В Охотском море “начудили” капитаны

Андрей Крайний в “МК” сообщил подробности операции по спасению судов изо льда

Экспорт черной икры от искусственно выращенных осетров в европейские страны отныне официально разрешен. Об этом рассказал глава Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний вчера в гостях у редакции “МК”. Он рассказал также о возобновлении промысла мойвы после пятилетнего перерыва и разоткровенничался об операции по спасению из ледяного плена судов в Охотском море.

Андрей Крайний в “МК” сообщил подробности операции по спасению судов изо льда

— Андрей Анатольевич, ранее вы оценили спасательные работы, проводимые FESCO, в 200 млн. руб. — с учетом топлива. Уже ясно, кто в итоге заплатит?

— Не исключено, что часть расходов мы покроем из резервного фонда правительства. Какую именно — пока сказать не могу. Есть мировая практика: люди спасаются бесплатно, плавсредство и груз — за деньги. Но тут спасали все и всех, это была чрезвычайная ситуация. Сейчас мы работаем с Росгидрометцентром, пытаемся понять, могли ли капитаны предвидеть такую тяжелую погодную ситуацию. В любом случае, перед началом спасательных работ все рыболовецкие компании дали согласие на их оплату.

Капитан “Мыса Елизаветы”, получив предупреждение о сложной ледовой обстановке, все равно отправился в этот район. Теперь уже можно говорить, что ситуация с этим судном была критической. Его тащило на скалы, и глубина там была предельно малой для работы ледокола. Раскрою еще один секрет: обсуждался план, по которому со всех судов сняли бы экипаж, кроме дежурной команды, которая сидела бы на них до весны.

МК ТВ: Главный рыболов страны сравнил русских бандитов с якудза

Смотрите видео по теме

У капитана “Мыса Елизаветы” мы на год отозвали диплом. Считаю, что другие его коллеги должны знать, что потеряют профессию, если преднамеренно рискнут экипажем и судном. Сейчас “заплывы” разбирает межведомственная рабочая группа. В одном мы солидарны — в такой ситуации нужны типовые меры, ведь сейчас Росрыболовство может только порекомендовать не ходить в тот или иной район.

— Как развивается ситуация с трагической гибелью браконьерской шхуны “Партнер”?

— Одно могу сказать точно — в этом году произойдут события, которые поставят крест на незаконном промысле, который осуществляется без учета требований безопасности. Речь идет о соглашении с Японией о совместной борьбе против браконьерства, которое мы надеемся подписать во второй половине 2011 года. Такой документ мы уже подписали с Южной Кореей. Впрочем, ушлые браконьеры нашли обходной путь: сначала заходят в японские порты, там российская незаконная продукция чудесным образом приобретает японское же происхождение, после чего ее продают в Корею. Ущерб от этой деятельности оценивает в 450 млн. долларов в год. Кроме того, мы в этом году заключим подобные соглашения с США и Канадой. И если это не перекроет полностью кислород браконьерам, то уж точно превратит его поток в тонкую струйку.

— А что с давней идеей организовать в Москве “рыбный фастфуд”?

— Власти столицы уже определили план расстановки киосков, и в нем есть подраздел “Рыба”! Будут ли они торговать фастфудом или просто рыбной продукцией, сказать пока сложно. Впрочем, не могу не отметить, что россияне распробовали морские деликатесы. Так, в структуре выручки одной из крупнейших сетей России в начале 2010 года доля рыбы составляла всего 0,7%. К концу года она достигла 4%.

— Номинально скромные цифры, но рост более чем в пять раз — это большая удача.

— Этот год у нас был удачным — уже третий подряд. Очередной рекорд российских рыбаков — общий улов превысил 4 млн. тонн. Таких показателей не было с 1991 года.