Британия на весах

Как итоги выборов в туманном Альбионе могут отразиться на России?

Как итоги выборов в туманном Альбионе могут отразиться на России?
Пародия на британских политических лидеров: Гордона Брауна, Дэвида Камерона и Ника Клегга.
Скачка закончилась, а безусловный победитель так и не выявлен — таким ожидаемым, но все равно обескураживающим результатом завершились всеобщие выборы в Британии. Парламента такой степени подвешенности Англия не знала аж с 1923 года. Россиянам с политической точки зрения по большому счету все равно, кто будет премьер-министром в туманном Альбионе. При лейбористе Гордоне Брауне отношения Москвы и Лондона уже который год фактически заморожены из-за дела Литвиненко. При этом главный конкурент Брауна консерватор Дэвид Камерон известен как большой друг Саакашвили. Однако есть вероятность, что события в Англии в дальнейшем окажут мощное влияние и на нашу жизнь. Произойдет это не из-за политики, а из-за экономики.

Умение подсиживать начальство не равнозначно способности хорошо руководить самому — таков главный итог выборов для премьера Брауна. В далекие 1980-е годы, в эпоху правления Маргарет Тэтчер, у оппозиционной лейбористской партии было две восходящих звезды. Депутаты парламента Гордон Браун и Тони Блэр сидели в одном кабинете и все делали вместе. В этой паре Браун считался мудрым вожаком, а более молодой Блэр — почтительным учеником.  

Но, когда в 1994-м пост лидера лейбористов стал вакантным, Блэр оказался более популярным. Два политика встретились в лондонском ресторане “Гранита” и заключили сделку: Браун отказывается от борьбы с Блэром, а тот, став премьером, через несколько лет уступает ему этот пост. На следующих выборах лейбористы победили. Но десять лет премьерства стали для Блэра настоящим адом. Министр финансов Браун отказывался ему подчиняться, постоянно кричал на премьера и периодически посылал его матом.  

Наконец в 2007 году Браун дождался обещанного. Но кресло премьера не принесло счастья и ему. Уже через несколько месяцев новый глава правительства стал фантастически непопулярным. Брауна обвиняли в том, что, дорвавшись до власти, он самым банальным образом не знал, что с ней делать.  

Лейбористов спасало только одно: дела у их конкурентов консерваторов шли еще хуже. Маргарет Тэтчер была настолько масштабным политиком, что по-настоящему заменить ее по сути так никто и не смог. Непосредственный преемник “железной леди” Джон Мейджор сумел выиграть следующие парламентские выборы. Но затем собственная же партия затравила Мейджора как “серое ничтожество”.  

После ухода в оппозицию в 1997 году консерваторы и вовсе оказались на грани развала. За восемь лет они сменили трех лидеров. Но ничто не помогало. Уильям Хэйг воспринимался всеми как “мальчик в розовым штанишках”, Ян Данкэн-Смит — как полубезумный реакционер, а Майкл Хауард — как скучный функционер предпенсионного возраста.  

Наконец, в 2005 году тори (неофициальное название консерваторов) надоело постоянно проигрывать. На этот раз они выбрали своим лидером молодого, но зрелого красавца, умеющего общаться с народом аристократа. Зовут это чудо Дэвид Камерон. На фоне всем смертельно надоевших Блэра и Брауна он сначала смотрелся очень даже выигрышно. Однако вскоре выяснилось: Камерон — это, возможно, гений пиара. Но во что этот человек верит на самом деле, не могут сказать даже его ближайшие соратники по партии.  

Поэтому неопределенный результат схватки между Брауном и Камероном можно назвать закономерным. В каком-то смысле оба являются политическими инвалидами.
Что произойдет теперь? Кроме лейбористов и консерваторов в Британии есть еще одна относительно крупная партия — либеральные демократы. Когда-то тори и либералы по очереди управляли страной. Но к 1923 году либералы пришли в полный упадок, и в качестве второй главной партии их заменили лейбористы.  

Нынешний лидер либеральных демократов Ник Клегг был звездой предвыборных теледебатов. Но дополнительных депутатских мест его партии это не принесло. Однако подвешенный парламент дает Клеггу шанс лишить свою партию статуса постоянного лузера. Если он поддержит лейбористов, то те останутся у власти. Если он поддержит консерваторов, то Камерон станет премьером.  

Цена, которую Клегг хочет за свою поддержку, хорошо известна: избирательная реформа. Нынешняя британская система основана на одномандатных округах. Либерал-демократы говорят, что это нечестно, и требуют пропорционального представительства — по похожей схеме сейчас в России избирают Государственную думу.  

Раньше лейбористы и слышать не хотели об избирательной реформе. Однако желание остаться у власти заглушает все прочие рефлексы. Вчера утром все шло к тому, что, заняв второе место по числу депутатских мандатов, партия Брауна попытается заключить пакт с либеральными демократами и остаться править страной. Но такая сделка выглядела бы не очень красиво: консерваторы выиграли наибольшее количество депутатских мест, а у них украли победу. И Клегг начал маневрировать. Лидер либеральных демократов заявил, что первым попытаться сформировать правительство должен все-таки Дэвид Камерон: типа озвучьте, что вы можете нам предложить, а мы подумаем.  

Вам все это кажется чисто британскими местечковыми разборками, не имеющими ровным счетом никакого отношения к вашей собственной жизни? Если да, то вы совершенно правы. Но все еще может измениться. В 1931 году Британия задыхалась в тисках мирового экономического кризиса. Спасти экономику страны мог только американский кредит. Но согласие на его выдачу янки обставили очень тяжелыми условиям. Лейбористский кабинет министров их отклонил. И тут премьер-министр Рамсей Макдональд совершил небывалое: он дезертировал из собственной партии и вместе с либералами и консерваторами создал коалиционное правительство.  

У Брауна, естественно, и в мыслях нет выкинуть что-то подобное. Но вспомнить об этой давней истории все равно очень даже полезно. Мы свыклись с мыслью, что мировой экономический кризис уже близок к завершению. Но если экономика Греции все-таки рухнет, то может последовать эффект домино. В списке возможных следующих жертв Испания, Португалия и шестая по объему экономика мира — Великобритания. Если это произойдет, то нам не удастся остаться в стороне.  

Чтобы провести страну через экономический шторм, новому британскому правительству придется пойти на массированное сокращение государственных расходов. Слабый кабинет министров сделать это неспособен. Отсюда вывод: для России не важно имя следующего британского премьера. Но нам, как и всем остальным странам, еще как важно, чтобы новое британское правительство было крепким и стабильным. Подвешенный парламент такому исходу явно не способствует. Но бриты всегда говорили: демократия — лучшая форма правления при любых, даже самых экстремальных обстоятельствах. Сейчас им предоставилась прекрасная возможность это доказать.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру