Слишком нежный Путин

Почему автора идеи «оградить Северный Кавказ колючей проволокой» в Кремле лишь погладили по головке?

07.11.2013 в 18:52, просмотров: 22003

Каждый уважающий себя отечественный либерал твердо знает: многолетний Президент РФ Владимир Путин — агрессивный авторитарный политик, который не терпит возражений и обожает ломать оппонентов через колено. А я вот на этой неделе внезапно узнал, что настоящий Путин совсем не такой. Настоящий Путин — это исключительно корректное и деликатное создание. Правда, видеть эту грань характера ВВП дозволено не всем — только таким «заслуженным государственным деятелям», как Владимир Жириновский.

Слишком нежный Путин
Рисунок Алексея Меринова

В своей загородной резиденции Новоогарево глава российского государства В.В.Путин принял председателя ЛДПР В.В.Жириновского. В самом факте встречи обладателей одинаковых инициалов в теории нет ничего необычно. Как отметил Владимир Владимирович, приветствуя Владимира Вольфовича: «Мы регулярно встречаемся с представителями различных партий, прежде всего, конечно, представленных в парламенте. Сегодня такие встречи наиболее востребованы, имея в виду работу по подготовке ежегодного Послания президента Федеральному собранию».

Однако в России политическая практика и политическая теория имеют свойство кардинально различаться. Поэтому мне встреча Путина и Жириновского показалась «востребованной» вовсе не из-за подготовки ежегодного ритуального выступления президента перед парламентом. С моей точки зрения, у такого рандеву есть и более важная причина — недавние телевизионные высказывания Владимира Вольфовича о Северном Кавказе.

Если кто не помнит, то наш бравый парламентарий предложил оградить этот регион РФ «колючей проволокой», а его жителям — законодательно ограничить рождаемость. Как политический журналист с некоторым стажем, я уже давно отказался от привычки оскорбляться после очередных «оскорбительных заявлений» Жириновского. Выдавать на-гора «оскорбительные заявления» — это его работа, часть его имиджа, его амплуа. Если бы наш Владимир Вольфович вдруг начал мямлить нечто «политически корректное», я бы первым начал беспокоиться: а не заболел ли часом наш либерально-демократический вождь? Может, ему лекарство какое надо срочно подвезти?

Но заявление лидера фракции Государственной думы про Северный Кавказ — это не просто еще один фирменный «жириновизм». Даже будучи штатным политическим шутом, все равно можно нанести вред единству страны. Это «единство» и так становится все более эфемерным понятием. И на этом фоне слова Жириновского можно сравнить с действиями человека, который обливает и без того тлеющую комнату бензином, а потом в отдалении игриво щелкает зажигалкой.

фото: Геннадий Черкасов

Я очень рад, что в принципе Путин придерживается примерно такого же мнения. В ходе своей беседы с Жириновским президент использовал следующее словосочетание: «ущерб фундаментальным интересам нашей страны». Но во время просмотра по ТВ беседы двух государственных деятелей я все равно с трудом мог удержаться от изумления.

Обычно Владимира Владимировича Путина сложно назвать стеснительным политиком. Даже на такой мелкий «грех», как разговор министров во время его речи, «гарант Конституции» может отреагировать гневной репликой: «Слушай сюда!» Чего уж на таком фоне говорить о политиках, чьи действия, с точки зрения ВВП, «наносят ущерб фундаментальным интересам страны». Как правило, президент разговаривает с ними так жестко, что те либо сразу начинают каяться, либо бегут за границу, либо отправляются куда-нибудь по этапу.

А вот во время беседы с Жириновским Путина словно подменили. Президент вел себя как интеллигентный профессор, который стесняется сказать, что в автобусе ему очень больно наступили на ногу. В частности, устроенная ВВП Жириновскому «словесная выволочка» дословно звучала так: «У меня к вам большая просьба. У вас устойчивый электорат, сложившийся уже за два десятилетия. И я думаю, что нет необходимости обращаться к отдельной части вашего электората для того, чтобы укрепить среди него свои позиции в ущерб фундаментальным интересам нашей страны».

В силу врожденной вредности характера у меня сразу родился вопрос к президенту: а если бы электорат Жириновского был не очень устойчивым, он бы имел полное право укреплять свои позиции, нанося вред фундаментальным интересам страны? Так, что ли, получается?

Я пока не знаю, что было во время закрытой части встречи Владимира Вольфовича с президентом. Хочу надеяться, что там Жириновскому дали понять, что он был неправ, в менее деликатных, но зато более доходчивых выражениях. Но даже если так оно и было, вся эта история все равно оставляет какое-то горько-недоуменное послевкусие.

Да, Жириновский со свойственным ему талантом держать нос по ветру артикулировал политические «рецепты», которые у себя на кухне высказывают очень многие граждане РФ. А Путин, видимо, не хочет отталкивать от себя ни одну из «частей электората». Но эти «рецепты» — путь в никуда, путь к крови, путь к разрушению государства. Может, президенту стоило бы сказать об этом более отчетливо?

Еще один недоуменный вопрос. Жириновский лишь формально является независимым политиком. В реальности и он сам, и его партия давно обитают в «кармане» Администрации президента. Почему же ему тогда позволяют так резвиться? Почему ко всем его проступкам в Кремле относятся с такой «нежностью»?