Небесная война России с Украиной

Российские авиачиновники всеми силами выталкивают партнеров из Киева на Запад

29.08.2013 в 17:43, просмотров: 28100

Любой международный авиасалон — это всегда арена конкурентной борьбы ведущих мировых авиапроизводителей, в первую очередь таких, как «Эрбас» и «Боинг». Россия в этом списке давно уже занимает скромную позицию.
Но российские чиновники нашли себе конкурента в лице Украины. О том, чем оборачивается такого рода конкуренция в свете нынешней «торгово-таможенной войны» России и Украины, журналист «МК» беседовал с президентом-генконструктором государственного предприятия «Антонов», Героем Украины Дмитрием Кивой.

Небесная война России с Украиной
Рисунок Алексея Меринова

— Сейчас идет обман российского руководства, — непривычно жестко начал наш диалог всегда интеллигентный и выдержанный Дмитрий Семенович Кива. — Я настроен достаточно решительно, — сразу предупредил он. — Всю жизнь, со времен Советского Союза, с 1959 года, я работал в авиационной промышленности, был замом еще Олега Константиновича Антонова, и сегодня я — один из последних генконструкторов старой формации. Именно поэтому, считаю, имею право сказать то, что собираюсь сказать.

Сегодня, как я вижу, нас, украинских авиастроителей, пытаются отстранить от сотрудничества с Россией. Те, кто думает, что делают это исключительно во вред нам, ошибаются. Это в первую очередь приносит вред России.

Вот сейчас, к примеру, некоторые говорят: мы будем модернизировать «Русланы» без «Антонова». (Имеется в виду позиция вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина, высказанная в интервью «Коммерсанту», что Россия может локализовать производство транспортного самолета «Ан-124» «Руслан» без участия Украины. — Авт.) Такое могут говорить только непрофессионалы. Те, кто не понимает, что все расчеты, исследования, испытания по этой теме есть только у нас.

Был ведь уже случай в 90-х годах, когда разбился «Ан-12» с командованием Ленинградского военного округа. Почему? Да потому, что Россия с Украиной тогда не поддерживали экономические контакты, и мы не продлевали ресурс российским военным самолетам, и они решили это сделать сами.

И что, сейчас опять будет так же? Но ведь умные люди учатся на ошибках других, только не очень умные — на своих, они каждый раз наступают на те же грабли. Но это даже не главное. Главное: почему этот самолет хороший? Потому что он отработан по всем параметрам: нет нигде лишних килограммов, и при этом гарантированно обеспечиваются безопасность полетов и эксплуатация. И мы были готовы делать эти самолеты: подписать и соглашение, и новый проект по «Ан-124», но российские чиновники вдруг ставят под сомнение сотрудничество с нами, пытаясь убирать наше влияние как разработчиков.

— Разве с юридической точки зрения такое возможно?

— Нет. Ни юридически, ни технически с «Боингом» или с «Эрбасом» так бы никто не посмел поступить. Иначе это был бы большой международный скандал. А нам говорят: спасибо, мы будем делать сами, без вас. И вот Ливанов (Виктор Ливанов — гендиректор, генконструктор Авиационного комплекса им. С.В.Ильюшина, с июля 2008 года — вице-президент по транспортной авиации ОАО «OАК». — Авт.) уже ведет совещания по модернизации «Руслана», техзадания пишет на какие-то модификации, и главное — ставит на всем этом свою подпись!

— Ему кто-то дал такое право?

— Трудно сказать...

— Возможно, вице-премьер Дмитрий Рогозин — о его близких родственных связях с Виктором Ливановым судачат уже все в российском авиапроме?

— Эта тема меня не касается. Но есть другой вопрос, который идет во вред России: как бы и что у вас ни случилось с прежним министром обороны, но не все же в его команде были глупыми?

— Не все. Говорят, первый зам по вооружению Сухоруков был очень даже толковым человеком.

— Согласен. Он вдумчиво и серьезно вел дело. Но как только ушел, в Минобороны тут же затормозили программу «Ан-70». Я слышал, как в одном интервью Рогозин назвал «Ан-70» виртуальным самолетом.

— О-о-о, он тут не первый… Когда министром обороны был Сергей Иванов, он тоже заявлял, что «Ан-70» якобы не летает, хотя в то время этот самолет уже давным-давно и летал, и бросал десант, и садился на грунт… Но тогда вдруг все заговорили, что «Ан-70» — конкурент «Ил-76», потому от него надо отказываться.

