Хроника событий Вайкуле не простят советские гонорары: как латвийская примадонна разозлила Крым Охота за коробейником: ялтинский предприниматель три года судится с чиновниками Шестеро крымчан, пострадавших на производстве, получили машины от фонда Медведев раскритиковал власти Крыма за медленные стройки В Киеве показали план возвращения Крыма к концу 2019 года

Крымский лакмус. Как события перепахали взгляды российских политиков

Лимонов, Навальный, Зюганов, националисты... Кто теперь любит Путина?

19.03.2014 в 16:29, просмотров: 38484

События на Украине, возможная война и особенно наметившееся присоединение к России полуострова Крым неожиданно перестроили российскую политическую поляну. Конечно, стройностью и логичностью наша партийная система никогда не блистала, но еще вчера в ней хотя бы было понятно, где правые, а где левые. Теперь же все смешалось: вчерашний непримиримый оппозиционер Эдуард Лимонов горячо одобряет действия президента Путина, а националисты, требовавшие защиты прав русских, недовольны... Как будто поднесли магнит к доске с железными стружками, и они выстроились в новом порядке. Чем объясняется этот эффект и надолго ли он сохранится — попытался разобраться «МК».

Крымский лакмус. Как события перепахали взгляды российских политиков
фото: РИА Новости

Парламентские партии: полный «одобрямс»

 Парламентские оппозиционные партии, когда это необходимо, всегда могут обеспечить поддержку «Единой России» — это мы видели и при голосовании по скандальному «анти-Магнитскому акту», и при проведении через Думу других резонансных законопроектов. Но в случае с Украиной и Крымом оппозиция, кажется, перещеголяла единороссов.

Приступив к написанию этого текста, автор зашел на сайт «Единой России» и обнаружил: событиям в Украине посвящены всего 2–3 новости мелким шрифтом да один вполне нейтральный комментарий на тему «Права человека на Украине должны быть соблюдены». Опасного слова «Крым» вообще не было в заголовках. А вот сайт оппозиционной КПРФ просто пестрил фоторепортажами из братской республики. Тут и обращение лидера партии Геннадия Зюганова, и хлесткие лозунги «Отстаивайте Севастополь! Фашизм не пройдет!». Пафос объясняется, в частности, тем, что первый секретарь ЦК Компартии Украины Петр Симоненко — старый партийный аппаратчик еще советских времен, никогда не прерывавший связей с российской «ветвью» бывшей КПСС. Его обращение, местами выдержанное в алармистских тонах, тоже украшает сайт КПРФ. К тому же в феврале неизвестные боевики (предположительно — «западенцы») сожгли дачу Симоненко под Киевом. Словом, у коммунистов есть все основания воспринимать украинскую революцию как «свою» войну. Тем более что лозунги и флаги не надо даже придумывать — подойдут старые советские, на тему «нет фашизму» (в бандеровском его исполнении).

Так что КПРФ к действиям власти по Крыму присоединилась безоговорочно, несмотря на то что считает себя оппозицией. «Если президент выполняет свою работу умно и в соответствии с той клятвой, которую он давал во время инаугурации, почему мы должны не поддерживать его позицию, позицию МИД, позицию России? — заявил «МК» первый вице-спикер ГД от КПРФ Иван Мельников. — В истории с Крымом все на самом деле настолько просто и настолько однозначно, что не ясно, кто кого поддерживает: мы позицию Путина или он нашу. Это одна большая здравая позиция».

Аналогичным образом к власти присоединились и другие парламентские оппозиционные партии. «Справедливая Россия» разместила у себя на сайте баннер «Поддержим Севастополь» и банковские реквизиты для сбора средств в поддержку Крыма. А на сайте ЛДПР события на Украине — вообще самая главная тема: партия Владимира Жириновского явно старается заработать очки у националистически настроенного электората.

Националисты: и «за», и «против»

Националисты и Крым — вообще отдельная песня. Казалось бы, власть не могла сделать националистическим движениям большего подарка, чем тема защиты русских и русскоязычных на Украине. Да плюс реализация территориальных имперских амбиций! Отдельные правые действительно с радостью подхватили этот мотив — в их риторике возвращению Крыма теперь отводится такое же место, какое лет двести назад отводилось мечте об отвоевании Константинополя. Однако другие остаются скептиками и мрачно шутят: мол, почему в Севастополе и Ялте защищать интересы русских можно, а в Тверской области нельзя?

