Дело Кононова может повернуть историю

Адвокат бывшего партизана: “После решения суда в Страсбурге судить бывших советских солдат можно так же, как и нацистских”

04.08.2010 в 14:40, просмотров: 8319
Как стало известно “МК”, Большая палата Европейского суда по правам человека признала, что допустила ошибки в постановлении по делу Василия Кононова. Его защитникам удалось добиться внесения исправлений в документы. Однако несправедливый приговор Страсбургского суда, вынесенный 17 мая 2010 года и гласящий, что Латвия законно осудила бывшего партизана, пока остается действующим. О том, как продвигается борьба за справедливое европейское правосудие, рассказывает директор Центра правовой помощи соотечественникам “Москва—Россияне”, осуществляющий защиту ветерана, Михаил Иоффе.
Дело Кононова может повернуть историю

— Как сейчас себя чувствует Василий Макарович Кононов?


— По-боевому. Он живет в Риге с дочкой и внучкой. А сейчас отдыхает в санатории “Янтарный берег”. Российское посольство заботится о здоровье ветерана, он находится под регулярным медицинским наблюдением, получает необходимые процедуры. Конечно, майское решение, которое вынесла Большая палата Европейского суда, его расстроило. К этому вердикту нельзя применить такие слова, как законность и обоснованность. Но мы продолжим бороться, поскольку на нашей стороне и правда, и закон. Кононов сразу сказал, что наши оппоненты выиграли сражение, но не войну.


— Кто его соседи в Риге, как они относятся к Василию Макаровичу?


— Соседи у него латыши и русские. Они здороваются и с ним, и со мной. Нападок с их стороны нет. Но нападки высказываются в прессе. Получив выгодное для националистов решение Европейского суда по правам человека, латышские СМИ устроили шабаш, убеждая всех, что Василий Кононов якобы убивал “мирных” жителей и теперь это подтверждено Страсбургским судом. Но обычные горожане на все это не обращают внимания и жить ветерану не мешают. Ему много звонят и высказывают поддержку в борьбе за честное имя.


— Какими будут ваши дальнейшие шаги?


— Мы детально ознакомились с постановлением Большой палаты. Оно изобилует ошибками. Например, в списке из 17 голосующих указан судья из Чехии, который в голосовании участия не принимал. Я понимаю, это техническая ошибка, но она дала нам возможность заявить прошение об исправлении очевидных ошибок. Мы уже указали на эти и другие ошибки, Большая палата Европейского суда их признала и внесла исправления. Это первый этап, теперь мы готовим прошение о пересмотре этого дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Одно из них: латвийская сторона убедила международный суд в том, что даже не признал национальный суд в своих приговорах в отношении ветерана. Судьи не удосужились вчитаться в наши доводы и прочитать приговор латвийского суда.

ЕСПЧ использовал старый — от 21 января 2000 года — приговор, который полностью отменен. Да еще и перевели неправильно последующие судебные решения. Например, вместо сожжения уже убитых коллаборационистов страсбургские судьи посчитали, что их сжигали заживо... Также они признали переодевание партизан в немецкую форму военным преступлением. Кроме того, мы планируем получить в архиве партизанского движения Латвии документы, связанные с ликвидацией группы майора Чугунова, которая была уничтожена немцами при помощи жителей Малых Бат. Это будет еще одним доказательством того, что эти жители не являлись мирными.


Что случилось в Малых Батах


— В прессе вокруг партизанской группы Кононова накручено много лжи, домыслов и просто путаницы. Давайте еще раз подробно восстановим события: что же произошло в Малых Батах в 1944 году?


— Латвия была оккупирована немцами в июле 1941-го. 29 февраля 1944 года в деревне Малые Баты остановилась на ночлег партизанская разведгруппа майора Чугунова — 13 человек, включая двух женщин и грудного ребенка, сына Чугунова. Житель деревни Микул Крупник, его жена и мать уговорили партизан остаться на ночлег и просушить одежду, поясняя, что немцев в округе нет. Однако Крупник по приказу старшего на опорном пункте немецкой обороны в этом селе — айсарга Бернарда Шкирмантаса — ночью пошел через болото к фашистам, которые находились в 5 километрах от деревни. Он сообщил немцам, что задержал партизанскую группу в селе и там ждут подкрепления для ее уничтожения. Кстати, мы предоставили Европейскому суду архивные документы о том, как айсарги истребляли евреев в Латвии. Айсарги — это участники военизированного националистического подразделения, которые в период оккупации выполняли полицейские и карательные функции, за что получали деньги.


