ЕС играет на трубе

В Хабаровске завершился жесткий саммит

22.05.2009 в 18:54, просмотров: 3050
Журналисты на хабаровском диалоге России и Евросоюза оказались полусвидетелями событий. Трансляцию вступительной части включили лишь в середине и на короткое время, а потом пришлось довольствоваться официальными выступлениями. Но хватило и этого.

Чуть ли не главным источником информации для журналистов стал хабаровский губернатор Вячеслав Шпорт. Но он рассказал в основном лишь о неформальной части встречи. Так, он особо подчеркивал, что гостям из Европы очень понравился Хабаровск, который им показали еще и с Амура, когда катали на теплоходе. После экскурсии те дружно отмечали, что “вроде бы и летели почти 11 часов, а город почти не отличается от европейского”. На вопрос, чем вообще кормили гостей, меню объяснил близостью Тихого океана и Охотского моря: креветки, крабы, гребешки. И добавил, явно опасаясь упреков в роскоши: “Не волнуйтесь, они не подумают, что мы это сами каждый день едим. Знают, что это дорого”.  

Впрочем, после того как к журналистам вышел Президент РФ Дмитрий Медведев, стало понятно, что саммит поставил больше вопросов, чем дал ответов. В том числе и в основном вопросе повестки дня — дискуссии об энергетической безопасности.  

Пусть президент председательствующей в ЕС Чехии Вацлав Клаус и заявил, что саммит повысил взаимопонимание и взаимное доверие: “ЕС считает РФ стратегическим партнером”. Картинку подпортил Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана, заметивший, что в ближайшие пару месяцев надо бы вернуться к обсуждению вопросов безопасности, а то слишком много обсуждали кризис. А глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и вовсе наступил на больную мозоль — вспомнил о поставках газа в Европу через Украину, чем задал тему дальнейшей пресс-конференции. Вопрос сразу же подхватило чешское телевидение.  

Реакция российского президента не заставила себя долго ждать, но мало кто думал, что она будет такой резкой.  

— Никаких заверений Россия не давала и давать не будет. Чего это ради? На нашей стороне никаких проблем нет, у нас все в порядке и с газом, и с исполнением наших обязанностей. Заверения пусть дает тот, кто обязан платить за газ, — как припечатал Медведев. А следующими словами буквально добил Энергетическую хартию ЕС: “Даже если бы Россия была участником Энергетической хартии и договора к Энергетической хартии, а Украина, кстати, является участником и Энергетической хартии, и договора к Энергетической хартии, ну и что? Все, что хотели, то и сделали, наплевали на эту Энергетическую хартию и на договор к ней”.
 Понятно, что наплевали на хартию совсем не в Москве. “Значит, — добавил Медведев, — нужны какие-то другие инструменты, включая и вопросы ответственности, арбитражные вопросы, с тем чтобы каждый раз не прибегать к политическому урегулированию”.  

А европейским партнерам Президент РФ тут же косвенно напомнил, что они должны быть в ответе за тех, кого фактически хотят приручить. “У нас есть сомнения в платежеспособности Украины. Партнеры в этой ситуации помогают своим партнерам, и мы готовы помочь украинскому государству, но хотели бы, чтобы значительную часть этой работы взял бы на себя и Европейский союз, то есть те страны, которые заинтересованы в надежности и безопасности энергосотрудничества”, — заявил Медведев, явно намекая на то, что ЕС согласился договориться с Киевом о модернизации украинской ГТС в обход России. И хоть в странах Европы уже пошли на попятную, “а” Евросоюзом было сказано. Намек был более чем прозрачен. Раз хотели, теперь и давайте Украине деньги для расчетов за газ. И тащите на себе украинскую экономику.  

Медведев ответил на европейское “а”, но не удовлетворился этим и дал, как принято говорить, кроме симметричного еще и асимметричный ответ, ответив на вопрос о “Восточном партнерстве” — программе, в которую ЕС включил Украину, Грузию, Белоруссию и ряд других стран. Как обычно, забыв про Россию.  

— Скажу откровенно, смущает то, что со стороны некоторых государств это партнерство воспринимается как партнерство против России, — не менее жестко заметил президент и предупредил: — Мне бы просто не хотелось, чтобы это партнерство консолидировало отдельные государства, которые настроены антироссийски, с другими государствами Европы.  

Следующее предупреждение прозвучало еще более настораживающе: “Есть всякие примеры. У нас есть партнерские отношения с Североатлантическим блоком. Но, несмотря на специальную форму отношений, при испытании этих отношений эта форма показала свою слабость. И попытки сейчас восстанавливать взаимоотношения между Россией и НАТО наталкиваются на довольно значительные сложности”. Вопрос, нужны ли кому-то дополнительные сложности, явно станет одним из самых обсуждаемых в высоких кабинетах к западу от российской границы.  

Прибавлять сложностей в период кризиса вряд ли кому-то захочется. Тем более что ЕС — основной торговый партнер России. Основа этого, по уверению экспертов, высокий уровень взаимодополняемости. На долю Евросоюза в 2008 году приходилось 52% российского товарооборота (69,5% экспорта и 30% импорта), что составило порядка 382 млрд. долларов. Европе по-прежнему нужна Россия не только как поставщик газа и нефти, но и как рынок сбыта для своих товаров, чтобы поддерживать полновесными деньгами экономики европейских стран.  

Деться нам друг от друга просто некуда.И это, наверное, единственный позитивный результат саммита.
Хабаровск.