Загнанные в уголь

Междуреченск как машина времени

Междуреченск как машина времени
Рисунок Алексея Меринова
Вульгарный водевиль под условным названием “ударим по бунту спартакиадой” был разыгран в минувший уик-энд в шахтерском городе Междуреченске. Чтобы предотвратить обещанные некими анонимами из “Союза жителей Кузбасса” новые акции протеста, власти проявили максимум фантазии: шумное празднество на главной площади, запрет на продажу спиртного и ОМОН в закоулках. К огорчению никому не известных буревестников, “революция” так и не состоялась. Но напряжение в воздухе осталось. И это, похоже, очень надолго: до того самого момента, пока трудовые отношения в России не перестанут соответствовать уровню Европы 1910 года.

Можно ли рассматривать события последних недель в Междуреченске как признак определенного прогресса в общественной жизни страны? Гибель людей из-за бездумной погони управленцев и владельцев шахты за прибылью — капитализм в его самом первобытном состоянии. Но то, что последовало за трагедией, внушает пусть робкие, но все же надежды.

С недавних пор все нелепости и страшные стороны жизни в России стало модно объяснять фразой “ты же знаешь, в какой стране мы живем!”. При всей житейской верности такого утверждения более вредного набора слов в российском государстве не появлялось уже много лет. Наша страна “такая” не из-за своих врожденных пороков. Россия “такая” из-за того, что мы, как жители стран Запада 100 или даже 50 лет тому назад, считаем нынешнее положение дел нормой.  

Если врач зарежет пациента в нашем госпитале, родственникам остается лишь смириться с утратой. Но вот если эскулап убьет больного в американском лечебном заведении, то семья покойного с гарантией получит по суду многомиллионную компенсацию. Однако давайте еще раз прочитаем классический роман Артура Хейли 1959 года “Окончательный диагноз”. Постыдная ошибка опытного врача убивает беременную жену его коллеги. Все больничное начальство признает этот факт. Но вдовцу и в голову не приходит обращаться в суд и требовать компенсации или наказания горе-эскулапа.  

Еще один зрелищный пример из серии “два мира — два шапиро”. Бастующие бортпроводники регулярно вносят сбой в работу авиакомпании “Бритиш эруэйз”. В ответ авиационные боссы грозят им таким “страшным наказанием”, как лишение бонусов. Однако если мысль устроить забастовку появляется у российских тружеников, под угрозой оказывается их рабочее место или даже здоровье и жизнь. Но перечитаем книги Теодора Драйзера или роман Джека Лондона “Лунная долина”: в Америке начала ХХ века с недовольными рабочими расправлялись даже еще более жестко, чем в сегодняшней России.  

В чем мораль? Не в том банальном факте, что в области социальных отношений мы на многие десятилетия отстали от Запада. Вывод звучит гораздо более оптимистично: есть надежды, что мы начинаем повторять путь, который уже прошли Америка и страны Западной Европы.  

Провал коммунистического эксперимента отбросил социальные отношения в России в “точку зиро”. В 90-е и даже нулевые годы мы привыкли считать законы “дикого рынка” если не справедливыми, то единственно возможными. Конечно, при Ельцине шахтеры тоже бастовали и протестовали. Но это происходило тогда, когда на кону оказывалось их физическое выживание и возможность накормить свои семьи.  

Нынешняя междуреченская ситуация совсем иная. Вопрос идет уже не о куске хлеба, а о достойной жизни, более уважительном отношении со стороны сильных мира сего. На это можно возразить: и протесты в Междуреченске оказались хилыми, и реакция власти особо не свидетельствует о их новообретенном уважении к собственным гражданам.  

Но Рим не сразу строился. Обыватели на Западе получили свои нынешние права не сразу и не потому, что их верхи внезапно стали добренькими. Нынешний баланс сил между работниками и работодателями установился в результате острой борьбы, первые намеки на которую мы наблюдаем в сегодняшней России.  

Где я вижу эти самые “первые намеки”? Их можно обнаружить даже в реакции власти на угрозы анонимов из “Союза жителей Кузбасса”. Хозяева российской жизни уже не реагируют по принципу “да что оно может, это быдло!”. Они еще не готовы отказаться от нынешней системы. Но они уже начинают испытывать чувство страха. Ведь если бы не было страха, не было бы и потешной спартакиады на главной площади Междуреченска.  

