Россией» и «Единой Россией»-бис в лице КПРФ, то не логичнее ли отдать предпочтение «оригинальному товару»?

Зюганову приходится постоянно балансировать на тонкой линии. Любое нарушение баланса — либо в сторону выхода оппозиционности  за «дозволенные пределы», либо в сторону чрезмерной сервильности — чревато если не катастрофой, то уж точно выходом на давно заслуженную политическую пенсию. Вот и приходится генсеку заниматься эквилибристикой —  надо сказать, мастерски заниматься. Весной власти была важна всеобщая поддержка ее инициатив. И Геннадий Андреевич это обеспечил. Сейчас власти нужно создать некую интригу. И Геннадий Андреевич снова это обеспечил. 

Конечно, в таком поведении главы КПРФ нет ровным счетом ничего нового. Именно умение Зюганова играть за две «противоборствующие» команды сразу обеспечивает генсеку политическое долголетие, начиная еще с ельцинских времен. Но в преддверии всенародного голосования, призванного дать Путину право вновь претендовать на пост президента, эти таланты Геннадия Андреевича обретают особое значение. 

Политические маневры Зюганова перед всенародным утверждением конституционных изменений фактически являются объяснением того, почему эти изменения стали неизбежными. Страна, где системная оппозиция наличествует только в виде декоративного элемента, не может себе позволить смены власти по западному образцу. В России официальная оппозиция всегда обречена оставаться официальной оппозицией, а власть — властью. Так над Зюгановым ли мы иронизируем? Боюсь, что мы иронизируем над собой.