Около 6 утра овин, где отдыхали партизаны, окружили немцы, ведомые Крупником. Там уже были другие айсарги из Малых Бат — 5 мужчин и 3 женщины, которые ходили в овин и носили воду. Они рассказали немецкому офицеру, где партизаны выставили посты. Айсарги показали выгодные на местности укрытия для нападения. После этого четыре часа шел бой, немцы подожгли овин, партизанам пришлось выйти из укрытия, и они были уничтожены, включая санитарку, радистку и грудного ребенка. После боя женщины сняли одежду с убитых, включая младенца. За предательство коллаборационисты были поощрены нацистами деньгами, спиртным, сахаром, а Крупнику дали порубочный билет для строительства нового дома и овина.


Когда группа Чугунова не вышла на связь, партизаны начали расследование, обошли окрестные деревни. Выяснили, что группу предали 9 жителей Малых Бат. Тогда партизанским трибуналом был вынесен приговор об уничтожении девятерых пособников нацистов. Командир отряда поручил группе Кононова привести приговор в исполнение.


27 мая 1944 года группа Кононова переоделась в немецкую форму и пришла днем в деревню. Переоделись, чтобы айсарги не оказали им организованного вооруженного сопротивления. Сам Кононов остался на околице. Он был родом из соседнего села и опасался, что после операции его родителей могут арестовать немцы. Остальные 18 бойцов разделились по 6 домам. Айсарги встречали их тепло, приняв за настоящих фашистов, и красочно, с деталями, хвастаясь, рассказывали, как недавно уничтожили группу партизан. У каждого из 6 мужчин (которых латышское правосудие называет мирными жителями) были обнаружены винтовки, патроны и гранаты, выданные фашистами. После этого они все были расстреляны. Немцы выдали свидетельства о смерти, где было сказано, что каждый житель был расстрелян бандитами (так немцы называли партизан), а тела шестерых после расстрела были сожжены. Но Латвия преподнесла ЕСПЧ это так, будто их сожгли живыми.


Отец Кононова знал Бернарда Шкирмантаса, и тот рассказывал, как он и другие убивали евреев в Резекне и забирали вещи после их уничтожения. Кононов точно знал, что у этих людей руки по локоть в крови. Потом отец Кононова был арестован нацистами и отправлен в концлагерь.


По закону нацистской Германии


— Если Кононов не стрелял, то откуда у европейских судей взялась информация, что он лично казнил двоих?


— Это было указано в обвинении Генеральной прокуратуры Латвии, но Верховный суд его оправдал, так как доказательств этому не было. Кононов в Латвии вообще оправдан по всем пунктам: о поджоге и пытках, расстреле Буля и Шкирмантаса, краже продуктов. Но страсбургские судьи по неизвестным причинам не учли данные факты. Они придумали новое обвинение, которого нет в материалах дела. Фактически в постановлении Большой палаты изложена другая версия событий, оправдывающая латвийское правосудие.


— Давайте еще раз разберемся, в чем латвийский суд обвинял Кононова и за что он провел в тюрьме 1 год 8 месяцев и 11 дней?


