«Поступок Устюжаниновой — чисто бытовое преступление, которое пытаются политизировать»

Деньги «Деве племени Каддафи» для отправку в Ливию дважды собирал Авангард красной молодёжи

06.10.2013 в 12:27, просмотров: 19241

История 24-летней Екатерины Устюжаниновой, «Сибирской Амазонки», «Девы племени Каддафи», которая спровоцировала атаку на российское посольство в Ливии, зарубив ливийского офицера и ранив ножом его мать, обрастает новыми подробностями.

«Поступок Устюжаниновой — чисто бытовое преступление, которое пытаются политизировать»
фото: Александр Астафьев
Женский отряд сопровождения полковника Каддафи. 2008 год.

СМИ упомянули, что по некоторым сведениям руководил этим процессом Марат Мусин, который возглавляет абхазское сетевое информагентство ANNA-news. Также со ссылкой на блоггера было сказано, что именно он отправил не вполне адекватную девушку в Ливию. Выяснилось, что эти сведения не соответствуют действительности. Мы попросили Марата МУСИНА рассказать, кто и зачем ведет против его агентства войну, невольной жертвой которой стали и мы, а также о своей встрече с Екатериной Устюжаниновой.

- К сожалению, многие крупнейшие современные мировые СМИ превратились в некий придаток военной машины, потому что на ключевых должностях там находятся специалисты по контрпропаганде, действующие офицеры стран НАТО, - говорит Марат Мазитович. - А другие, не имея контента, вынуждены все эти вбросы бездумно разносить. Вот так примерно строится прикрытие спецопераций. Когда война ведется чужими руками, когда выдвигаются совершенно другие лозунги, например, про демократию или злобный режим. И расчет идет на то, что страну можно быстро смять, потому что население дезориентировано, а армия деморализована.

Чтобы показать правду о той трансформации, которая началась с Ближнего Востока, и которая, по нашим оценкам, скоро затронет Россию, мы и создали наше сетевое информационное агентство ANNA-NEWS. Это чисто волонтерский проект.

Так, как мы, сегодня войну больше никто не снимает. Обычно новостники прибегают на передовую лишь на час. Работают в стандарте Голливуда, где много постановочных сцен. Мы изменили технологию фронтовой журналистики. Наши операторы разделяют риск с солдатами. Мы снимаем всю боевую операцию целиком от начала до конца, нередко с пяти утра и до одиннадцати вечера. При этом, четко выполняем взятые на себя обязательства. Если сказано не показывать лица офицеров – следуем этому неукоснительно. Чтобы объективно документировать то, что происходит, работаем одновременно десятком камер. Поэтому досконально и воспроизводим реконструкцию боя. Мы заработали авторитет в войсках, нас смотрят в разных странах мира. Порой, чтобы разрушить хитроумные комбинации, достаточно беспристрастно документировать происходящее, иметь на руках детальную съемку. Не удивительно, что нас хотят сейчас убрать под любым предлогом, поскольку зачастую мы являемся единственными свидетелями.

- Этим вы и объясняете вбросы негативной информации, что против вас распространяются в Сети?

- Поскольку мы успешные участники информационной войны, мы сами стали объектом информационной атаки. Я сначала не понимал, чем блогосфера отличается от классических изданий, что там нет контроля, что это по сути, - та же улица. Позже пришло понимание, что люди из других стран ангажированы более серьезными структурами. Одно – что они говорят, и совершенно другое – кто за ними стоит.

Мы как кость в горле, и нас надо убрать. Когда против тебя выделены деньги, возникает очень простая ситуация. Человеку делается выгодное предложение, играя на его слабостях. И с утра до вечера тебя поливают грязью с расчетом, что ты ответишь.

фото: Александр Астафьев
Внутреннее убранство шатра лидера ливийской революции Каддафи.

Каждому, кто ушел из агентства, делается предложение отдать свое имя, чтобы писать уже от его имени. Можно проследить определенный стиль, термины, которые человек раньше не употреблял. Эти люди точно знают, где стоит касса, это настоящая информационная война.

-Марат Мазитович, вспомните, как познакомились с Екатериной Устюжаниновой?

-Когда я создал волонтерское информационное агентство ANNA-NEWS, откликнулись люди со всего мира. Из Канады, например, нам сделали логотип. Писали блоггеры со всего света. Я сказал: «Все, ребята, хозяина нет, напечатаю удостоверения агентства, работайте!» Был десяток блоггеров, которые писали на ливийскую тему. У меня было наивное представление, что вся эта публика действует отнюдь не ради честолюбия. Из них удостоверение получило несколько человек, в том числе и Екатерина Устюжанинова. На нем действительно стояла моя подпись и печать агентства. Это был чисто внутрироссийский документ, так там не было ни слова на английском. Для работы за границей мы выдаем совершенно другое удостоверение на английском и арабском языках.

Один раз Екатерина Устюжанинова приехала ко мне в офис в Москву. Сходу выдала, что хотела бы уехать в Ливию. Я поинтересовался: «Зачем?», и услышал: «Здесь все плохо, я не могу видеть ни соотечественников, ни эту страну, а в Ливии есть герой». Устюжанинова была девушкой смелой, решительной, мужеподобной. Все это было сказано в более грубой форме.

