«Уралкалий» и теория заговора

Поведение белорусских властей — за рамками приличия

28.08.2013 в 19:49, просмотров: 9355

Международный скандал, в который вылился конфликт интересов «Уралкалия» и «Беларуськалия», не утихает. Задержанный в Белоруссии гендиректор компании Владислав Баумгертнер продолжает находиться в следственном изоляторе в Минске. Изначально говорилось об аресте российского топ-менеджера сроком на 2 месяца, однако в среду адвокатам гендиректора в СИЗО объявили, что он не арестован, а задержан на 72 часа.

«Уралкалий» и теория заговора
фото: РИА Новости

Говоря о взаимодействии «Уралкалия» и «Беларуськалия», естественно, обращаем внимание на то, что этот картель — Белорусская калийная компания (БКК) — получился довольно странным. «Уралкалий» начал торговать в обход БКК, несмотря на то что это их совместное предприятие создавалось с целью введения единой ценовой политики на мировом рынке.

В ответ в декабре прошлого года Лукашенко разрешил «Беларуськалию» торговать мимо БКК. Мол, если вы можете, почему мы не можем? Возникает вопрос: зачем в таком случае вообще нужна БКК, если и российская компания, и белорусы торгуют в обход ее?

Почему «Уралкалий» начал продавать продукцию сам? Об этом вам могут сказать только топ-менеджеры, которых ищут. Думаю, что там все достаточно прагматично: «Уралкалию» выгоднее действовать так.

Выгода есть выгода, но существуют же какие-то договоренности. Что это за картель, где они не соблюдаются? Мы просто очень многого не знаем.

Это спор «хозяйствующих субъектов», который вылился в нечто большее. Такие споры были, есть и будут в бизнесе. Но стоит задаться вопросом: почему он вылился в нечто большее? И какие риски не учли, допустим, российские бизнесмены?

Не учли, что торговля калием для Белоруссии — основной источник пополнения валютных резервов. Однако все это ни в коей мере не оправдывает того, как поступила и поступает белорусская сторона. Я вполне допускаю, что это могут быть обоснованные (подчеркиваю, обоснованные) претензии к «Уралкалию» и его топ-менеджерам (впрочем, показать, насколько они обоснованны, может только следствие). Но какими бы обоснованными они ни были, сама по себе операция по задержанию весьма вызывающая. Когда следует приглашение от премьер-министра, а потом приглашенного задерживают — это вне всяких норм приличий.

Какой еще можно сделать вывод? Когда слишком много политики вмешивается в экономические взаимоотношения — могут происходить подобного рода вещи. А в наших экономических отношениях с Белоруссией политики более чем достаточно.

Что же касается «теории заговора» и якобы желания российской компании, пусть даже такой весомой, как «Уралкалий», обвалить цены — это мировой рынок, здесь так не получится. Есть тенденции на нем, ценообразование, мировой спрос, который падает на сырьевые товары. И рынок калия не исключение.

«Уралкалий» сам пострадает в этом случае. Надо считать убытки, точнее, выпадающие доходы, которые понесет компания. Обвал рынка не является стратегическим интересом российской компании.

Кто в результате этой истории больше потерял — мы или белорусы? Потеряли все. Конфликты в таких делах, как правило, оборачиваются издержками и потерями для всех сторон. Конечно, для Белоруссии эта ситуация более болезненная — слишком уж они зависимы от калия.

Сейчас наши власти дают некоторое время на то, чтобы белорусская сторона сама поняла: она перегнула палку. Белоруссия нуждается в очередном транше из антикризисного фонда ЕврАзЭС. Возможно, они надеются решить вопрос о транше таким образом, с помощью подобного шантажа. Но в данном случае все будет наоборот. Если и дальше будут обострять конфликт, то никто им никаких денег не даст.

МЕЖДУ ТЕМ

Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко ответил Белоруссии своим оружием: он недоволен качеством белорусского молока. По словам главного санитарного врача России, из 240 образцов молока, обследованного его ведомством, как минимум треть не соответствует требованиям безопасности. Поэтому импорт белоруской продукции могут запретить.