Фигурант прослушки КГБ Белоруссии по Шеремету: "За мной следили"

Замдекана ВШЭ Андрея Суздальцева могла ожидать участь убитого в Киеве журналиста

В обнародованной на Украине прослушке белорусского КГБ об убийстве журналиста Павла Шеремета, которая позволяет судить о причастности к преступлению спецслужб Белоруссии, речь идет о еще нескольких "мишенях" - среди них политолог Андрей Суздальцев, замдекана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. Он объяснил нам, почему нельзя считать Белоруссию союзником России и рассказал о слежке за собой.

Замдекана ВШЭ Андрея Суздальцева могла ожидать участь  убитого в Киеве журналиста
Андрей Суздальцев. Источник: Youtube

- Андрей Иванович, именно вас называют следующим, кого хотели убить после Павла Шеремета. Неожиданная новость?

- Если честно, то нет. Я ждал подобного известия. Потому что больше 20 лет занимаюсь белорусской тематикой и был депортирован оттуда за это в 2006-м году. Мне запретили въезд в Белоруссию, это были тяжёлые годы, я чувствовал внимание ко мне со стороны белорусских спецслужб, ощущались угрозы.

Информация про то, что существует подобный список, и раньше до меня через пятые-шестые руки. А когда уже Павел погиб, стало понятно, что этот план приводят в действие. Но, с другой стороны, мы вели и продолжаем вести с режимом Лукашенко бескомпромиссную борьбу. Я считаю, что это фашистский режим, и у меня в этом смысле подход жёсткий.

- То есть Лукашенко было, за что вас не любить?

- В своё время я осуществлял там взаимодействие с российской диаспорой, в том числе готовил создание пророссийской оппозиции. К сожалению, с коммуникациями Москва-Минск у нас всегда были проблемы, и это, кстати, привело к тому, что после выборов основная масса людей, которые вышли против нынешней белорусской власти, остались без организации, без поддержки, без лидеров... То есть та деятельность, которой мы тогда занимались, была прервана, и сегодня это дало о себе знать.

- За что вас депортировали?

- Была совершена провокация. Кто-то написал письмо от лица каких-то КГБшников, и оно было подписано псевдонимом. Я за свою жизнь никогда не пользовался псевдонимом, всегда ставил настоящую фамилию. Но это связали именно со мной.

- Вас преследовали только за ваши убеждения? А Шеремета?

- Возникло такое впечатление, что это был прямой заказ на Павла. Но я не следователь, я политолог, и это моя личная точка зрения. Опубликовали результаты слежки, куда он ходил, что делал… Да, так все и было.

- А за вами следили тоже?

- Да. Причём, уже в Москве после депортации. Это были 2012-2014 годы (обнародованные прослушки датируют 2012 годом - "МК") , но я не был тогда точно уверен, что идёт слежка, я ведь не специалист. Это было некое субъективное ощущение, что что-то происходит, будто бы меня контролируют. Но потом, видимо, по каким-то своим причинам все прекратилось. Возможно, наблюдение сняли в связи с тем, что это уже было слишком - открыто следить в Москве за представителем другого государства... Возникло ощущение, что белорусы не захотели делать этого именно на нашей территории. Только представьте: спецслужбы иностранного государства устраивают охоту за гражданами РФ в столице России!

- Какой-то беспредел, мне кажется, если это так…

- Москва все же контролируется российскими спецслужбами, и белорусам на каком-то этапе пришлось отказаться от своих замыслов, в чем бы те не заключались. Они почувствовали к себе внимание, интерес со стороны наших. Поэтому могли свернуть операцию, не доводить ее до конца, как в случае с Шереметом. Не думаю, что они отказались от своей конечной цели, если посмотреть, что произошло дальше с Павлом в Киеве. Мне просто повезло.

- С тех пор приходилось бывать в Белоруссии?

- Нет, я же прекрасно понимаю, каким большим «подарком» для Лукашенко было бы мое появление. Все же я немало сделал того, чтобы расшатать его режим. И сегодня я прекрасно осознаю, что мирный протест против вооруженных до зубов омоновцев бесполезен. Я думаю, что Лукашенко в любом случае добровольно не уйдёт и готовит выведение себя из системы выборов, чтобы стать вечным, как Кощей Бессмертный.

- Типа византийского императора?

- Что-то в этом роде. И поэтому, конечно, как я думаю, давление на силовиков сейчас там беспрецедентно. Работа спецслужб всегда находится на грани. Она балансирует на грани между тюрьмой и подвигом. Сейчас наступил такой момент, когда идут подковерные игры, о которых мы просто не знаем, отсюда и вброс серьезного компромата... 

Силовикам тоже приходится сложно. Есть среди них обычные исполнители, но есть и крепкие, умные ребята. Не все, но многие из них прекрасно понимают, что находятся на дырявом корабле. Обнародование аудиозаписи, где говорят об убийстве Павла, причём со стороны украинских спецслужб, - думаю, это только начало.

- Но, получается, в этом деле прослеживается сотрудничество украинских и белорусских силовиков?

- Так они взаимодействуют друг с другом долгие годы. Более того, насколько мне известно, после 2014-го года произошло несколько экспедиций на Донбасс агентов белорусского КГБ по выявлению и дальнейшему аресту граждан Белоруссии, сражающихся на стороне ДНР и ЛНР. Так что между Минском и Киевом в этом плане прекрасные отношения.

Это большая и серьезная тема. Сколько миллиардов долларов мы вбили в Белоруссию за последние 20 лет! Мы ничего не приобрели за это время, и союзника, готового пожертвовать ради России хоть чем-то, у нас тоже не появилось. Но это уже тема для отдельной беседы.

- Вы обращались в правоохранительные органы со своими подозрениями?

- На тот момент нет. Это же были субъективные ощущения, предположения, с чем бы я туда пришёл? Конечно, сейчас, когда появилась такая аудиозапись, она верифицирована и ее проверяли на подлинность в Голландии, возможно, имеет смысл написать заявление. Буду думать.

Читайте материал "Прослушка об убийстве Шеремета стала знаком: силовики сливают Лукашенко"