Образ Путина: до и после Крыма. Что дальше?

Кем стал для россиян президент и каким они его увидят в будущем

31.03.2014 в 21:49, просмотров: 29243

Социология показывает, что в глазах россиян Путин до присоединения Крыма и после — это два разных образа. Да это и без цифр видно. Даже многие яростные оппоненты ВВП из «болотного движения» готовы все ему простить за Севастополь.

Насколько сильно изменился образ Путина после исторического воссоединения? Надолго ли Путин останется в этом образе, или его рейтинги начнут падать, а заслуги - забываться? И от чего это зависит? Своими мнениями и прогнозами «МК» попросил поделиться ведущих политологов и социолога.

Образ Путина: до и после Крыма. Что дальше?
фото: Наталия Губернаторова

Три сценария

Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий:

— Еще задолго до Крыма Путин и его команда создали формулу: он — президент для всех россиян, человек, который консолидирует нацию. У нас нет ни одного другого такого института, да и вообще не осталось значимых институтов, кроме президентского. Это позволяет Путину быть «тефлоновым», никакой негатив к нему не прилипает. Президент обеспечивает подавляющему числу россиян когнитивный консонанс: соответствие ожидаемой и получаемой информации. В сюжетах, где президента нет, консонанс сменяется диссонансом: возникают нестыковки между ожиданиями и реальным положением дел. А когда появляется Путин — все встает на свои места. Недовольство коррупцией, ЖКХ, образованием и медициной никуда не девается, но поскольку человеку трудно жить в диссонансе — ответственность за все плохое он автоматически перекладывает на низшие эшелоны власти.

При Путине в обществе сформировались очень высокие требования к фигуре президента. Когда на фокус-группах социологи обсуждают с респондентами возможность занять президентское кресло для других политиков, то звучат такие, к примеру, реплики: «Шойгу — хороший человек, спасатель, очень много сделал для страны. Но он ведь даже премьер-министром не был, как мы можем за него голосовать?» То есть поработать главой правительства — обязательное условие. При этом Медведев не котируется, поскольку он уже был президентом и сам ушел. Его просто не учитывают. Другие требования к президенту не менее жесткие: он должен доказать, что разбирается в военном деле, экономике, медицине и т.д. Кроме того, лучше уж старое, познанное, чем непонятное. То есть фигуры, способной заменить Путина, с точки зрения большинства, не существовало и до Крыма. Не случайно же даже в период массовых протестов, когда образ Путина на время померк, никто из альтернативных Путину политиков не поднялся, ни один оппозиционный лидер не возник.

И вот добавился новый элемент — Крым. Практически без единого выстрела он становится нашим. Это пробуждает все имперское, что было в сознании. Огромное количество людей, испытывающих комплекс неполноценности от развала советской империи, вдруг осознало: мы наконец-то вновь империя. Естественно, рывком, моментально рейтинг Путина поднимается на запредельную высоту. И какое-то время будет сохраняться на заоблачном уровне.

Дальнейшая динамика отношения к Путину будет зависеть от сценария, по которому пойдут Россия и Запад. Их три.

Первый вариант. Россия считает, что нам мало Крыма, и вводит войска на юго-восток Украины. Это означает, что Запад начинает холодно-горячую войну. Там не дойдет, скорее всего, до высадки натовского десанта, но будут полная экономическая блокада и массированная поддержка оппонентов России всем необходимым для успешных боевых действий, включая наемников. Такой войны экономика России не выдержит, она развалится, и тогда образ Путина тоже не устоит. Станет очевидно, что он сам создал осажденную крепость, с его именем будут связаны не только все те неудобства, которые люди начнут терпеть из-за блокады и войны, но и те, что люди ощущали и до украинских событий из-за коррупционной государственной машины. Все величие Путина в очень короткий срок исчезает. Образ Путина — громовержца и победителя не просто тускнеет: президент молниеносно превращается из символа нации в ее позор и виновника всех бед. От него требуют ответить за все. А наше общество пока устроено так, что низвержение образа президента приведет к полному краху страны.

Этот вариант маловероятен. Но ведь и вход в Крым до последнего казался маловероятным. Мне кажется, что это было во многом эмоциональное решение. Путин таким образом отреагировал на то, что договоренности от 21 февраля были аннулированы Майданом, и никто из подписавших этот документ западных министров иностранных дел на это не отреагировал. Путин воспринимал украинские события как действия зарубежной разведки и почувствовал себя обыгранным. Глубоко обманутым. И он, как игрок, бросился отыгрываться.

