Террор потеряет инкогнито: жесткие детали новых законов

После печальных событий в Волгограде власть идет на беспрецедентные меры

15.01.2014 в 17:13, просмотров: 16709

Законодательным ответом на предновогодние теракты в Волгограде и обострение ситуации на Северном Кавказе можно назвать пакет инициатив, внесенный в Госдуму 15 января. Максимальным наказанием практически за все виды террористических преступлений станет пожизненное заключение, вводятся суровые ограничения на анонимные переводы электронных денег и платежи, а сотрудники ФСБ получат право обыскивать граждан, заподозренных в совершении «противоправных действий».

Террор потеряет инкогнито: жесткие детали новых законов
фото: PhotoXPress

Хотя авторами трех законопроектов значатся депутаты из всех думских фракций, руководящая и направляющая роль Кремля очевидна. Глава Комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая («ЕР»), чья подпись стоит под этим пакетом инициатив, сообщила, что готовились они «вместе с ФСБ и МВД».

О том, что мы имеем дело именно с реакцией на события последних недель, говорит тот факт, что переписать предлагается сразу несколько законов, принятых совсем недавно и едва вступивших в силу. Например, лишь в ноябре 2013 года УК дополнили новыми антитеррористическими статьями, карающими за прохождение обучения в целях террористической деятельности (от 5 до 10 лет лишения свободы и штраф 500 тыс. руб.), организацию террористического сообщества и «организацию деятельности террористической организации» (15-20 лет лишения свободы и штраф 1 млн.). Тогда такие наказания казались ФСБ адекватными степени общественной опасности преступлений. А теперь уже не кажутся: предлагается уравнять все эти составы, установив единую шкалу наказаний - от 15 до 20 лет лишения свободы или пожизненное заключение...

Аналогичным образом (15-20 лет колонии или пожизненное заключение) будет караться и организация незаконного вооруженного формирования, и угон воздушного судна, водного транспорта или поезда. Сейчас эти преступления УК «оценивает» в 3-10 лет и 4-8 лет лишения свободы соответственно.

Лозунг «никакой пощады врагам-террористам!» реализуется ещё в нескольких предложениях. Совершение преступлений «в целях оправдания, пропаганды и поддержки террористов» становится отягчающим вину обстоятельством, никакие смягчающие вину обстоятельства по 12 «террористическим» статьям УК не должны приниматься судом во внимание, получить условный срок за их совершение станет невозможно, а понятие «срок давности» для них отменяется.

Одновременно в законе «О противодействии терроризму» и УК уточняется само понятие «террористический акт». Сейчас таковым считается «взрыв, поджог или иные действия, устрашающие население и создающие опасность гибели человека, причинение значительного имущественного ущерба или наступление иных тяжких последствий в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий». Предлагается же считать терактом ещё и все вышеперечисленное, совершенное «в целях дестабилизации деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления». Первый замглавы Комитета по безопасности и противодействию коррупции Виктор Черкесов (КПРФ) сказал «МК», что «скорее всего, речь идет о том, чтобы перевести в разряд террористических и потому очень жестко карающихся преступлений запугивание руководителей муниципалитетов или правоохранительных органов или их убийства, что характерно для некоторых регионов Северного Кавказа». Если убивают одного главу администрации, а потом другого, пришедшего ему на смену, и ещё одного - это, безусловно, дестабилизирует деятельность данного органа власти, говорит депутат.

ФСБ, видимо, не может эффективно предотвращать теракты без новых оперативных полномочий: теперь сотрудники спецслужб получат право проверять документы у граждан и должностных лиц, обыскивать их и их вещи, автомобили и грузы в них, если «имеются достаточные основания» подозревать этих граждан «в совершении преступления (противоправного действия»). Сейчас такие права есть лишь у сотрудников полиции. Кстати, и нарушение ПДД - «противоправное деяние», и нарушение паспортного режима...

С исполнительской дисциплиной в антитеррористической вертикали дела обстоят неважно, что становится очевидно в ходе разбирательств после каждого теракта с тяжкими последствиями. И вот Кодекс об административных правонарушениях дополнит новая статья: она обещает штрафы в 3-5 тыс. руб. для граждан, в 30-50 тыс. для должностных лиц и от 300 тыс. до 1 млн. руб. для юрлиц за невыполнение требований Национального Антитеррористического комитета, который координирует и организует деятельность по противодействию терроризму органов власти всех уровней...

Второе направление, если можно так сказать, удара - финансирование терроризма. Вводятся жесткие ограничения на анонимные (неперсонифицированные) электронные платежи. И здесь тоже видны сиюминутность и спешка: правке подвергнется даже закон, подписанный президентом лишь в самом конце декабря 2013 года!