— Много людей поддалось на ура-патриотическую пропаганду, людей зомбируют по ТВ, делится с «МК» своим видением проблемы лидер этнодвижения «Русские» Дмитрий Демушкин. — На мой взгляд, все вменяемые люди поддерживали Майдан, так как народ имеет право сменить воровскую власть. Конечно, нас заботит положение русских на Украине, и мы выступаем против насильственной украинизации. Но ведь власть всегда декларировала защиту не русских, а граждан России! Это двойные стандарты.

Одним словом, националисты не то чтобы не поддерживают в этой ситуации присоединение Крыма («Да я бы всю Украину присоединил!» — храбрится Демушкин), а скорее подозревают, что Владимир Путин взялся за этот проект не из тех соображений, из каких им бы хотелось. Тот факт, что горячо любимый националистами русский народ в этой ситуации поддерживает Путина (его рейтинг одобрения, по последним данным ВЦИОМ, подскочил до 59%), никого не смущает. «Ура-патриотическую волну долго держать не получится», — уверен Демушкин.

Другие товарищи из правого лагеря занимают диаметрально противоположную позицию.

— Националисты критикуют Путина за то, что не заботился об интересах русского народа за рубежом и в России, — говорит «МК» Егор Холмогоров. — Задача оппозиции — менять политику, придя к власти самостоятельно или повлияв на действующую власть. Все довольны, что наша власть восстановит историческую справедливость в отношении Крыма.

Все капризы из серии «почему в Крыму, а не в Тверской области?» Холмогоров считает «позицией откровенно предательской».

— Люди, которые лишь заигрывали с национализмом, а теперь занимают половинчатую позицию, просто показали, что они пламенные оппозиционеры, но не патриоты, — уверен он. — Тем более что часть российских праворадикалов имела тесные связи с украинскими правыми, и теперь у них «корпоративные» интересы возобладали над национальными. Получился такой, как это ни парадоксально, «националистический интернационал».

фото: Дмитрий Каторжнов
Антивоенный митинг: главное — активисты при деле.

«Яблоко» и Навальный: как Крым их примирил

Особняком среди националистов стоит самый, пожалуй, умеренный из них — лидер «Партии прогресса» Алексей Навальный. Сидя под домашним арестом, он обнародовал в блогах свою позицию по Крыму, суть которой сводится к следующему: Крым — российская территория, но раз уж Россия отдала его Украине, то наши международные обязательства должны чего-то стоить. Своим сторонникам он предлагает уделить больше внимания управлению той землей, что уже есть у России, — дескать, если построить хорошее государство, то к нему сами все добровольно будут присоединяться, без военных операций. И вообще, референдум по отделению территории — опасный прецедент для самой России, считает Навальный: вдруг и у нас какая-нибудь Чечня захочет отделиться? «Живой журнал» Навального после этого поста был заблокирован по требованию Генпрокуратуры, официально — за экстремизм...

Любопытно, что аналогичной точки зрения на «крымский вопрос» придерживается Сергей Митрохин, лидер партии «Яблоко». Все-таки не случайно Навальный свою политическую карьеру начинал именно «яблочником», хотя потом его из партии и исключили за национализм.

фото: Геннадий Черкасов

— Мы резко осудили решение о вводе войск, — сказал «МК» Митрохин. — Мы против любой военной авантюры, против того, чтобы Россия выходила за рамки правового поля. Конечно, мы за обеспечение прав русскоязычного населения, но вводя войска, Россия только провоцирует военный конфликт. К тому же присоединение Крыма — прецедент для самой России. Вон в китайских учебниках половина Дальнего Востока считается частью империи Цин — а если они захотят их присоединить? Или Северный Кавказ проведет референдум... Что? Навальный тоже так говорит? Ну, я рад, если у него разумная позиция...

Лимоновцы: раскол и исключения

А в партии Эдуарда Лимонова «Другая Россия» крымский вопрос вызвал даже самый настоящий раскол. Что не удивительно, если вспомнить, что большинство партийцев — в прошлом члены НБП, национал-большевистской партии. В критический момент одних из них потянуло в национализм, других — в большевизм с его обязательным интернационализмом.