Второй вариант. Мы не идем дальше на Украину. Но все равно Запад стремится медленно нас задушить. В качестве инструментов будут использоваться иранская нефть, катарский газ, углеводороды Саудовской Аравии... Все это вываливается на рынок, и наши доходы будут медленно, но планомерно убывать. Это, по сути, вариант №1, но растянутый во времени. Он может длиться и 4, и 5 лет, но в конце концов для образа Путина закончится так же.

Третий вариант. Работает какая-то тайная дипломатия, идут постоянные согласования, поиски договоренностей с Украиной, Европой на ковре и под ковром. Запад не проявляет решительности, думает о рисках для своей экономики в случае удушения России... В конце концов, существует огромное количество дипломатических шагов, которые позволяют ослабить изоляцию, противостояние. Россияне все равно будут ощущать регулярные удары по своему материальному и символическому положению, но они не окажутся слишком болезненными. Тогда у Путина останется возможность обосновать, что все это ничтожно по сравнению с приобретением Крыма и поднятием России с колен. И он сможет выиграть как выборы в Госдуму 2016 года, так и президентские в 2018 году.

Но этого может не произойти даже при самом благоприятном сценарии, если Путина начнет заносить на волне своего успеха и ура-патриотизма большинства. Если он начнет какую-то охоту на ведьм, вылов шпионов... А ведь он уже сказал в послании Федеральному собранию и о национал-предателях, и о пятой колонне. Это, кстати, является одним из элементов психологии осажденной крепости. Но я надеюсь, что войны с частью своего народа Путин затевать не будет, потому что это безумие. Рациональность в нем должна победить.

Ловушка для ВВП

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:

— На «крымском» этапе Путин выступил как человек, который не боится брошенных ему вызовов. Собственно, он и раньше проявлял эту черту, но сейчас президент ее усилил, продемонстрировав, что готов к решительным действиям, в том числе — с использованием военной силы, и не только на Кавказе. Людям это, конечно, нравится. Ну и самое главное — он стал собирателем земель русских.

Но вот сохранится ли этот образ дальше — трудно сказать. Впереди у Путина новый огромный вызов. Россия сейчас находится в ловушке. Если ничего не делать, то на Украине будет проведена агрессивнейшая дерусификация, массовое подавление языка и культуры, а натовские инструкторы за 2–3 года подготовят очень мощную армию, которую бросят на Крым. И что будет тогда? Отобьем ли мы атаку армии натовского стандарта и какой ценой? И будет ли тогда Путин выглядеть таким же победителем, как сегодня?

А если этого не ждать и начать что-то делать сейчас, когда Украина не готова, то начнется страшный вой по всему миру, еще более жесткие санкции Запада и, возможно, кровь в столкновениях с украинской армией. Крым-то удалось взять без единого выстрела, а будет ли такой же легкой прогулка по Донецкой, Луганской, Одесской, Харьковской областям? И что скажут о Путине тогда?

При любом развитии ситуации образ Путина оказывается под угрозой.

Мы сейчас пытаемся решить вопрос о гарантиях безопасности Крыма и русского населения Украины через переговоры с Западом, но западники-то мирного решения не хотят. Они-то как раз хотят, чтобы была война Украины с Россией. Поэтому Путин оказывается в очень сложной ситуации, и как он из нее выберется — сказать пока трудно.

— Часть общества опасается, что на фоне ура-патриотизма и «синдрома осажденной крепости» Путин откроет «охоту на ведьм» внутри страны.

— Такие риски, конечно, есть, но они не слишком большие. Вот посмотрите, что получилось в Госдуме: депутат Илья Пономарев проголосовал против присоединения Крыма. Какой визг поднялся: «Предатель!» Было полное ощущение, что он не жилец, по крайней мере, в политике. Но ничего с ним плохого не произошло. Его голос только подчеркнул, что те остальные, которые голосовали «за», сделали это не из-за угроз и не под давлением. Думаю, Путин считает, что люди должны высказывать свои мысли без страха.

— Как вам кажется, Путин думал о своем месте в истории, когда принимал решения по Крыму?

— Место Путина в истории уже было и до Крыма. Он победил в Чечне и остановил очередную русскую смуту. Он думал, скорее, о другом. В планах Запада было подавить русских в Крыму и выбросить российский флот из Севастополя, заменив его американским. И вот как бы выглядел Путин в этом случае — большой вопрос. Я думаю, что, разыгрывая такой сценарий, Запад рассчитывал на свержение Путина. Предательства Крыма, сдачи Севастополя ему бы не простило российское общество, и тогда можно было бы начать мероприятия по замене ВВП как независимого правителя России на ставленника Запада.