Сейчас, не сообщая о себе никаких данных, через электронные платежные системы можно провести до 15 тыс. руб. в день и до 40 тыс. руб. в месяц. Эта мера «недостаточно эффективна», потому что «нивелируется возможностью использования сразу нескольких неперсонифицированных средств платежа», к тому же в США, Евросоюзе и других странах с развитой банковской системой ограничения более жесткие, говорится в пояснительной записке. Предлагается установить и в России новые лимиты для таких операций: не больше 1 тыс. руб. в день (3 тыс., если речь идет о неперсонифицированной платежной карте), и не больше 15 тыс. руб. в месяц.

Полностью запрещаются трансграничные переводы денежных средств в электронной форме, если при проведении операции нет данных об отправителе и получателе, и использование неперсонифицированных платежных карт, купленных за рубежом или у иностранных финансовых организаций. Это, как уверяют авторы законопроектов, соответствует рекомендациям ФАТФ (международной группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег), и «позволит ограничить анонимные переводы между физическими лицами». Никаких негативных последствий для интернет-торговли не будет, считают депутаты, потому что при торговле «переводы, как правило, осуществляются между физическими и юридическими лицами». «Как правило»...

Кроме того, устанавливается порог, после которого операция по переводу электронных денег подпадает под действие закона об обязательном контроле в целях борьбы с легализацией незаконных доходов и финансированию терроризма понижается: 100 тыс. руб. «Мы полагаем, что пресечение фактов возможного финансирования преступных группировок через использование таких источников будет иметь большой эффект»,- считает г-жа Яровая.

И, наконец, третье направление удара - Интернет как источник информации. Предлагается обязать в течение полугода хранить всю информацию о приеме и передаче информации в любом виде всех граждан и организации, занимающиеся распространением информации. Зачем? Чтобы предоставлять её по требованию компетентных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность...

 

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Сергей НЕКРАСОВ, аналитик MFX Broker:

— В большей мере ограничения на анонимные платежи коснутся компаний, которые используют схемы подобных платежей для ухода от налогов и отмывания денег. Некоторые электронные платежные системы имеют ограничения только на объем разового платежа, без месячных лимитов. В случае ужесточения правил на анонимные платежные средства в РФ обычные граждане при крупных переводах будут использовать системы, которые идентифицируют личность при переводе, что сильно не осложнит их жизнь. Трудности введения подобных ограничений могут быть связаны с тем, что зарубежные анонимные системы переводов сложно отследить и контролировать. Одна из бурно развивающихся валют Bitcoin может передаваться полностью анонимно, и проследить или ограничить подобные переводы будет крайне сложно со стороны государства.

В 2013 году объем рынка электронных платежей составлял около 290 млрд рублей. Подобный закон несущественно повлияет на объемы электронных платежей, которые продолжат расти с каждым годом. Анонимные платежи, вероятнее всего, будут использоваться значительно меньше и перейдут в области электронных платежей, которые сложно отследить и ограничить, например такие, как Bitcoin.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Сенатор Руслан ГАТТАРОВ (курирует в Совете Федерации прохождение законов, которые касаются информтехнологий).

— Разоблачения Сноудена, касающиеся слежки американских спецслужб за информационными коммуникациями между гражданами, вызвали негодование в российском обществе. И вот теперь мы собираемся узаконить то же самое?

— Есть разница. Там вся эта информация обрабатывается независимо от того, подозревается человек в чем-то или нет. Является он террористом или достопочтенным человеком. А у нас она будет только храниться, никто ее изучать не будет. Обрабатывать и изучать можно точечно: только по решению суда на основании запроса, предусмотренного законом об оперативной деятельности. Поэтому у них — тотальная слежка, а у нас — только работа с подозреваемыми в совершении преступлений.

Такой закон уже действует во всех 29 странах Евросоюза. Еще в 2002 году ЕС дал всем такую директиву. Одной из первых ее выполнила Германия, а дольше всех задержалась Швеция: не принимали, пока ЕС не влепил крупный штраф. Сейчас и в Швеции сделали ровно то, что собираемся мы и что у некоторых вызывает трепетный ужас. Я не вижу, чего тут бояться.

Вместе с тем в проекте закона есть тонкости, которые нужно уточнять и обсуждать, помарки, которые требуется устранить. Например, очень важно определиться, какую информацию хранит провайдер, какую владелец сайта, какую оператор связи, чтобы они не дублировали друг друга. Дублирование стоило бы дорого для отрасли. Кстати, какую-то часть информации по закону об оперативно-разыскной деятельности уже хранят операторы.