— НБП в 2004 году поддержала Майдан как народное восстание, — говорит «МК» Михаил Пулин, на днях исключенный из другороссов. — А сейчас Эдуард Вениаминович занял позицию, совпадающую с кремлевской. Но в «Другой России» есть люди, которые эту позицию не разделяют. Мы не поддерживаем бандеровцев, но поддерживаем самоорганизацию. Без Майдана не было бы событий в Крыму и на Восточной Украине. Мы должны поддерживать эскалацию конфликта!

По словам Пулина, против позиции Лимонова выступили отделения в Новосибирске, Барнауле, Иркутске. Наиболее острый конфликт произошел в новосибирском отделении «Другой России», из которого большая часть членов была исключена за поддержку Майдана. «Людей много, может быть, в ближайшее время мы проведем конференцию и определимся с дальнейшими действиями, — говорит Пулин. — А Крыму лучше не к России присоединяться, а сформировать независимую русскую республику».

— Это смешно! — заочно оппонирует ему член исполкома «Другой России» Александр Аверин. — Мы еще в 90-е проводили акцию «Севастополь — русский город» и всегда считали Крым российской землей. А в сентябре на съезде проголосовали за возвращение России территорий, утраченных в конце ХХ века. Если Путин исполняет нашу программу, почему мы должны быть против?!

Исключения за несогласие с этой позицией, по словам Аверина, невелики. «Существенных потерь партия не понесла», — сказал он «МК».

фото: Геннадий Черкасов
Эдуард Лимонов задерживался за участие в либеральных акциях «Стратегии-31», а сидел — за националистические.

Эдуард ЛИМОНОВ: «Не я Путина поддержал, а он меня!»

Лидер «Другой России», последовательный критик власти писатель Эдуард Лимонов объяснил «МК», почему в оценках ситуации в Крыму он неожиданно для всех встал на сторону Кремля.

— Эдуард Вениаминович, все были удивлены, когда вы поддержали Путина по Крыму.

— Давайте сменим терминологию. Я не поддержал — я был первым, кто выдвигал эти идеи и сидел за них в тюрьмах. Еще в 1994 году нацболы захватили башню клуба моряков в Севастополе и с высоты 36 метров растянули огромный баннер «Севастополь — русский город», за что 16 человек были арестованы и провели какое-то время в украинских тюрьмах. За то же самое я был задержан на границе с Казахстаном. Мы постоянно говорили, что Россия имеет право на российские города, на Севастополь, на Крым, на левобережную Украину, на северные русские города, которые оказались в Казахстане, как тот же Уральск. Там Пугачев восстание поднимал, почему он стал казахским городом?! Только благодаря преступлению, совершенному Ельциным. Я почти 25 все это проповедовал. Я решительно возражаю против этого «поддержал» — если хотите, то это уж Путин поддержал Лимонова, а не я его!

фото: Наталья Мущинкина

— Но в 2004 году часть нацболов благодаря Майдану смогла получить политическое убежище на Украине...

— И что вы хотите этим сказать? Часто судьба личностей не совпадает с судьбой времени и судьбой народов, это сплошь и рядом встречается. Вам не приходит в голову, что интересы миллионов, интересы государства должны быть приоритетом перед судьбами десятков людей?

— Даже если это ваши соратники?

— Вы меня за кого принимаете?! За обывателя, который ради ребенка, чтобы ему квартиру построить, украдет миллионы, а вы будете это оправдывать? Тут все гораздо умнее, интеллектуальнее и правильнее.

— Но даже националисты не все безоговорочно поддерживают присоединение Крыма.

— Это все разговоры недоделанных и недоучившихся в школе. Националисты ошибаются — они вообще не шибко умные. Но еще противнее выглядят левые, которые ломанулись туда поддерживать тех людей, предки которых вплоть до 60-х годов воевали против нас и нашего государства. Я всегда понимал, что Западная Украина — это другая территория, это люди, которые пришли к нам очень поздно, в 1939 году, у них живая традиция украинской повстанческой армии.

— Любопытно, что присоединения к России в Крыму требовали на таких же мирных несанкционированных митингах, за участие в которых у нас людей сажают в автозаки. И вас не раз сажали.

