Войнотворцы. Часть 3

В Грузии заранее готовили места в реанимациях

Когда уничтожили село Тамарашени? Зачем Якобашвили ездил в Цхинвал? Почему грузины стреляли по мирным жителям? В чем опальный генерал уличил президента? А также о том, что случилось с машиной российского посла, — в третьей части расследования обозревателя “МК”.

О вранье


Илья Эренбург в статье о Геббельсе приводит запись из дневника одного немецкого ефрейтора: “Сегодня передавали по радио, что три миллиона русских окружены и мы их через неделю всех перебьем. Может быть — вранье, но во всяком случае приятно слушать…”  


В предыдущей главе (см. “МК” от 23.09.09) мы с помощью писательницы Юлии Латыниной выяснили, что вечером 07.08.08 никакая колонна российских танков в Южную Осетию не входила. Потому что не существует ни одного серьезного доказательства этого факта. А те, что приводятся, на поверку оказываются полной туфтой. Эти танки — либо выдумка приближенных Саакашвили, либо чья-то умелая провокация (есть версия, что кто-то мог намеренно дезинформировать импульсивного грузинского президента, чтобы он начал войну и проиграл ее). Но скорее первое. Потому что до появления в СМИ информации о прохождении 58-й армии через Рокский тоннель ни одно официальное лицо Грузии об этом публично не заявляло. И, похоже, грузинское руководство до последнего не верило, что Россия посмеет открыто вступить в войну.  

Г-жа Латынина являет собой очевидный пример справедливости главной заповеди советских людей: “Болтун — находка для шпиона”. Она мимоходом выбалтывает самую страшную тайну Тбилиси: накануне войны грузинские вооруженные формирования активно захватывали стратегические высоты вокруг Цхинвала. Что безусловно является подтверждением того, что они заблаговременно готовились к военной операции, занимая для этого наиболее выгодные позиции. Осетины же воспринимали эти действия как прямую угрозу: во время первой войны грузины с этих высот расстреливали мирное население города, как в тире.  

Утром 7 августа на осетинском сайте osradio.ru появляется любопытнейшая sms-переписка между редакцией и корреспонденткой, которая накануне войны приехала в Цхинвал в отпуск с сыном. Женщина находилась в доме в районе Жилмассива.  

“20:32 Все страдала, чего же мне ночью не хватает? Лягушек не слышно. Ни звука. Так неприятно.
20:34 Соседи решили отметить события”. (С высотки под селением Нули был выбит грузинский спецназ. — Прим. ред.)  

Нули — это грузинское село. Напротив Нули расположено осетинское село Хетагурово. Между ними проходит Зарская дорога. К началу войны это была единственная дорога, связывающая республику с Россией.  

Грузинский спецназ занял господствующую высоту рядом с Нули 6 августа. Зачем грузинам нужна была эта высота? Контроль над ней позволял не только держать под прицелом Зарскую дорогу, но и отрезать от Цхинвала Знаурский район Южной Осетии.  

Я разговаривала в Тбилиси с бывшим начальником Генштаба ВС Грузии Владимиром Имнадзе. Он признался, что в соответствии с теми планами операции против Южной Осетии, которые имелись в Генштабе в его время, именно это считалось важнейшей задачей военных.  

Поэтому неудивительно, что в Хетагурово выдвинулся осетинский ОМОН, который и выбил грузин с нульской высоты. Это произошло вечером 6 августа. Именно тогда это событие и отмечали.  

Однако в латынинском “расследовании” с этими эсэмэсками происходит удивительная вещь: просто меняется дата. С 6.08 на 7.08. И вот уже получается, что осетины празднуют взятие Нули вечером 7 августа. То есть как раз в момент объявленного перемирия. Вот так, словно кролик из цилиндра фокусника, появляется на свет “доказательство” обстрелов осетинами грузинских сел после заявления Саакашвили о прекращении огня. И я не думаю, что это простая ошибка. Это сделано сознательно.
 
 Эсэмэски широко обсуждались на форумах в интернете, и время, когда они были отправлены, установлено точно. Сейчас они удалены с исходного сайта, однако в “Живом журнале” пользователя herectus сохранились в первозданном виде. Они стоят того, чтобы здесь их привести. Речь идет о ночи с 6 на 7 августа.  

