Оплеуха России по-братски?

Как будут развиваться российско-белорусские отношения после «калийного скандала»

02.09.2013 в 10:36, просмотров: 2255

Арест гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера поставил российское государство и общество без преувеличения в неудобное положение. Сумма вопросов — «как» и «почему», а также поставленные под сомнения дружественные чувства белорусов к нам не могли не вызвать удивления. Чувство удивления, испытанное социумом, выразилось в том, что и реакция на событие получилась запоздалой. Не реагировать тем не менее нельзя, ибо от того, как будет развиваться эта история, зависят не только российско-белорусские отношения, но и перспективы интеграции на евразийском пространстве в целом.

Оплеуха России по-братски?
фото: Павел Данилин

Баумгертнера пытаются обвинить в Белоруссии в превышении должностных полномочий. Выглядит это все предельно абсурдно, если внимательно посмотреть на предысторию вопроса. «Белорусская калийная кампания» (БКК) была создана в 2005 г. «Уралкалием» и «Беларуськалием» для экспорта продукции в третьи страны. БКК обеспечивала 43% мирового экспорта хлоркалия. Но после того как в России произошло объединение крупнейших производителей минеральных удобрений — «Уралкалия» и «Сильвинита», стало ясно, что в рамках БКК экспортировать возросший объем продукции будет трудно. Тут-то и появилось предложение о создании новой структуры. «Союзкалий» должен был получить головной офис в Швейцарии, стране с низкими налогами и большими возможностями для трейдеров (недаром компании с таким профилем базируются именно там). К тому же существует такой немаловажный аспект, как санкции против белорусского бизнеса со стороны США и ЕС. Регистрация нового трейдера позволила бы обезопасить экспорт, оптимизировать его и принести дополнительные доходы как РФ, так и Белоруссии.

Договоренность о создании «Союзкалия» была достигнута на уровне белорусского правительства и руководства российской компании. Однако, как оказалось, полного доверия между сторонами не существовало. Вскоре выяснилось, что и «Беларуськалий», и «Уралкалий» пытаются сбыть продукцию в обход БКК. Взаимные упреки привели не только к краху проекта «Союзкалий», но и к отказу «Уралкалия» от сотрудничества с БКК в конце июля этого года. Это событие повлекло за собой резкое падение цен на калий на мировой рынок, поскольку теперь российской и белорусской компаниям придется конкурировать между собой, в то время как клиентская база за долгое время сотрудничества сложилась общая, да и планы по экспансии на новые рынки, например, в Бразилию, вынашивают обе компании.

Падение цен на калий стало заметным событием даже для России, что уж говорить о Белоруссии, для которой «Беларуськалий» является чуть ли не национальной идеей после неудачи плана создания «нефтяного офшора». Но это вовсе не дает права белорусским властям искать врагов в лице российского бизнеса. Ведь «Беларуськалий» торговал в обход БКК с санкции самого президента Лукашенко.

Общественность России предъявила претензии МИДу за довольно неспешное реагирование на арест Баумгертнера. Только после заявлений пермского губернатора Виктора Басаргина и главы Совета директоров «Уралкалия» Александра Волошина официальная Москва начала предпринимать хоть какие-то действия. Но оказалось, что Баумгертнер вовсе не арестован, а лишь якобы задержан на 72 часа, что только добавило абсурдности происходящему.

Ситуация запутанная, и я не стал бы жестко упрекать МИД в отсутствии активной реакции в первые часы после ареста. В конце концов, российские дипломаты меньше всего готовы к таким сюрпризам со стороны ближайших союзников. Как действовать в таких ситуациях, мы еще толком не знаем. Так что растерянность наших дипломатов вполне можно понять.

Но факт в том, что в России многие возмущены самой формой спецоперации в отношении Баумгертнера. Он ведь приехал не с частным визитом, а по приглашению премьер-министра Белоруссии Михаила Мясниковича. Это что же получается, теперь любой российский бизнесмен или чиновник будет в командировку в Минск лететь, запасшись сухарями? При этом мы все в курсе, в какой степени соблюдается «законность» в белорусских застенках. Поэтому если завтра появятся шокирующие показания Баумгертнера о том, что он чуть ли не весь калий у белорусов вывез и съел, вряд ли можно будет этому удивляться.

Может быть, Александру Григорьевичу Лукашенко стоило проявить свою знаменитую на весь мир гибкость и не устраивать шоу с задержанием главы одной из крупнейших российских компаний? Тем более не имея на то никаких серьезных оснований. Неужели Лукашенко с его-то опытом, чутьем и талантом государственного деятеля мог не понимать, что действия белорусских силовиков ставят под угрозу саму идею Таможенного союза? Как теперь звать в его ряды Украину? Вряд ли украинские бизнесмены обрадуются перспективе стоять с руками за головой, если, не дай бог, батьке покажется, что его обманывают.

Дорогой Александр Григорьевич, в современном мире действовать в подобной манере не удастся. Если на аресты белорусских оппозиционеров под предлогом экономической выгоды кто-то закроет глаза, то аресты российских бизнесменов — это лишнее. Ведь так легко понять, что российских предпринимателей должны судить в России, а не в Зимбабве, Белоруссии или США. Зачем резать курицу, которая несет золотые яйца? Зачем усугублять и без того довольно тяжелое положение экономики республики?

Нефтеперерабатывающие заводы Белоруссии и без того малозагружены, так теперь и вовсе встанут после неожиданного ремонта на нефтепроводе «Дружба». Про Онищенко я уже и не говорю. Он человек суровый, делает пробежки в пятом часу утра. Пока Лукашенко в Минске еще спит, Онищенко уже бегает...

Нет никакого сомнения, что российский и белорусский бизнес способны успешно работать в интересах обеих стран.Но здесь должно быть взаимное доверие, а не бряцание силовыми кулаками. Доверие и кооперация. В противном случае, российские и белорусские компании, невзирая на интеграционную риторику, обречены на конкуренцию между собой. И уж точно — аресты бизнесменов никак не помогут решить эту проблему, а только породят новые.

P.S. Однако стоит отметить, что несмотря на то что времени со дня ареста Баумгертнера прошло достаточно, Александр Лукашенко до сих пор никак не прокомментировал ситуацию. Хочется надеяться, что это может означать только одно: окончательного решения по судьбе российского гражданина не принято, и вполне возможно, что идет тщательное взвешивание всех «за» и «против», где на одной чаше весов чьи-то амбиции, а на другой — жизненно важное экономическое сотрудничество двух государств. И белорусский президент оставляет себе пространство для маневра. Что ж, посмотрим.

Павел ДАНИЛИН,

директор Центра политического анализа при ИТАР-ТАСС.