План сработал бумерангом: Путин на данный момент укрепился. И что важно — он волевыми действиями увеличил уважение к себе во всем мире. На него сейчас смотрят как на единственного лидера, который не «прогибается» под ударами Вашингтона. И он становится главным мировым героем.

— Вы уверены, что героем, а не изгоем?

— Для тех правительств, которые подчинены Вашингтону, наверное — «мировым изгоем». Но для тех, кто недоволен Вашингтоном, для независимого мирового общественного мнения он герой. В пантеоне мировых героев Путин занял место Барака Обамы. Чем, я думаю, вызывает серьезную ревность последнего.

Что дальше: истерия или апатия?

Социологу, гендиректору «Левада-центра» Льву ГУДКОВУ мы задали несколько утрированный вопрос: в связи с присоединением Крыма проголосовали бы россияне сегодня за пожизненное правление Путина?

— Мы задавали подобный вопрос респондентам до присоединения Крыма, — напомнил социолог. — Подавляющее большинство высказывалось отрицательно. Социологи пришли к выводу, что в обществе созрел запрос на обновление политической элиты. Относясь позитивно к деятельности Путина в общем, подавляющее число респондентов говорили о том, что от его доминирования в обществе накопилась большая усталость. До 55% опрошенных не хотели, чтобы Путин выдвигался на следующий президентский срок. Люди ждали новую фигуру, представителя любого другого лагеря. Даже идею преемника Путина (чтобы кто-то из его команды выдвигался на пост президента) поддерживали лишь около четверти респондентов.

Конфликт на Украине и присоединение Крыма резко повысили одобрение и поддержку деятельности Путина (до 80–85%), но голосовать за него снова — это другое дело. Естественно, готовность голосовать за него тоже подскочила — до 46%, согласно последним замерам. Но все-таки это меньше половины. К тому же до выборов остается 4 года, и за это время подвиги президента в Крыму могут забыться.

— Как быстро может забыться «крымский подвиг» Путина и начаться падение его рейтинга?

— Восторги в отношении Путина могут продержаться долго в двух случаях. Если в обществе будет сохраняться и подогреваться истерическая атмосфера, усиливаться пропаганда. И — начнет разворачиваться жесткая репрессивная внутренняя политика, сопровождаемая поисками врагов, разоблачением пятой колонны и криками «ату!». Постепенный переход от выборочных профилактических репрессий к более широким и даже к террору, как показывает практика, позволяет законсервировать божественно высокий рейтинг вождей надолго или до конца их жизни.

— Но это будет рейтинг страха, а не искренний восторг...

— Они, как правило, идут рука об руку и сливаются в одно. Демонстративная лояльность страха рано или поздно перерастает в искреннюю любовь.

И есть второй механизм лояльности, на котором держался рейтинг Путина до Крыма. Массовая поддержка базировалась на равнодушии общества, на апатии. Несущей конструкцией растущего рейтинга Путина в «нулевые» было растущее безразличие.

Когда мы задавали вопрос: «Какие чувства у вас вызывает деятельность Путина?» — постоянно увеличивалось число тех, кто отвечал, что никаких. Со временем основная масса опрошенных стала относиться к Путину равнодушно. Их оказалось намного больше, чем сторонников и противников. Но те, кто отвечает «нейтрально», «безразлично», «не могу сказать ничего плохого», плюсуются, естественно, не к противникам, а к сторонникам. Вот вам и рейтинг. Удержание основной части населения в состоянии апатии, пассивности (что равносильно поддержке) — нормальная технология власти в мягких авторитарных режимах.

Сейчас мы наблюдаем вариант искренней поддержки Путина, не связанной ни с апатией, ни со страхом. Резко выросла доля позитивных реакций: одобрения, симпатии, гордости и восхищения. Мы имеем дело с патриотическим восторгом. Но такая поддержка, как правило, недолговечна. Она, скорее всего, продлится до тех пор, пока люди не начнут ощущать неудобств, связанных с ухудшением состояния экономики, оттоком капиталов, сокращением инвестиций и ростом цен в магазинах.

— Если Путин решит удерживать рейтинг, по какому пути он пойдет: раздувания истерии или сделает ставку на апатию?

— Не факт, что Путин решит любой ценой цепляться за рейтинги. Но если решит — то раздуть патриотическую истерию будет проще. Ставка на апатию делается в тучные годы.

Смотрите видео: "Обращение к Федеральному собранию. Крым наш!"

01:41