Эксперт объяснил слова Путина про простуду на похоронах

«Россия не волнуется, Россия не сердится, Россия уверена в себе как никогда»

Президент России Владимир Путин в четверг выступил на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай». Каков основной мессидж президентского выступления? Этот вопрос мы задали экспертам.

«Россия не волнуется, Россия не сердится, Россия уверена в себе как никогда»

– Основной месседж содержится в том, что Россия не волнуется, Россия не сердится, Россия уверена в себе как никогда, – комментирует программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв. – И терпеливо ждет, когда успокоятся партнеры – кому надо успокоиться. И в принципе у России все хорошо, она не предъявляет никому претензий, ни на что не жалуется. И чувствует себя на своем месте в международной системе крайне уверенно. Особенно эта уверенность возросла в связи с успешным проходом первой фазы пандемии на фоне той суеты, которая происходит в странах Запада.

– На какую аудиторию ориентировано президентское выступление?

– Выступления президента Путина традиционно годятся для любой аудитории. И президент Путин тем и отличается, что он может говорить с экспертами так, что это будет понятно простым людям. А с простыми людьми – так, что там есть что послушать и экспертам.

- Что вас больше всего «зацепило» в президентском выступлении?

– Наверное, спокойная, безэмоциональная, конструктивная позиция по конфликте на Южном Кавказе — в первую очередь. И спокойная уверенность в будущем российско-китайских отношений, в том, как они налажены сейчас, как они развиваются...

– Главный посыл выступления президента – это ответственность перед лицом тех вызовов, с которыми сталкивается и Россия, и все остальное человечество, – комментирует эксперт клуба «Валдай», заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов. – Мне кажется, один из главных стратегических месседжей в выступлении президента – это необходимость защиты природы, природосбережение, защита экологии. Это действительно имеет экзистенциальное значение как для России, так и для всего мира. По сути дела впервые президент открыто заявил о том, что это становится одним из стратегических приоритетов России, и в том числе одним из стратегических приоритетов российской внешней политики. Президент подчеркивал в своем основном выступлении необходимость сотрудничества по этим реальным вызовам и угрозам, с которыми мы сталкиваемся; необходимость выработки новых правил игры; необходимость создания новых модальностей взаимодействия в области кибербезопасности; необходимость укрепления ключевых международных институтов, которые играют главную роль в обеспечении многостороннего сотрудничества по новым вызовам и угрозам. В этом мне видится основной посыл. Но в то же самое время президент очень четко – как всегда в его «валдайских» выступлениях – обозначил много месседжей по ключевым направлениям российской политики. В том числе применительно к нагорно-карабахскому конфликту, по отношениям России и Турции, по отношениям между Россией и Германией, Россией и Соединенными Штатами. И по отношениям России и Китая.

Здесь я бы выделил то, что Россия действительно пытается играть и играет роль истинного полноценного медиатора и посредника в урегулировании нагорно-карабахского конфликта и считает свою роль гораздо более значимой, нежели роль других стран, в том числе участников Минской группы. И Россия не будет однозначно вступать на позицию либо Армении, либо Азербайджана, а будет равноприближенно сотрудничать с двумя сторонами.

По Турции президент четко обозначил, что мы не рассматриваем эту страну как противника. Турция – это сложный, неоднозначный партнер, в некоторых вопросах российско-турецкие отношения сталкиваются, в некоторых совпадают. Но в целом и Турция нуждается в России, и Россия нуждается в Турции. И Россия очень ценит – и Путин это подчеркнул – независимую позицию Турции как державы на международной арене. И позитивный вклад Турции за счет ее независимой внешней политики перевешивает те издержки, которые также связывают с более наступательным курсом Турции.

По Германии – несмотря на нынешнее обострение отношений – Россия привержена торгово-экономическому сотрудничеству, не собирается его сворачивать. Не собирается вводить какие-либо блокирующие санкции против германского бизнеса в ответ на поведение Берлина по Навальному.

Что касается отношений с Китаем, мне кажется очень интересным тезис Путина о том, что российско-китайские отношения образцовые. Сегодня действительно формализация полноценного российско-китайского военного альянса не находится на повестке дня. Это не нужно, но если ситуация будет становиться все более негативной, то это не исключено. Мне кажется, это очень серьезный мессидж нашим стратегическим и геополитическим оппонентам на международной арене.

– Обращаясь к этим самым оппонентам, президент хлестко заметил: «Хочу сказать тем, кто еще ждет постепенного затухания России: нас в этом случае беспокоит только одно — как бы не простудиться на ваших похоронах». Напрашивается параллель со знаменитыми словами Хрущева, сказанными в 1956 году: «Мы вас похороним»...

– И да, и нет. С одной стороны, параллель напрашивается. Но в то же время есть два фундаментальных отличия. Первое: в этой фразе Путина нет конфронтационного накала. Хрущев четко говорил о том, что Советский Союз стремится обогнать Соединенные Штаты, что мы соперничаем. «Похороним» – это значило, что мы их обгоним, превзойдем в военном плане, в гонке вооружений, в экономике. Сегодня Россия не ставит перед собой цели обогнать США, а ставит цель сохраниться в качестве великой державы в сложном многополярном мире. И сотрудничать с Соединенными Штатами по предотвращению войны, по урегулированию в области кибербезопасности, и сотрудничать по той же проблеме защиты природы. Кстати, с Байденом – если он победит – это будет делать легче, чем с Трампом. Второе фундаментальное отличие заключается в том, что Соединенные Штаты не рассматривали Советский Союз как «увядающую» державу. А сегодня США в открытую говорят о том, что Россия это «слабеющая, увядающая» держава, которая завтра потеряет какую-либо важность и субъектность – и собственно, зачем тогда с ней вообще вести серьезные разговоры. И ответ Путина, таким образом, носит оборонительный характер. И заключается в том, что Россия никуда не исчезнет, не капитулирует, не прекратит свою субъектность. И что попытки Соединенных Штатов одержать победу над Россией и Китаей как бы не привели к самоистощению и к тому, что называется «имперским перенапряжением» в самих США. То есть если Хрущев в 1956 году говорил, что мы, Советский Союз, будем напрягаться с целью обогнать США, то сейчас Путин говорит о том, что это США могут перенапрячься, а мы-то перенапрягаться не будем, мы не будем пытаться их во всем обогнать.

Сюжет:

Санкции