Приход к элите понимания, что по мере развития общества от многих своих варварских привычек придется постепенно отказываться, — процесс не линейный и очень медленный. Москва — город, где все тенденции проявляются гораздо раньше, чем во всей остальной России. И если судить по тому бесстыдству, с которым членовозы с мигалками продолжают совершать художества на столичных улицах, особо вдохновляться не приходится.  

Но, может быть, бывают случаи, когда провинция может кое-чему научить высокомерную столицу. Пусть в Междуреченске не состоялись новые массовые выступления. Но этот город все равно напомнил стране, что бороться за свои права не только нужно, но и возможно. Теперь вопрос в том, будет ли таких схваток больше и не перейдут ли они в плоскость бунта, что, как мы знаем на горьком опыте, не сулит никому ничего хорошего.  

Вместо того чтобы как попугаи повторять “ты же знаешь, в какой стране мы живем”, российским гражданам стоит делать больше маленьких шагов, чтобы делать свою страну “не такой”. Звучит выспренне и дидактично, не буду отпираться. Однако, как показал пример Запада, другого пути в “светлое социальное будущее” просто не существует.

Михаил РОСТОВСКИЙ.

Региональные власти испугались шахтеров

В субботу должна была пройти общероссийская акция в поддержку шахтеров. К ней готовились и оппозиция, и власти. В результате широкомасштабная акция оказалась на такой уж масштабной, хотя и повсеместной. Митинги прокатились от Владивостока до Калининграда. Правда, мало где собрали хотя бы сотню человек. Зато региональные власти потрудились на славу. Было сделано все возможное, чтобы народ в субботу на улицы не вышел…  

“Обещают в эту субботу вывести на работу, вчера директора таскали на совещание, указание — по максимуму всех задействовать на субботу. У студентов будет по 5 пар. Я согласен только по приказу, за денежку или отгул. Директор сказал, что наказание за гуляния в субботу в неположенных местах — вплоть до увольнения... вот такие пироги... правовое государство”, — пишет один из новокузнецких блогеров. Кроме того, в самом Междуреченске, еще не отошедшем от трагедии, местные власти решили устроить в субботу спортивный праздник социальных работников. В субботу в городе, не отметившем еще сорока дней с момента гибели шахтеров, гоняли в хоккей с пластиковым мячом и раскатывали на роликовых лыжах. Митингов шахтеров в этом городке не было. В Новокузнецке власти устроили аж семь спортивно-развлекательных мероприятий, забрав под них почти все площадки города. Лишь бы митингующим негде было собраться. Однако тем, кто хотел выйти на митинг, все это не помешало. В Новокузнецке около 300 человек вышли к зданию обладминистрации, требуя встречи с главой города. Поскольку никто из администрации к митингующим сначала выходить не захотел, “акционеры” на полчаса перекрыли центральную улицу города, после чего городской глава все же вышел к собравшимся.  

В остальных российских городах в поддержку шахтеров прошли немноголюдные акции. Однако даже это малочисленное народное волеизъявление вызывало у власть имущих трепет. В Калининграде пятьдесят митингующих были окружены двумя металлическими заборами и тридцатью милиционерами. На подхвате стоял автобус с ОМОНом. Калининградцы митинговали тихо, правда, один лозунг шибко не понравился правоохранителям. Поэтому против двух организаторов митинга был составлен протокол о правонарушении.  

В Москве же не обошлось без инцидента. Возле кемеровского представительства пытались собраться сторонники ДПНИ (Движения против нелегальной миграции). Но пикет был разогнан. Другой санкционированный митинг прошел на Чистых прудах. Ему милиция не мешала, правда, пыталась отнять у митингующих некоторые неугодные плакаты. 

Елена ГАМАЮН.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Виталий ТРУМЕЛЬ, главный технический инспектор Федерации независимых профсоюзов России:  

— Если из каждой аварии делать политическое шоу, это только дестабилизирует обстановку. У нас в последнее время происходило много резонансных катастроф. Но из них должны следовать, в первую очередь, выводы по технике безопасности. Митинг может обозначить позицию, но требования надо обсуждать не на улице. Сейчас профсоюз работников угольной промышленности ведет переговоры с правительством, есть поручения изменить законодательство, чтобы обезопасить труд шахтеров, и есть поручения губернатору Кемеровской области о социальной поддержке семей пострадавших.