— Я как раз всегда сидел — если говорить о тюрьмах, а не автозаках — за попытки присоединить к России территории. Меня арестовывали в Севастополе в 1994-м, потом я сидел за попытку отторжения от Республики Казахстан Восточно-Казахстанской области — таковы были мои обвинения — с целью присоединения ее к России.

— А многие считают, что вы чуть ли не по заданию Кремля поддерживаете присоединение Крыма.

— Это примитивная глупость и ложь. Нашу партию Минюст снова не зарегистрировал, нам ФСБ не дает проводить собрания. Люди говорят [фиг]ню, так и напишите. Я никогда не оправдываюсь перед врагами, которые меня атакуют и грязно лгут.

Комментарий эксперта

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики: «Это не оппозиция, а похоронная процессия!»

Конечно, тема Крыма, ровно так же, как тема Кавказа, Абхазии в свое время, порождает прилив патриотизма и линию консолидации общественности. Как мы можем вспомнить, эта консолидация недолговечна — консолидация 2008 года через год уже не существовала. Это такой социопсихологический процесс: людям нравится символически объединяться вокруг такой символической ценности, как Крым. Но что касается оппозиции, то она тут вообще-то не имеет никаких ставок в этой игре. Российская оппозиция — это некий труп, который никак не донесут до кладбища. Периодически могильщики утомляются и садятся выпить, поставив труп рядом. За кого один, за кого другой — это не имеет реального, даже слабого политического значения. Проблема оппозиции не в том, что ее мало, а в том, что она не имеет предложений, поэтому она все время примыкает к чужим. Эдуард Лимонов не вчера совершил свой разворот, а примерно около года демонстрирует лояльность власти и ненависть к либералам, ровно так же, как до этого он демонстрировал свою верность либерализму и выступал на «Маршах несогласных». Это говорит о том, что он может себе позволить быть любым. Политик не может позволить себе быть любым, а сопровождающий похоронную процессию — может. Националисты — или те, кого у нас так называют, — это тоже кружки, вся жизнь которых состоит в том, что они не соглашаются друг с другом. Если они вдруг согласятся друг с другом, то им будет нечего делать. Но ведь именно такие в такие минуты, как сейчас, — ведь это глубокий кризис! — мы нуждаемся в дискуссиях. Что делать с Украиной, что делать в Крыму? Эти вопросы надо обсуждать. Но ни оппозиция, ни примыкающие к ней журналисты не сформировали маленького виртуального Гайд-парка, где бы мы могли обсуждать, что происходит. И это проблема не власти, а наша.

Справка «МК»

Оппозиция предпочла сохранить свой актив

А что говорит по поводу «рейтинговых перспектив» оппозиции социология?

Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) лидера «Партии прогресса» Алексея Навального опубликовал данные собственного социологического исследования по поводу присоединения Крыма. Как выяснилось, 85,7% опрошенных хотели бы, чтобы Крым стал частью России, и только 6% ответили на этот вопрос отрицательно. Это соотносится с данными ВЦИОМ, согласно которым 86% респондентов считают Крым российской территорией (опрос проведен до подписания исторического договора 18 марта), 91% — высказался за присоединение полуострова.

Значит ли это, что оппозиция, не поддержавшая действия власти в Крыму, «убила» себя и свои рейтинги? На первый взгляд — да. Но не всё так однозначно. «Рост рейтингов, имиджевый эффект — это всё в любом случае получила власть, оппозиции ничего бы не досталось, — сказал «МК» замгендиректора Центра политтехнологий Алексей Макаркин. — Зато у оппозиции есть актив, этих людей мы видели на бульварах (на антивоенном митинге 15 марта. — «МК»), взвешенная оценка численности — около 35 тысяч человек. Это люди, готовые выходить на улицы. Не получив имиджевого эффекта, оппозиция бы внесла смятение в свой актив». Так что либералы предпочли сохранить симпатии своего ядерного электората. «Мощного удара по рейтингу оппозиции это не нанесет, так как не по чему бить, рейтингов нет, — добавляет в беседе с «МК» председатель правления ЦПТ Борис Макаренко. — Но оппозиция зафиксировала принципиальную позицию».

Смотрите видео: "Обращение к Федеральному собранию. Крым наш!"

01:41

Возвращение Крыма. Хроника событий