— Теперь говорят, что «Ан-70» — конкурент «Ил-476». Но опять-таки это может говорить только некомпетентный в авиации человек. Почему? Есть два фактора, которые в мировом авиастроении для такого рода машин считаются приоритетными. Первый — большой диаметр фюзеляжа, чтобы перевозить всю номенклатуру военной техники и вооружения, как делает американский самолет «C-17» («Globemaster»). И второй — возможность короткого взлета и посадки на грунтовые аэродромы непосредственно рядом с местом боевых действий.

— И ваш самолет садится на полосу длиной в 600 метров.

— Да, американский садится на 900 метров, и этого тоже хватает.

— Вы были первыми, кто сделал такую машину.

— Но теперь в мире уже есть три страны, которые обладают аналогичными самолетами. Пока мы тут спорили, США свой самолет делали, Европа сделала свой «А-400М» — он садится на 900 метров. Китай уже с нашей помощью (они платят нам деньги, и мы им помогаем) подняли «Y-20», который садится на полосу в 915 метров. У России тоже есть такой самолет — «Ан-70», но теперь она говорит: нет, «Ан-70» нам не нужен, так как он конкурент «Ил-476». Но если ведущие страны строят такие самолеты, а Россия остается без него, так кому это во вред? Снова будете подвозить технику не к полю боя, а доставлять ее сначала на большие аэродромы, а потом переправлять по ущельям, чтобы там люди гибли?..

фото: Сергей Иванов

— Это то, о чем не раз говорил командующий ВДВ Владимир Шаманов...

— Вот именно. Получается, кто-то в России сознательно лишает военных мобильности и безопасности? Ведь этот самолет мы делали по техзаданию Минобороны России, его рассчитывали ученые в 30-м ЦНИИ Минобороны. Хотя я понимаю, из каких соображений все это делается...

— Исключительно из корыстных. По тем же причинам у нас недавно всплыла тема «Ил-112» в качестве альтернативы «Ан-140».

— Да, хотя ранее с тем же Сухоруковым была договоренность, что мы должны модернизировать «Ан-140» для ваших военных. И выпускать его должен был Самарский завод. А это, между прочим, Россия. Но теперь я уже слышу, что выделено на «Ил-112» порядка $300 млн. Хотя модернизация в военную версию «Ан-140» с задней рампой обошлась бы в $57 млн.

— В этом-то, видимо, все и дело. У нас давно так: чем дороже продукт, тем чиновнику выгодней.

— Да, у России много лишних денег…

— Хотя Рогозин говорит, что дело в том, что Украина, дескать, очень сложно идет на сотрудничество, контакты, договоренности...

— Это обман. Можете прямо так и писать. Пусть документально хоть чем-то это подтвердят. Мы вот документально готовы подтвердить, что все свои обязательства выполняем. А о контактах скажу так: вот прошли переговоры наших вице-премьеров — Рогозина и Бойко, состоялись договоренности по всем вопросам сотрудничества. Протокол об этом, который был предварительно согласован и еще в мае направлен на подпись, до сих пор лежит где-то в службе вице-премьера Рогозина. Это называется «Украина не идет на сотрудничество»?..

Что же касается разговоров Рогозина про «Ан-140» и «Ил-112», то они лишь показывают некомпетентность человека в авиации. Он, например, считает, что на основе «Ил-112» будет создана гражданская версия, для перевозки пассажиров. И это про высокий самолет с квадратным фюзеляжем, не говоря о других параметрах?.. Что касается топливной эффективности, то я уже сейчас могу сказать, что она будет процентов на 30 ниже, чем у «Ан-140». К тому же для «Ил-112» просто нет российского двигателя. Они мне говорят: мы пока на двигателе ТВ7-117 повисим. Но у него тяга 2,5 тонны, а у нас — 3,2 тонны.

То есть двигателя нет, ничего другого — тоже, зато деньги идут. Вывод простой: обман…

— ...и никакой политики.

— Совершенно верно. У нас уж точно нет никакой политики. Мы готовы честно и добросовестно работать. Вот мы сейчас здесь, на авиасалоне, передаем Кубе самолет «Ан-158», который сделали в кооперации с воронежским заводом. Планировали так работать и дальше, а нам говорят: Воронеж теперь будет занят другой тематикой — «Ил-112», поэтому мы прекращаем выпускать агрегаты для вашего «Ан-158». Что ж, мы сами будем их делать — документация у меня есть. Только кому вы это во вред делаете? Не столько нам, сколько воронежскому заводу!

Знаю, меня сейчас наверняка обвинят в том, что я лезу в чужие дела... Но поймите: Россия — для меня не чужая страна. Я здесь родился, прожил полжизни и все время работал с российскими конструкторами. И я могу сказать: последний профессиональный конструктор в России — это Генрих Васильевич Новожилов, дай Бог ему здоровья. Выдающийся человек! Он, конечно же, никогда бы себе не позволил таких чудес творить.

