Пятая власть

наступает на ноги первой

12.05.2010 в 19:37, просмотров: 30962
Пятая власть
Как известно, Жюль Верн в своих романах придумал и предугадал множество технических открытий будущего. По его стопам пошли литераторы-фантасты.

Придумывать чудеса техники в романе гораздо легче, чем в НИИ, — все красиво выглядит и прекрасно работает. Поэтому писатели давали волю фантазии. Но, как считается, никому из них не удалось отчетливо сформулировать, например, идею мобильного телефона. То есть в романах много похожих устройств, они там даже с видеокамерами и соединяют тебя с альфой Центавра, но нагружать себя объяснением принципа их работы писатели не захотели. Поэтому в романах просто описана красивая штука с экраном и кнопкой, на которую нажимает положительный герой, чтобы передать на Землю отчет об успешном уничтожении кровожадных инопланетян.  

Вторая идея, которую не удалось сформулировать, — это идея Интернета.  

То есть, конечно, в романах герой, чтобы узнать, сколько щупалец у этих самых инопланетян, снова нажимает на кнопку и на экране видит всю информацию. Но опять же этот экран — типичный black box. Это когда мы видим результат, но не понимаем процесса.  

Однако мобильный телефон появился, и сейчас если ты его забыл дома, то такое ощущение, что у тебя нет руки или ноги.  

Интернет вообще изменил мир. Многие профессии исчезли, другие появились. Возникла возможность наднационального, крайне конкурентного рынка труда. В американской инвестиционной компании, где работает моя приятельница и где поувольняли кучу народа из-за их высоких зарплат, долго решали вопрос: поручить некую работу по программированию индусам или китайцам. Решили, что лучше индусам, несмотря на то что они дороже. Работа закипела, и начальство потирало руки: индусы сидели у себя в Индии и прилежно работали, а лишние офисы в Нью-Йорке сдали за ненадобностью. Вскоре разразился скандал — оказалось, что индусы наняли тех же китайцев. Те у себя в Китае прилежно работали, а индусы, ничего не делая, платили им копейки и оставляли себе разницу от гонораров из Нью-Йорка.
 
Короче говоря, Интернет еще преподнесет сюрпризы, и футурологи вряд ли точно предугадают, что сотворит с обществом возможность мгновенной доступности любому человеку любой информации и отсутствие преград в ее распространении.  

Но пока футурологи думают, кое-какие итоги на тему “Что вытворяет Интернет с Россией” уже можно подвести.  

Скажем прямо: существование Интернета привело к тому, что традиционная конструкция российской власти трещит по швам.  

Когда-то шутили, что Путин, придя к власти, перемножил всех на ноль.  

Интернет, появившись в России, перемножил на ноль не только всю систему власти, но и все ее персоналии. Интернет — это чистый “гамбургский счет”. Круглосуточный и в онлайне.  

Да и как может быть иначе, если Интернет — это абсолютная свобода слова, помноженная на абсолютное выражение своей точки зрения? Без границ и без ограничений.  

Товарищ Сталин был умницей — он знал, что выглядит как рябой таракан, поэтому осмотрительно ограничивал свои появления на людях.  

Товарищ Брежнев долго торчал на экране, с трудом различая текст доклада и лязгая челюстью, что не способствовало росту народной любви и страха.

Господин Ельцин выпивал, что было видно по мешкам под глазами и нетвердому дирижированию оркестром.  

Нынешние лидеры — люди современные. Они хорошо выглядят на экране и хорошо говорят.  

Но беда для них не приходит одна — они уже не могут “рулить”, как прежде.  

Каждый их шаг — под взглядом Интернета, каждое решение под обсуждением миллионов юзеров. Традиционное чванство — под градом осмеяния. Традиционное хамство тут же снимается на видео и выкладывается в “Ю-тьюб”.  

Вспомните, все последние решения власти по отступлению от привычных людоедских нравов в милиции, СИЗО и армии принимались под давлением Интернета. Его простой механизм “узнал — распространил — теперь известно всем” — это, конечно, реплика советского самиздата, зато каков результат!  