— Как указано в первом решении ЕСПЧ от 24 июля 2008 года, из приговоров в отношении Кононова вообще не ясна его роль в событиях в Малых Батах. Сначала прокуратура пыталась обвинить его в пытках и сжигании людей живыми. Но суд оправдал его, поскольку это ничем не доказывалось. Потом — в сожжении двух домов, но там также Кононов участия не принимал. Далее — в применении оружия против двоих айсаргов, но и это отпало. В итоге он был осужден за то, что он являлся “представителем оккупационной власти бывшего СССР”. Хотя это чушь — оккупационной властью в тот момент были не партизаны, а гитлеровцы. Первоначально — в 2000 году — Кононова приговорили к 6 годам тюрьмы, потом этот приговор отменили. Повторное судебное рассмотрение завершилось только в 2004 году. К тому времени Кононов был уже на свободе. Поскольку фактически он провел в тюрьме 1 год 8 месяцев и 11 дней, то суд и приговорил его задним числом к этому сроку в 1 год и 8 месяцев (11 дней непонятно куда делись) за международное военное преступление. Если бы не приговорили, пришлось бы платить компенсацию за незаконное содержание под стражей. А так с точки зрения Латвии все законно.


— Вы хотите заставить Латвию компенсировать ущерб за тюремное заключение?


— Мы в Страсбург обратились не за деньгами. Назначить справедливую компенсацию за нарушение прав человека — это право суда, и первым решением ЕСПЧ было, что Латвия должна выплатить Василию Макаровичу 30 тысяч евро. Но для нас важнее недопустить кампании против остальных наших ветеранов. Мы пошли в суд за защитой нарушенных прав в связи с тем, что Кононов был осужден с приданием закону обратной силы по политическим мотивам.


— То есть его обвинили в том, что в 1944 году он не подчинялся законам Латвии от 1993 года?


— Европейский суд сделал исторический экскурс и вывод, что на 1944 год понятие военного преступления уже было очень четко сформулировано в международном праве. И Кононов как руководитель группы красных партизан должен был эти правила знать. Ему вменили нарушение трех конвенций. В первую очередь Гаагской — от 1907 года, “О законах ведения сухопутных войн”. Две остальные — Женевская 1949 года и Конвенция ООН о неприменении срока давности к преступлениям против мира и военным преступлениям — и вовсе были приняты в 1949 и 1968 годах, то есть после событий 1944-го. И в них указывается, что они действуют с момента принятия и, следовательно, к делу Кононова неприменимы. Теперь о конвенции 1907 года. Там определены военные преступления солдат оккупационных сил в отношении населения неприятеля. Но партизаны не являются оккупационными силами даже в тот исторический период, а жители Малых Бат не являются населением неприятеля по отношению к Кононову. Главное в этом деле — понять, какой уголовный закон действовал в 1944 году в Малых Батах? Большая палата решила признать УК РСФСР от 1926 года несостоятельным, поскольку он был направлен против социально чуждых элементов. Тогда остается второй закон — закон нацистской Германии. По нему Кононов, как и все враги Гитлера, безусловно, был виноват. Именно это и признали 14 судей ЕСПЧ. Эти судьи реабилитировали нацистских коллаборационистов. Хотя Нюрнбергский трибунал и все цивилизованное человечество признали действия нацистов и их пособников преступными.


Теперь можно преследовать и других ветеранов


— Так или иначе, на свободу Кононова никто больше не посягает. В чем тогда смысл Страсбургского противостояния?


— Мы хотим восстановить справедливость и предотвратить преследование других ветеранов. Я веду дела других ветеранов в ЕСПЧ. Страсбургскому событию обрадовались в Литве, где сразу же осудили советских ветеранов органов МГБ. В польских газетах известный академик права признал, что теперь можно судить бывших советских солдат так же, как и нацистских. Он так и пишет: “Теперь у нас есть прецедент Европейского суда о том, что можно судить не только немцев-нацистов, но и воинов Красной Армии. Нам дали такое право, поскольку судьи не посчитали действия латвийских властей в деле Кононова приданием закону обратной силы”. До страсбургского решения по Кононову у нас был фундамент — Нюрнбергский трибунал, где говорилось: нацизм — это зло, а те, кто воевал против него, — это добро. СССР признан в войне потерпевшей стороной. И вот теперь Европейский суд говорит: да, фашисты были плохими — преступниками. Но и Красная Армия — тоже не лучше, тоже преступники. Мы из потерпевших превращаемся в обвиняемых. Этого и добивались страны Прибалтики. Это им было нужно для того, чтобы продолжать безнаказанно дискриминировать некоренное население. 187 государств мира присоединились к решению Нюрнбергского трибунала и согласились, что его решения являются незыблемыми, и 14 “беспристрастных” судей ЕСПЧ не вправе изменять доктрину, утвержденную всем мировым сообществом. Судьи Нюрнбергского трибунала такой поворот предвидели в 1946 году, поэтому в Уставе и Соглашении МВТ указано, что приговор окончательный и пересмотру не подлежит. Страсбургские судьи об этом “забыли”. Они сами придали закону обратную силу в своем постановлении. Поэтому я считаю, что 14 судей ЕСПЧ, которые голосовали за придание закону обратной силы, не должны быть судьями международного суда. Они исходили не из правовых норм, а из симпатий к Латвии и антипатий к России. Как сказал наш президент Дмитрий Анатольевич Медведев, они приняли ангажированное решение.