— Кстати, небольшой штрих: когда презентовали «Ил-476» (модернизация «Ил-76»), то его создателя — Генриха Новожилова — на пресс-конференцию даже не пригласили. Видимо, чтобы почтенный возраст конструктора не выдал реальный возраст этого самолета. В это время живая легенда российского авиастроения Генрих Васильевич Новожилов пришел на пресс-конференцию украинских авиастроителей из «Мотор-Сич». Там его с большим почетом усадили в президиум, где он и отвечал на вопросы журналистов. Это я к тому, что при таких гигантах, как Генрих Новожилов или Петр Балабуев, которые возглавляли вечных конкурентов — фирмы «Ильюшина» и «Антонова», от их соперничества выигрывало государство, получавшее прекрасные самолеты. А при нынешних чиновниках конкуренция выродилась в подковерную борьбу за денежные потоки, где победа достается тому, кто ближе окажется к рычагам власти.

— И вот вам пример: сейчас идут разговоры по возобновлению производства «Ан-2». Утверждают, что мы этого якобы делать не хотим. СибНИА сделал этот самолет с двигателями фирмы Honeywell и теперь хочет назвать его как-то иначе: как угодно, только не «Антонов».

— Это, видимо, чтобы не вызывать у наших чиновников оскомину на украинское название.

— Да, у них аллергия на фирму «Антонов»… Так вот: сибиряки к нам приехали, я с ними встретился, объяснил, что по правилам нужно провести. Ведь просто взять и заменить двигатель не получится. Надо еще будет провести цикл испытаний, так как есть некоторые вопросы, например центровки, устойчивости, управляемости, — все их надо решать. Они выслушали, ушли — и молчок. Видимо, не понимают, как это все сделать. А ведь хотят быть разработчиками (смеется). Да, в общем-то, пожалуйста, делайте, у нас нет особых амбиций... Хотя, с другой стороны, «Ан-2» — первый самолет Олега Константиновича Антонова. И я как его ученик не должен позволить, чтобы его первенца «Ан-2» обозвали каким-то другим именем.

— Кстати, Генрих Васильевич Новожилов — ильюшинец, конкурент Олега Антонова, — рассказывал, что когда увидел его «Ан-2», то сказал: есть народные песни, а это будет народный самолет. Жаль, что сегодня к этой теме примешивается политика…

— На этот счет хочу сказать: если кто думает, что нас задавят и мы умрем…

— …наши так и считают: дескать, им деться некуда, все равно придут к нам.

— …я так отвечу: вот возьмем «Ан-70». Что ж, пусть они от него отказываются — я завтра же запущу серийное производство «Ан-70». У меня на него уже в очереди стоят и просят: дайте!

— Не скажете кто?

— Пока не скажу. Но это те, у кого есть деньги и кто запросто запустит этот проект. Мы так по другим самолетам работаем... Я даже не говорю про Китай, Индию, — мы работаем с западными странами, они хотят с нами работать. Подчеркиваю: есть четыре западные страны, которые хотят с нами плотно сотрудничать. И если здесь, в России, кто-то думает, что нас своим отказом от сотрудничества загонит в тупик, он ошибается. Я уже провел переговоры в ряде стран, и там готовы нам платить деньги. И уже платят. Вот производство «Ан-158», «Ан-178» я уже запускаю в другой стране, если в России эти самолеты строить не хотят, хотя замминистра обороны в свое время мне говорил: делай…

Да, мы очень хотим работать с Россией. Подчеркиваю: очень! Но это должно быть нормальное сотрудничество, деловое партнерство.

— А могут ли сейчас вашим договоренностям по «Ан-70» с другими партнерами навредить наши чиновники, используя юридические рычаги?

— Я вовсе не рвусь работать с кем-то другим, кроме России. Но если мне, как сейчас, будут ставить палки в колеса — значит, начну другие, уже не связанные с Россией проекты запускать. С представителями одной такой заинтересованной в этом проекте стороны я уже встречаюсь 10 сентября.

— Проще говоря, договор с Россией формально можно и обойти, начав делать другую версию «Ан-70», называя ее как-нибудь типа «Ан-73» или «Ан-170»?

— Понимаете, по «Ан-70» очень много комплектующих производится в России: навигационный комплекс, винтовентилятор... Да, нам можно мешать, заставляя не работать российские предприятия по этой теме. Но это сложно. Так как у вас уже есть частный бизнес. Ему выгодно продавать свою технику, и он будет стремиться ее производить. Ну а если и его задушить, то это опять-таки будет во вред России, во вред развитию высоких технологий. Можно, конечно, еще долго продолжать так чудить. Но, нанося вред нам, вред будет приноситься в первую очередь России.