“0:24 Вот первые взрывы.
0:27 Бьют из тяж орудия. Но далеко.
0:29 6 ударов и все стихло пока. Соседи спус в подв. Слыш и автом очер. Не близко.
0:46 Авт очер. Участились.
0:49 Из танков тоже бьют.
1:30 Позвони в больницу узнай насчет раненых. (Редакция)
1:35 Нет раненых-сказал Пупуш. Где-то настал ад. О грузинских трупах инфы нет.
1:39 Судя по стрельбе из тяж. артиллерии, трупов много. Груз-их.
1:59 Опять наши их из тяж оруд. поливают. Мой сын все время жалеет женщин из-за родов. Лучше роды, чем наход. в такой мясорубке. Танки стрел. Я уже отличаю.
2:39 Лягушки предатели, смылись. Зато сверчки поют в унисон с пушками. Сильно стреляют. Надеюсь наши. Далеко.
6:00 Возобн обстрел гр. Сел из тяж орудий.
6:42 Обстрелив-ся Цхинвал.
6:43 С 3 этажа стрел наш сосед из гранотомета.
6:58 Сосед с 3 этажа, Панчо, отправил груз-ам 7 снаряд из гранат-та.
7:02 К нам снова залет-ли пули. Пиши-грузины обстреливают город из минометов.
7:06 7 пуль залетели к нам уже. Панчо сделал еще 4 залпа. Видимо наши пули предназ.ему.
7:10 Бтееры и танки прослед-ли в Гуджабаур. Дальше все случ-ся по сценарию Апсны сегодня.
7:44 Думаю, скоро стрельба прекр-ся. Людям надо на работу. И наши и они это понимают.
7:48 Ааааа, ранены, трусы! Это Панчо на балконе орет груз-ам так, что заглуш пулем очередь. Мат-перемат.
7:58 Еще постреливают. Еще рано идти на работу.
8:20 Дениз (сын нашего корр. — Примечание ред.) коммент-ет обстрел: прекратите обстрел, мужики уже хотят на работу, подальше от своих жен. Устроил себе дзот из подушек.
8:29 Кажись, все. Тихо. Ну, правильно. 15 мин на помыться, 25 мин на дорогу.
8:31 Пошли мы пули искать по квартире”.  

О подлинности этого варианта текста свидетельствуют детали, явно невыгодные осетинской стороне: например, про соседа Панчо, стреляющего с балкона. “Соседи спустились в подвал”. Значит, первые залпы — с грузинской стороны. Напоминаю, что это еще не война. Так проходили “мирные” ночи в городе.

“Пустой” город

Звуки боя в районе Хетагурово-Нули я слышала вечером 6 августа по пути в Цхинвал. Прилетела во Владикавказ рейсовым самолетом компании “Сибирь”. На автовокзале села в частное такси. Моим спутником оказался парень, который ехал за своей сестрой, жительницей Хетагурова. Из-за непрерывных обстрелов женщина с грудным ребенком была вынуждена покинуть дом и жила в Цхинвале у родственников.  

— Вчера тьма тьмущая техники прошла по Транскаму в горы, — сразу разболтал таксист главную военную тайну. — А сегодня танки разгружали с платформы.  

По пути мы не раз обгоняли ползущую к грузинской границе бронетехнику. Это была еще не та стальная лавина, которая захлестнет Транскам несколькими днями позже. Так, десятка два БМП, около 10 установок “Град”. Недалеко от границы с нашей стороны военные разбили лагерь. Но пограничный КПП работал в обычном режиме, никто не расспрашивал, кто я и зачем еду, только смотрели паспорт. На юго-осетинской стороне — пустая трасса. Ни военных, ни техники, все как обычно. Но грохот орудий все громче.  

Шоферу по дороге несколько раз звонили из Гори — какие-то родственники или знакомые. “Боятся, — объяснял он. — Будет война, говорят. Опасаются, что разбомбят Гори”.  

Жители Цхинвала к тому времени уже неделю ночевали в подвалах. Население грузинских сел — тоже. То есть война уже шла по сути. Госминистр Якобашвили, конечно, лукавил, когда потом рассказывал, как 7 августа приезжал в “пустой город”. То есть он действительно мог видеть пустые улицы, но люди в городе были, просто они сидели по домам и по подвалам. Потому что город обстреливался.
 
 Администраторша гостиницы “Алан” не захотела брать у меня плату вперед: “Вы сначала переночуйте, посмотрите, что здесь у нас творится. Может быть, вы завтра же и уедете”. В ту ночь я легла спать не раздеваясь.  

