Хроника событий Предательство друга: Порошенко завершил политическую карьеру Саакашвили Порошенко назвал протестующих экологов Мариуполя «наемниками Путина» Советника министра обороны Украины уволили за постановочные фото из Донбасса Художника, устроившего Майдан в Питере, наказывать не стали Отставка Яценюка стала итогом тайных торгов Порошенко

Украина в Овальном кабинете Белого дома

Подход Барака Обамы к украинским событиям его критики считают пассивностью

26.02.2014 в 12:41, просмотров: 4028

В те дни почти весь персонал Белого дома был прикован к телеэкранам. На них разыгрывалась украинская драма. Майдан неистовствовал. Белодомовцы были радостно возбуждены. Их возбуждение передалось и президенту, который вдруг решил «переосмыслить» свою международную доктрину. Под влиянием украинских событий, президент настроил свой инаугурационный спич на мотив «промоушна» демократии. Что-то непохожее на состояние Белого дома и его хозяина, не так ли?

Украина в Овальном кабинете Белого дома
фото: Александр Астафьев

Конечно, нет. Выше я описал Белый дом, наблюдавший за «оранжевой революцией» 2004 года в Киеве. В Овальном кабинете восседал президент Джордж Буш.

Спустя десять лет картина несколько изменилась. Аналогичны лишь телекартинки с киевского Майдана. Но революция уже не «оранжевая», а кровавая и белодомовских зрителей охватывает не радость, а опасения, которые передаются и их шефу — уже не Джорджу Бушу, а Бараку Обаме.

2014-й год не 2004-й, говорят многие здешние наблюдатели. И требуют от президента соблюдать золотую середину — не бряцать оружием, но и не выглядеть «мюнхенским соглашателем». Обама, скорее всего, действует именно по этому рецепту. Он не призывает, подобно Бушу, на бой с «врагами демократии». Он озабочен нестабильностью на границах Восточной и Западной Европы. Геополитические протуберанцы его сейчас не привлекают. Конечно, его симпатии на стороне Майдана, но проливать за него кровь он совсем не намерен. Как образно пишет Джон Льюис Гэддис, бывший спичрайтер Буша, а ныне сотрудник Йэльского университета, «думаю, что президент Обама не будет наклоняться вперед на своих лыжах для проталкивания демократии. Скорее, он отпрянет назад».

Да, в риторике Обамы мы не слышим бушевского цитирования Шиллера «Долой тиранов!» Слишком много событий произошло между 2004 и 2014 годами. Обама пытается вытащить Америку из кризиса в Сирии. Он стремился минимизировать ее вовлеченность в Ливии. Он вытаскивает Америку из длительных войн в Афганистане и Ираке. Украина, вклинилась в этот военно-политический «отпихнизм» Обамы, который не может не учитывать усталость американского общества от бушевских авантюр, от десятилетия сплошных войн. Провал «крестовых походов» Буша и заморозки, охватившие «Арабскую войну», тоже повлияли на стратегию Обамы. Он уже не охоч приносить «свободу» другим странам на штыках морской пехоты США и заниматься, как Буш, «строительством» других обществ по американским лекалам. (Вашингтон послал подкрепление охране американского посольства в Киеве. Но это было сделано для того, чтобы застраховаться от второго Бенгази и воплей республиканских слонов)!

Заместитель помощника президента по нацбезопасности Бенджамин Родс, говорит, что демократические движения будут более эффективными, если они не будут выглядеть «как продолжение Америки». Вполне резонная мысль. Однако критики Обамы считают такой подход «непростительной пассивностью». У них руки чешутся от желания втянуться в «кучу малу» Майдана, как когда-то в «кучу малу» Тахрира. Вот что пишет, например, Паула Добриански, помощник госсекретаря в администрации Буша: «Политика правительства Обамы по Украине отражает более широкую проблему его внешней политики — отсутствие стратегического видения, незаинтересованность в продвижении демократии и нежелании руководить». (Кем и чем? — М.С.)

Обвинения в адрес Обамы в том, что он «не заинтересован в продвижении демократии» не новы. В частности, его обвиняют в том, что он «не толкает» демократию в Ираке, Пакистане, Средней Азии, словно демократия это повозка, завязшая в грязи других режимов, которую можно вытащить под крики «Эй, ухнем!» И демократия, как дубинушка, мол, сама пойдет. Охлаждение Обамы к «Эй, ухнем!» его противники видят даже в том, что Майкл Макфол покинул пост посла США в Москве. (Макфол любил совать нос в чужие дела). И в том, что Том Малиновский, назначенный на пост помощника госсекретаря США по делам «демократических программ», уже с июля прошлого года не может получить конфирмацию сената.

Навязчивая идея Буша сделать Ирак не только демократическим государством, но и «маяком демократии» на Среднем и Ближнем Востоке дорого обошлась американскому народу. Война в Ираке, начавшаяся под ложным предлогом лишить Саддама Хусейна ядерного оружия, переросла в длительную оккупацию. Американцы ушли из Ирака, оставив его не светочем свободы, а в огне межрелигиозных и межплеменных борений, на котором греет руки международный терроризм, включая отдышавшуюся «Аль-Каиду».

«Нью-Йорк таймс» пишет о том, как воспламенили президента Буша обитатели Майдана «размахивавшие оранжевыми шарфами». Но эти оранжевые шарфы повлияли на Буша, как красная тряпка на быка. И Буш провозгласил, что его цель «положить конец тирании во всем мире». (А почему не во всей нашей Галактике?) Украинский президент Виктор Ющенко был приглашен в Белый дом. Он выступил перед объединенной сессией Конгресса США как когда-то Черчилль. Ющенко стал символом демократии на марше, говорит Стивен Пайфер, бывший посол Вашингтона в Киеве, а ныне научный сотрудник Брукингского института. Но этот символ погас как и «маяк» на Арабском Востоке.

Я отнюдь не хочу создавать впечатление, что Обама и впрямь «мюнхенский соглашатель», что он в отличие Буша-Черчилля Обама-Чемберлен. Здешняя печать сообщает, что в узком кругу своих советников Обама «восхищался» вторым инаугурационным адресом Буша. Однако считал его «сверхобещанием, вызывающим несбыточные ожидания». В этом здешние наблюдатели усматривают причину кисло-сладкой реакции президента на Майдан-2014.

Показательно, что сам Обама был нем, как рыба, в отношении событий в Украине. За него говорили вице-президент Джо Байден. (Девять раз по телефону с Януковичем, пока тот не ударился в бега). Госсекретарь Джон Керри проявлял не меньшую активность. Суетится Виктория Нуланд, помощник госсекретаря, имеющая стаж работы в администрации Буша, так сказать, Жанна д’Арк присоединения Украины к Западу. «Большая Берта» — президент Обамы заговорил лишь три месяца спустя с начала Майдана-2014. За этим последовал телефонный разговор Обама-Путин. Разговор длился один час. Об его содержании мы знаем лишь по отрывочным и неполным заявлениям Кремля и Белого дома. Однако, создается впечатление, что оба президента договорились о модус вивенди в отношении Украины. Оно, по-видимому, зиждется на двух китах: целостность Украины и никакого военного вмешательства.

Такой модус вивенди не устраивает американских правых. Президент «Дома свободы» и бывший член бушевской администрации Дэвид Крэмер говорит: «К сожалению, Запад рассматривает ситуацию в Украине как кризис, который необходимо притушить. Вместо того, чтобы использовать ее как возможность для позитивных перемен». Позитивных для кого? Справедливости ради следует сказать, что горячие головы имеются и в Москве, в Госдуме, например, призывы вроде «даешь Крым!» никак не способствуют развязыванию украинского узла, превращая его в бикфордов шнур.

Украина переживает одновременно трагические и исторические дни. Подлинные благожелатели и тем более друзья украинского народа должны в первую очередь осознать это, а уж потом приступать к действиям, исходя из этого осознания.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.

Новая Украина. Хроника событий