“Нужно разобраться, кто эти судьи”


— Хочется повторить, что Европейский суд по правам человека использовал неправильный перевод принятых приговоров по делу Кононова для определения юридически значимых обстоятельств. Это был вообще не перевод, а набор слухов. Айсарги почему-то называются либо мирными жителями, принимавшими участие в военных действиях, либо военнопленными. Мирными они не были, поскольку получили оружие от немцев. У нас есть немецкие инструкции полицейским батальонам о том, кому из числа жителей оккупированных территорий можно выдавать оружие — только преданным нацистам людям, давшим присягу Гитлеру и доказавшим свою преданность на деле. Так какие же они мирные? Дикость, что Европейский суд признал военным преступлением переодевание партизан в немецкую военную форму для проведения операции. Кстати, первый суд, состоявшийся в 2008 году, четко определил: как только ты получил оружие от немцев — ты должен знать, что сразу же становишься военной целью, объектом для уничтожения. И то, что пособников захватили с применением военной хитрости, не добавляет им особых прав. Лицо не имеет права на гуманное обращение со стороны противника с того момента, как получило оружие и дало присягу. Такова теория и практика войны. Но почему-то, с точки зрения судей ЕСПЧ, партизаны, прежде чем приходить в деревню Малые Баты, должны были где-то у себя в лесу, на оккупированной фашистами территории, организовать места содержания арестованных, предоставлять им защитников и прочее. Вывод у этих “мудрецов” такой: неправильно мы воевали с нацистами во Второй мировой войне и совершали военные преступления.


А что касается статуса военнопленных для коллаборационистов, то латвийский суд не признал Кононова виновным в расстреле военнопленных в Малых Батах.


— А возможно ли добиться отстранения этих судей?


— Это может сделать ПАСЕ. Регламент и Конвенция ЕСПЧ предусматривают требования к статусу судьи ЕСПЧ. Там говорится о высоких моральных качествах судьи. Я считаю, что 14 судей совершили аморальный поступок — не признали осуждение Кононова латвийскими властями приданием уголовному закону обратной силы при явной очевидности невиновности ветерана и вопреки приговору Нюрнбергского трибунала. Это решение не основано на международных нормах права и принято по политическим, а не правовым мотивам.


— А все-таки почему они злоупотребили полномочиями и так поступили?


— Нужно разобраться: кто эти судьи, кем были их родители? Например, судья от Германии Рената Йегере родилась в 1940 году. Надо знать, кто был ее папа и на чьей стороне он воевал во Второй мировой войне. Как пострадала ее семья во время войны и от кого. Те же вопросы к судьям от других государств. Тогда будет понятно, почему они так проголосовали. Судья от Латвии сняла свою кандидатуру, но вместо нее Латвия выдвинула англичанина, профессора публичного права Алана Вогана Лоу. Ознакомившись с его трудами, я выяснил, что он не является специалистом в области военных преступлений. Он занимается международным морским правом. Но в любом случае Латвия не выдвинула бы в Большую палату судью, не разделяющего ее концепцию об оккупации Прибалтики со стороны СССР.