-Не усомнились в адекватности собеседницы?

-Она была очень резкой. Мне показалось, что у нее не сложилась личная жизнь. Неадекватным было ее представление о Ливии, о чем я ей и сказал. Также посоветовал не покидать Россию. Она естественно просила денег. Я сказал, что это исключено, от нас она не поедет. Для нас это тема была закрыта. Устюжанинова нам не подошла по одной – единственной причине: она была абсолютно аполитичный человек, презирающая Россию и соотечественников. Просто ей нужен был герой – мужчина, его она и увидела в Каддафи.

-Будучи в Ливии, она присылала заметки для вашего сетевого информагентства?

-При нашей встрече я сказал Кате: «Если решишь ставить новости, ставь». Ни одной новости она не прислала. Сейчас посмотрели, было три автора, которые, ссылаясь на ее текст, дали материал.

-Как вы узнали, что Екатерине грозит тюремный срок за долги?

-Раздался звонок из посольства, у нас с сотрудниками были хорошие отношения, мы привозили им селедку и Бородинский хлеб. Слышу: «У нас сидит Екатерина Устюжанинова, говорит, что в Ливию прислали ее Вы». А я даже не знал, как она оказалась в Триполи. Сказал, что ее заявление – ложь, с нами она не работает. Легко убедиться, что ни одной новости она не поставила на нашу ленту, всего было три перепоста разных авторов со ссылкой лично на нее как на источник. Меня попросили помочь, сообщили, что в Ливии она постоянно делает долги, сейчас за ней числится долг в 2 тыс. долларов, ей грозит тюрьма. Я согласился найти тех людей, кто отправил ее в Ливию. Нашел молодых ребят из сообщества «За Каддафи и его народ». Это молодежь, идеалисты, которые проводили много мероприятий и митингов. Координатор сообщества Володар Коганицкий, активист Авангарда красной молодёжи, рассказал, что они собрали ей деньги и она сама отправилась с туристической визой в Тунис. При этом дали липовую аккредитацию от антиглобалистской интернет-газеты. Поэтому девушка предпочла в посольстве сослаться на наше агентство.

Я сказал ребятам: «Дипломаты в сложном положении. Вы ее послали, теперь деньги нужно собрать, чтобы покрыть ее долги и вызволить из Ливии». Связавшись с посольством, пошутил: «Вы ее свяжите, посадите в мешок, если мы деньги соберем, пообещайте, что посадите ее в самолет». Они дали мне слово.

Володар собрал необходимые средства. Я уже тогда как объект информационных атак, понимал, что мне нельзя связываться с деньгами, поэтому сказал авангардовцам: «Вот вам, ребята, телефон консула. Его отец работает в известном российском новостном агентстве, решайте, как собрать и переправить деньги Устюжаниновой». Они нашли способ передать необходимые средства. Поэтому для меня стало удивительным сообщение, что Екатерина снова в Ливии. Выяснилось, что дипломаты свое слово сдержали. Они купили Кате билет на самолет, привезли ее в аэропорт, но прямых рейсов на Москву не было. По всей видимости, ей удалось покинуть борт в Тунисе. Как ей удалось сбежать, и вернуться в Триполи, еще надо проверять.

-Многие сомневаются, что Устюжанинова совершила это преступление.

- Ее могли использовать втемную. Два года она не могла сидеть в Ливии просто так. Значит, была какая – та причина, судя по всему, любовь. Некто скоропостижно заменил в её сердце Полковника, которому по приезду в Ливию она публично рекомендовала «поскорее сваливать отсюда», поскольку ливийская молодежь была не на его стороне. Дипломаты упоминали ранее, что у нее сложилась в Ливии личная жизнь. Видимо, это был гражданский брак. Прозвучала фраза, что у нее был парень из оппозиции.

Учитывая свойства характера Екатерины, я допускаю, что это был тот самый человек, ради которого она там осталась. Что у них произошло – непонятно. Если убийство совершила действительно она, тогда получается, что она рубанула и своего гражданского мужа, и свекровь. Это чисто бытовое преступление, которое пытаются политизировать. Покушение на пожилую женщину сложно объяснить политическими мотивами.

Скажу одно, как абсолютно аполитичный человек, Катя не могла быть бойцом «Зеленого сопротивления». Она не скрывала своих взглядов. В этом плане, она была достаточно прямым человеком.

-Что ждет Екатерину Устюжанинову?

-Девушку стоит пожалеть. В Ливии суровые законы. Если действительно это преступление совершила она, за это полагается смертная казнь.

-Преступление, совершенное россиянкой, попытаются раздуть?

-Любой антироссийский повод сейчас будет использован для того, чтобы усилить антироссийские настроения в регионе и канализировать ваххабитов на Россию. Игра уже пошла. Российское посольство эвакуировано. Аль-Каиду надо куда – то перебрасывать, не исключено, что в наше направление. Любой антироссийский повод сейчас очень выгоден.