История «американского Павлика Морозова» потрясла США

Маккартизм повторяется

С момента штурма Капитолия в американской столице прошло уже три недели, но полиция еще ищет участников погрома. В расследование вовлечены и добровольцы. Некоторые американцы даже «сдают» своих родственников, поддерживающих Трампа И пока в США только знакомятся с феноменом «Павликов Морозовых», мы попытались понять, как далеко зайдет неомаккартизм.

Маккартизм повторяется

В истории Соединенных Штатов Америки есть такое печальное слово – маккартизм. Оно связано с именем Джозефа Рейнольда Маккарти, идеолога борьбы с коммунизмом. В конце 1940-х годов ввязавшиеся в «холодную войну» с Советским Союзом США впервые ощутили «красную угрозу», кроме того, страну напугала революция в Китае. В тот период времени коммунизм был на пике могущества, и многим казалось, что холодная война закончится неизбежным поражением капиталистического строя.

Эта перспектива пугала американцев, на чем сыграл малоизвестный сенатор Маккарти. Он публично заявил о том, что в Госдепе США работает более 200 коммунистов. Доказательств у него не было, но он прочувствовал национальную фобию. Люди испугались слухов и поверили Маккарти. Во что это превратилось – ни для кого не секрет. Спустя несколько лет под ударом маккартизма либеральная власть сменилась на консервативную, а затем началась охота на коммунистов и вообще левых. Иронично, что в попытках побороть «красную угрозу» сторонники Маккарти действовали в духе ненавистных им советских спецслужб. 

За четыре года, когда маккартизм в США бушевал в полную силу, работы лишились многие люди левых взглядов, в массе своей – мирные либералы, никак не связанные с коммунизмом, если не считать фантазий Джо Маккарти.

Сейчас ситуация повторяется почти что с точностью до деталей. Произошло событие которое напугало американцев. Впервые за 200 лет вооруженные люди ворвались в Капитолий. И на этом фоне сторонники действующей власти развернули охоту на своих противников в худших традициях маккартизма.

В первую очередь произошла зачистка информационного поля – аккаунт Дональда Трампа был заблокирован, своих записей лишились многие сторонники президента. Впрочем, зачистить всех консерваторов за один подход не получилось: и тогда Twitter придумал «Птичий дозор». Так назвали систему, которая отдает модерацию сайта на откуп пользователям.

Изначально, «дозор» будут осуществлять «несколько профессиональных людей, занимающихся проверкой информации». Это очень интересная формулировка, особенно если проследить, что за ней скрывается. Руководителем всей этой структуры станет Брэнди Задрожны, которая пообещала, что «это не будет касаться политики». И тут же выложила пост про то, как голос консервативной Америки Такер Карлсон поддерживает конспирологов, а несколько видных республиканских законодателей также позволяют себе провокационные высказывания.

Брэнди Задрожны даже не пытается сделать вид, что она сколь-нибудь объективна. Разумеется, она никогда не признает, что ее политические воззрения оказывают влияние на ее деятельность, но едва ли она сможет противостоять соблазну пометить ложью те сообщения, которые покажутся ей, свежеиспеченному мерилу правды в интернете, неправильными.

На все более усиливающейся цензуре в Твиттере современные маккартисты не останавливаются. Они ведут собственное расширенное расследования, с целью «помочь ФБР выявить всех участников штурма Капитолия». Причем даже если выясняется, что конкретный человек не совершал нарушения, заслуживающего уголовного срока, борьба активистов не заканчивается. Они стараются добиться публичного осуждения и увольнения человека с работы – буквально как маккартисты в свое время.

На днях на всю Америку прогремела история Джексона Раффина, 18-летнего юноши, который донес в ФБР на своего отца. Его родитель участвовал в штурме Капитолия, но не попал в поле зрения полиции. Тем не менее, бдительный сын донес на него, и теперь его отец арестован. За это Джексон Раффин получил огромное внимание: его пригласили в эфир CNN, с ним лично поговорил губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо, а также ему собрали денег на учебу – целых 100 тысяч долларов. История Джексона Раффина это почти точная копия советского мифа о Павлике Морозове, правда, если несчастный пионер-герой поплатился жизнью за свою верность партии, то Раффин, наоборот, получил все блага. Его пример призван вдохновить другую молодежь и добиться еще большего расширения борьбы с инакомыслием.

Справедливости ради, пример Джексона Раффина оказался очень заразительным – за три недели в полицию США поступило больше 200 тысяч обращений, это в несколько раз больше, чем было участников на митинге Трампа и последующем штурме Капитолия.

Нынешняя «охота на трампистов» – точная копия эпохи маккартизма 70-летней давности. Тогда прикрываясь страхом перед коммунизмом, консерваторы атаковали либералов, сейчас все наоборот. Вместо «коммунизма» общество пугают «нацизмом», а под видом ультраправых преследуют обычных сторонников Республиканской партии.

Вот только схожесть всей нынешней ситуации с маккартизмом едва ли можно назвать хорошей новостью для самопровозглашенных цензоров. В первые годы после прихода к власти консерватора Эйзенхауера, Джозеф Маккарти развернулся на полную мощность, однако уже спустя два года одиозный сенатор был разгромлен СМИ и опозорен унизительным официальным порицанием со стороны Сената, и вскоре бесславно умер от проблем, вызванных алкоголизмом.

В истории Соединенных Штатов исторически были попытки запретить выражение какой-либо позиции. В самом начале они базировались на религии, потом на политике и на общественных страхах. Их траектории развивались по-разному но заканчивались всегда одним и тем же: все попытки цензуры прекращались, а их идеологи с позором уходили со сцены. Есть основания думать, что в и в этот раз попытки заткнуть рот политическим противникам в конечном счете потерпят крах.