Но самое главное, что пересмотр этого дела изначально был незаконным. В июле 2008 года ЕСПЧ решил, что ветеран осужден незаконно, и назначил компенсацию 30 тысяч евро, обязав Латвию отменить обвинительный приговор по Кононову. Латвия, когда просила пересмотреть приговор, написала, что судьи, принявшие сторону Кононова, не учли “особых исторических и политических аспектов дела, а именно факта оккупации со стороны СССР”. Большая палата в своем постановлении указывает, что эти исторические аспекты не имеют отношения к делу. Но тогда в связи с чем пересматривается решение? Законных оснований для этого не имеется.


ЕСПЧ признал инкорпорацию Латвии в состав СССР в 1940 году, что влечет получение Кононовым и жителями Малых Бат статуса граждан СССР — одного государства, однако потом судьи признали Кононова совершившим военное преступление в отношении населения неприятеля! Таких пассажей в решении множество!


“Вместо документов нам давали общие отписки”


— Почему, когда судьи по политическим мотивам готовились вынести несправедливое и вредное для России решение, Россия бездействовала?


— Россия полагалась на порядочность ведения процесса со стороны Латвии. А вместо этого начались “чудеса”. За 3 дня до слушания дела по письму министра иностранных дел Латвии председатель секции г-н Боштан Зупанжич был выведен из состава суда. Причем в этом письме говорилось о каких-то конфиденциальных договоренностях, которые были достигнуты с председателем ЕСПЧ во время его визита в Латвию накануне слушания дела. Его сменщик физически не мог ознакомиться с материалами дела, то есть судил наобум. Не могу сказать, что Россия пустила все на самотек. Но все-таки, когда были получены сигналы о том, что МИД Латвии напрямую вмешивается в работу суда, надо было адекватно реагировать. Я считаю, что некорректно председателю ЕСПЧ приезжать накануне слушаний в Латвию и встречаться там с президентом, премьером, МИДом. И к Кононову бы тогда заехал, если у нас равноправие в процессе.


— Сейчас, перед новым раундом, государство занимает более активную позицию или все по-старому?


— Отреагировали обе палаты парламента, они приняли свои обращения. Минюст и МИД провели анализ решения суда и вывесили его осуждение на сайте, даже Президент России, при всей сдержанности, высказал негативную оценку. Активно помогают Общественная палата и ветеранские организации.


— Но государство даже не удосужилось помочь собрать необходимые для суда документы...


— Это неправда, что совсем не удосужилось. Минюст и МИД посылали запросы в архивы. Те архивные документы, которые лежали на виду, нам помогли получить. А то, что нужно было искать... Здесь архивная служба, конечно, свой потенциал не реализовала. Вместо того чтобы поручить сотруднику найти архивный документ, нам давали общие отписки. Положение о трибуналах партизанских отрядов не нашли. А это не только Кононову нужно. Ведь пока мы не докажем, что такое положение существовало, всех наших партизан будут обвинять и дальше.


Я не хочу критиковать должностных лиц. Но очень бы хотелось, чтобы нам помогали не на словах. Потому что времени у нас очень мало. Помимо технической поддержки хотелось бы увидеть политические шаги, которые ясно, недвусмысленно выразили бы позицию государства по отношению к действиям этих судей. Наши депутаты в ПАСЕ должны поставить вопрос о том, что решение ЕСПЧ политическое и судьи, голосующие по неправовым, политическим мотивам, считающие, что Нюрнбергский трибунал был неправ, должны быть отстранены от работы в ЕСПЧ.


— Работа по защите Кононова как-то финансировалась государством?


— Нет, это отдельная правовая проблема России. По инструкциям Минфина РФ финансировать такую работу не положено. Но мэр Москвы Юрий Лужков взял обязательство компенсировать расходы по ведению процесса в национальном и международном судах. Это было его желание не на словах, а на деле помогать ветеранам, нужно ему сказать огромное спасибо. Без его поддержки, моральной и материальной, мы бы не выиграли ничего. Василий Макарович был признан в Москве в 2005 году соотечественником года, его приглашали в Москву. Он чувствует поддержку от москвичей, это очень много — восстанавливает дух, заставляет верить в правоту своего дела.