Кстати, удобный миф о “пустом городе” глубоко укоренился в Грузии. Не только политики, но и журналисты твердили мне в Тбилиси, как зомби: “Там не было мирных жителей, они все были вывезены”. Когда я возражала, что своими глазами видела множество мирных жителей, мне не верили.
Удивительная вещь: в отсутствии мирных жителей были убеждены и грузинские военные! Их убедило в этом командование. Есть показания грузинских пленных Следственному комитету при прокуратуре. Пленные утверждают, что командиры перед началом операции сказали им, что в Цхинвале и в осетинских селах остались одни только военные. Об этом же свидетельствует правозащитница Татьяна Локшина, которая беседовала с грузинскими военными в самой Грузии: “Когда военнослужащие входили в село Хетагурово, они стреляли по заборам по ходу своего продвижения, так как считали, что в селе остались только ополченцы, а гражданские уже вышли. На самом деле все было наоборот. К тому времени, когда вошли грузинские танки, ополченцев больше не было в этом селе, остались старики, женщины”.  

Кстати, по свидетельству правозащитника из “Мемориала” Александра Черкасова, из грузинских анклавов бОльшая часть мирного населения тоже была эвакуирована еще до начала боевых действий. О необходимости покинуть села людей заранее предупредила грузинская администрация.  

Утром 7 августа, после бессонной ночи, я наблюдала эвакуацию женщин и детей с центральной площади Цхинвала. На лицах людей был страх, многие плакали. Канонада продолжалась и все усиливалась. Где-то шли уже настоящие бои. Секретарь Совбеза Анатолий Баранкевич проинформировал журналистов о том, что спецназ минобороны Грузии попытался захватить Присские высоты, но атака была отбита. И что отовсюду сообщают, что к границам Южной Осетии со стороны Грузии движутся танковые колонны, разворачиваются артиллерийские батареи.  

Я писала материал, около 14 часов отослала его в редакцию. Заголовок статьи оказался пророческим: “Это не конфликт, это война”. Кое-кто усмотрел в этом заголовке доказательство того, что я все время находилась на прямой связи с Кремлем. Потом мы с коллегой Михаилом Романовым обедали в кафе “Фарн”, которое вскоре будет уничтожено авиабомбой. Посуда на нашем столике дребезжала от взрывов.  

Но около 17 часов все стихло.

Принуждение к капитуляции

Здесь и начинается самое загадочное. Для чего, например, в Цхинвал едет госминистр Грузии Якобашвили? Вроде бы для переговоров о мире. Ситуация висит на волоске. В Тбилиси экстренно вылетает посол по особым поручениям МИД РФ Юрий Попов. С Якобашвили он встречается за ланчем в отеле “Марриотт”. Однако даже в эти роковые для Грузии минуты госминистр стоит на своем: никаких переговоров в формате СКК, только двусторонние грузино-осетинские! То есть без участия России. Его поведение удивляет даже экс-министра обороны Грузии Георгия Каркарашвили: “Я не знаю, как назвать действия Якобашвили в тот момент, когда страна находится на грани войны и есть приказ президента “О сдерживании вероятной российской агрессии”.  

Начальник Объединенного штаба ВС Грузии Заза Гогава дал показания комиссии парламента Грузии, что такой приказ он получил в 14 часов 7 августа. После чего в Вооруженных силах Грузии была объявлена готовность №1. Из всех уголков страны началось движение войск к осетинской границе. По выражению генерала Каркарашвили, “пульсация ожидаемой войны к тому времени чувствовалось во всей Грузии”.  

А в это время посол Попов едет в Цхинвал договариваться с осетинами о переговорах! Он выезжает из Тбилиси в 14 часов. Туда же едет и Якобашвили, только отдельно от Попова. У Попова, по его словам, по дороге лопнула шина. Шины у дипломатов просто так не лопаются. В ожидании прибытия другой машины из посольства Попов с обочины дороги в 10 км от Гори два часа наблюдает передвижение в сторону Цхинвала колонн грузинской бронетехники. В это время Якобашвили приезжает в Цхинвал, но там его никто не желает видеть, кроме Кулахметова.  

Вопрос: о чем собирался Якобашвили договариваться с осетинами, если приказ о вводе грузинских войск в зону конфликта уже был отдан? Почему он так настаивал на встрече с Кокойты с глазу на глаз? Для чего ему нужен был посол Юрий Попов?  

О мире так не договариваются. Так — под прицелом артиллерии — обговаривают условия капитуляции. Якобашвили едет требовать капитуляции Цхинвала! А Попов был нужен госминистру только для того, чтобы добиться от осетин согласия на эту встречу. В этой ситуации у шины российского дипломата просто не было вариантов.  

В Цхинвале Попову удается договориться с осетинами о переговорах на следующий день в 13 часов. Он звонит Якобашвили. “Когда я сообщил ему, что удалось договориться с осетинской стороной, — рассказывал мне Попов, — он тут же связался с Саакашвили и сказал мне: “Президент одобрил”.
 
 Саакашвили выступает по телевидению, объявляет о прекращении огня. Все это время никакой стрельбы в Цхинвале не слышно. В 21 час Попов, Кулахметов и Чочиев выходят к журналистам, чтобы рассказать о достигнутых договоренностях. Кулахметов сообщает, что огонь полностью прекращен.  

Тем не менее колонны грузинской бронетехники продолжают движение и входят уже непосредственно в зону конфликта. Ведь приказ, отданный в 14 часов, никто не отменял. Вопрос: какую цель преследовал Саакашвили, выступая по ТВ с обещаниями мира, если в это же самое время по его приказу войска занимали боевые позиции? Ответ очевиден: цель была — усыпить бдительность противника.  

Между тем даже такой патриот Грузии, как Георгий Каркарашвили, признает, что грузинская артиллерия находилась и действовала в зоне конфликта уже после 15 часов 7 августа. С 15.45 до 16.15, утверждает он, в ответ на действия осетин был открыт артиллерийский и танковый огонь по Хетагурову и юго-восточной окраине Цхинвала.  

Сразу после выступления Саакашвили с наблюдательных постов миротворцев начинают поступать доклады о передвижении к границам Южной Осетии огромного количества техники по трассе Тбилиси—Гори. Эту колонну наблюдает и Юрий Попов, который возвращается в Тбилиси. В 22.30 миротворцы видят, как по этой дороге в Гори проследовал кортеж из 12 автомобилей с мигалками, и делают вывод, что это начальство выдвигается на командный пункт. Значит, вот-вот начнется. В это время жители города, успокоенные выступлением Саакашвили, ложатся спать — впервые за несколько дней в своих постелях. Вернувшись с брифинга в гостиницу, я заплатила за номер вперед за двое суток и тоже легла спать. В городе очень тихо.  

Теперь по поводу заявлений Тбилиси о том, что уже после выступления Саакашвили осетины открыли огонь по грузинским селам. Как вы думаете: можно ли, находясь в Цхинвале, не услышать, как “уничтожают” Тамарашени из орудий крупного калибра? Допустим, у меня проблемы со слухом. Но вот свидетельство с грузинской стороны. Известный политик, депутат, бывший начальник госканцелярии Петр Мамрадзе: “Мы с коллегами провели ряд бесед с жителями сел Горийского района и беженцами из Цхинвальского региона. От них мы узнали, какое количество военной техники было введено с нашей стороны в регион и размещено на позициях за несколько дней до конфликта. Беженцы утверждают, что после объявления о прекращении огня вечером 7.08.08 Саакашвили начал артобстрел Цхинвали без какого-либо повода: со стороны осетин не было никакой масштабной провокации, которая могла бы оправдать такие действия”. То есть про Тамарашени — обычная брехня. Тамарашени уничтожили, но позже.

Неудобные факты

12 августа 2008 года во Владикавказе, в Республиканской клинической больнице скорой помощи, я разговаривала с Майей Чибировой, беженкой из Южной Осетии. В больнице Майя ухаживала за тяжелобольным мужем. Ее рассказ очень интересен. “Мужа прооперировали в Цхинвале. После операции врачи направили нас в Тбилиси, где имелась необходимая для его лечения аппаратура и специалисты. Муж лежал в реанимации в тбилисской больнице, но 4 августа его неожиданно оттуда вышвырнули на улицу. Грузины говорили: нам нужны свободные места в реанимации”. Майю с мужем сами грузины отвезли в Южную Осетию. Их разместили на 5-м этаже цхинвальской больницы.
 
 Состояние мужа не позволило перенести его в подвал, когда туда уже были переведены все остальные больные. Там, на 5-м этаже, они провели самые страшные часы своей жизни, когда по больнице били “Грады”. “Я видела, как дома взлетали на воздух”, — вспоминает она. При первой же возможности их эвакуировали в Северную Осетию.  

Что доказывает рассказ Майи? Он доказывает, что уже 4 августа в Грузии готовились к масштабным боевым действиям. Настолько масштабным, что новый военный госпиталь в Гори мог не вместить всех раненых. Хотя этот госпиталь рассчитан на единовременный прием в экстремальной ситуации более 500 стационарных пациентов.  


А по свидетельству генерала Каркарашвили, 6 августа учебный центр в Крцаниси покинули все американские инструкторы и военные советники. Американское посольство эвакуировало их из Грузии самолетами.

Брифинг посла по особым поручениям МИД РФ Юрия Попова, командующего миротворческими силами генерала Кулахметова и сопредседателя СКК от Южной Осетии Бориса Чочиева в штабе миротворцев в Цхинвали 7.08.2008 примерно в 21 час.
Никакой стрельбы в городе не слышно.

Продолжение следует.