Но это было только начало — важных персон поначалу “не трогали за вымя”, как говорил товарищ Бендер.  

Но однажды дрожащий от собственной смелости милиционер Дымовский совершил революцию, записав видеообращение к власти. И это был исторический прорыв. Стало понятно, что так поступать страшно и чревато. Но так поступить — можно. И этим ты поднимаешь страну.  
Нынешнее видеообращение Евгения Чичваркина к Президенту России, казалось бы, просто крик о помощи. Известный бизнесмен пустился в бега и, опасаясь уголовного преследования и справедливого возмездия, трусливо трется где-то возле Березовского в Лондоне и жалобно просит у президента защиты.  

Но это только на первый взгляд.  

На деле — все наоборот.  

Запись Чичваркина напоминает выступление Путина, когда он рассказывает народу, что в стране все хорошо. Только Чичваркин объясняет президенту Медведеву, что в стране все плохо. Он рассказывает, как уничтожали его компанию, как воровали телефоны на миллионы долларов и убивали людей, которые препятствовали воровству.

Чичваркин называет фамилии предполагаемых преступников в погонах и, кроме того, предупреждает о возможной гибели своего коллеги, который сидит больной в СИЗО.  

В каком-то смысле обращение Чичваркина — это эстетическая вершина жанра. Чичваркин произносит слова, но слова не главное. Он как бы говорит: “У вас есть дорогой костюм, но у меня есть дороже. У вас есть дорогие часы, но у меня был золотой “Верту”, когда у вас еще ничего не было. У вас студия в Кремле, а у меня в Лондоне. И я говорю, что эти люди — преступники. А вы что скажете?”  

И независимо от того, есть ли в обращении Чичваркина правда, он демонстрирует, что не унижается, а требует ответа, расследования и законности. Все остальное у него уже есть.  

Он просто осуществил свое намерение, которое определил словами: “Я тоже имею право быть услышанным”.  

Эту возможность дал ему Интернет.  

И происходит невероятное — делая вид, что обращения Чичваркина не было в природе, не упоминая его фамилии, власть, в очередной раз выставляя себя на посмешище, объявляет, что больных людей в СИЗО держать нельзя. И “наверху” срочно дают поручение проверить состояние здоровья упомянутого.  

Смешно? Смешно.  

Важно? Очень.  

Если суммировать сказанное несколько наукообразно, то можно сказать, что гражданское общество прорастает в Интернете.  

Если говорить просто, то Интернет стал пятой властью, просто “начальство” еще пока не осознало, что оно уже в отставке.  

Конечно, “начальство” старается освоить Интернет, но, кроме слива порнухи, пока ничего не получается.  

Надутое чиновье не понимает, что они у Интернета, то есть у миллионов, как на ладони и что-то впарить или навесить на уши более невозможно.  

Вся их пропаганда, зажим свободы слова, мечтательные планы о “правильной России на ручном управлении” уже обратились в прах, потому что граждане, наплевав на пропаганду, похоже, нашли форму виртуальной, но вполне реальной демократии.  

Они оценивают персоны не боясь.  

Они сообщают о преступлениях не боясь.  

Они выбирают путь страны онлайн.  

Именно на площадке Интернета, в блогах и на форумах, среди интернет-мусора, мата, ксенофобии, глупостей и бессмыслицы, тем не менее идет круглосуточный обмен мнениями по любому поводу. А это интеллектуальная работа по формированию не только общественного мнения, но и новой России.  

Работа, которую власть старательно уничтожала последние 10 лет.  

На своих партийных съездах под гром оркестров и размахивание знаменами партийные бонзы рассказывают о будущем великолепии, прекрасно зная, что их никто не слушает.  

Они хотели СССР? Они его получили.  

В СССР никогда не слушали власть. Знали, что она первый вор.  

После видео Чичваркина власть в мучительном затруднении.  

Прореагировать — это унизить себя. Промолчать — это себя опозорить.  

Позориться власти не впервой.  

Только это продолжение очевидного гниения.  

Пятая власть наступает на ноги первой.