Минкульт латает кафтан

В Думе обсудили музеи, театры и библиотеки

В Думе обсудили музеи, театры и библиотеки
Рыцарем печального образа предстал вчера перед Госдумой министр культуры Александр Авдеев. “Скажу честно: пока не стыкуется у нас состояние культуры с задачей модернизации страны”, — заявил он, а бюджет своего ведомства назвал “тришкиным кафтаном”.

В 2009 году “на все про все” Министерству культуры выделили 77,7 млрд. руб., в 2010 году — примерно столько же. Г-н Авдеев поблагодарил правительство за то, что хотя бы не меньше. Но в любом случае это “очень маленькая сумма, она не дотягивает даже до 1% бюджета страны”, признал министр и на следующий год просил 130 млрд. — “иначе культура захлебнется”. Пока же приходится решать проблемы, в авральном порядке перебрасывая деньги с одного участка на другой. Например, только что $70 млн., выделенных на реконструкцию Большого театра, ушли на мероприятия по празднованию 65-летия Победы. А зарплата работников культуры остается “мизерной”: в среднем 8—8,5 тыс. руб. в месяц. И это несмотря на переход на новую отраслевую систему оплаты труда…  

Однако деньги на строительство и реконструкцию 41 объекта культуры в прошлом году были выделены полностью. Среди реставрируемых сейчас памятников культуры приоритет за памятниками религиозного назначения (315 объектов против 147 “светских”). Что касается перспектив передачи имущества религиозного назначения церкви, министр высказался дипломатично: “Главное — не навредить, необходимо найти национальный консенсус”. Г-на Авдеева радует, что идет “острая общественная дискуссия, которая куда полезнее, чем принятие закулисных командных решений”. Дискуссия, впрочем, идет сама по себе, а строго засекреченный процесс разработки правительством соответствующего законопроекта — сам по себе…  

Уже много лет один главы культурного ведомства рапортуют депутатам о ходе проверки музейных ценностей. Александр Авдеев вчера порадовал: 1864 музея (с общим фондом хранения 73 млн. предметов) уже проверку прошли. Докладчик ознакомил депутатов с основными выводами. Оказывается, потери музейного Госфонда РФ “минимальны — 0,25%”. Причем большая часть экспонатов, оказывается, отсутствовала уже при сверке музеев в 1976—1988 годах. В основном, если верить министру, пропали “репродукции, копии, макеты, муляжи, т.е. экспонаты второго сорта и вспомогательные — минералы, чучела животных”. МВД сейчас ищет 22 тысячи предметов. “Такие маленькие цифры потерь свидетельствуют о профессиональной честности, достоинстве и высочайшей квалификации музейных работников, за что Министерство культуры благодарно”, — с пафосом произнес г-н Авдеев. И попросил Думу “также испытывать эти чувства”.  

Изнемогая под гнетом кризиса экономического, министр предрекает еще и кризис библиотечный — лет через 10, когда истреплются все советские издания классиков, а новые купить будет не под силу, потому что уже сейчас книга в среднем стоит 300 рублей. Выход из положения правительству видится в создании электронных библиотек и каталогов: “Мы на это направляем деньги, которые можем, хотя их недостаточно”, — сказал г-н Авдеев. Он считает, что электронные книги очень выгодны и могут спасти прежде всего малые библиотеки в селах и райцентрах: “Вместо того чтобы покупать 5 тыс. книг по 300 рублей, можно купить за 500 рублей ридер, и там все эти книги будут”.  

Как всегда, депутаты попытались предъявить министру культуры претензии к качеству телепередач. “Ядерной бомбой” назвал их содержание коммунист Николай Рябов. Как всегда, министр культуры переадресовал претензии к министру связи и массовых коммуникаций Щеголеву. Но свое мнение высказал: чтобы решить проблему, необходимо отказаться от финансирования телевидения через рекламу. “А если вы хотите посмотреть хорошее произведение, — посоветовал он депутатам, — я вас приглашаю в театр. Это уже наша епархия. Такого комплекса театров, как в Москве, нет нигде в мире! Ходите чаще в театр!”.