Новая схема выборов РАН. За директора ФИАНа голосовали все: от академиков до уборщиц

Победитель Николай Колачевский опередил соперника более чем на 100 голосов

10.06.2015 в 16:00, просмотров: 8381

В Физическом институте им. П.Н. Лебедева РАН впервые после перехода институтов под управление ФАНО состоялись выборы нового директора. На конкурсной основе победил 43-летний специалист по квантовой оптике и лазерной физике, член-корреспондент РАН Николай КОЛАЧЕВСКИЙ. «МК» взял у новоиспеченного руководителя интервью.

Новая схема выборов РАН. За директора ФИАНа голосовали все: от академиков до уборщиц
фото: Геннадий Черкасов

- Поздравляем вас. Расскажите, как же теперь выбирают директора института?

- Спасибо большое за поздравление. Выборы состоялись в абсолютно демократической обстановке, в голосовании впервые за всю историю принимал участие весь трудовой коллектив нашего института, от академиков до уборщиц – всего проголосовало 1300 человек. С одной стороны, это хорошо, у всех должно быть право голоса, но... когда речь идет о выборе руководителя научной организации, тут решающими все же должны быть голоса ученых. Но это мое мнение.

- У вас были соперники?

- Да, по новому закону, выборы могут проходить только на конкурсной основе. Наш ученый совет выдвинул трех кандидатов. Кроме меня были рекомендованы член-корреспондент РАН Александр Горбацевич, который вместе с Жоресом Алферовым создавал Академический институт РАН, а также доктор физико-математических наук Наталья Полухина – специалист по ядерной физике и ученый секретарь ФИАН.

Сразу после выдвижения наших кандидатур последовало утверждение президиумом РАН, а также кадровой комиссией Совета при Президенте России, а мы в это время вели предвыборную кампанию в институте. В сумме у меня было около 20 выступлений как на научные темы, так и по общим вопросам, интересующим сотрудников института. Ну и поездки в наши филиалы, конечно – в Самару, Троицк, Пущино. В результате упорной борьбы, аргументов за и против, удалось победить во втором туре с перевесом в 100 голосов: за меня проголосовало 705 человек, а мой конкурент в последнем туре набрал 595 голосов.

- Обязательная конкуренция — это тоже новшество на выборах?

- Несомненно. Кроме того, отсутствовало какое-либо вмешательство вышестоящих органов. Были наблюдатели, которые способствовали тому, чтобы вся процедура прошла без нарушений.

- Как воспринял Геннадий Андреевич (Г.А. Месяц - экс-директор ФИАНа- Авт.) ваше назначение?

- Очень положительно. Геннадий Андреевич меня выдвинул и поддерживал в ходе выборов. Сам он по возрасту (академик Месяц в наступающем году будет отмечать 80-летний юбилей — Авт.), да и по собственному решению не планировал баллотироваться.

- Вы — ФИАНовец?

- Да, пришел сюда еще студентом в 1992 году, защитился, потом возглавлял лабораторию, теперь вот, через 25 лет стал директором.

- Может, у Вас есть готовый рецепт — как привлечь в науку молодежь?

- Прежде всего ее заинтересовывать. В России ведутся не имеющие аналогов за рубежом космические проекты, работают известнейшие физики-теоретики. Если создать молодому человеку условия для исследований, помочь выбрать яркое научное направление, обеспечить всем необходимым, многие будут оставаться в науке.

- Расскажите о космических проектах.

- Во-первых, многие, наверное, слышали про космический радиотелескоп «РадиоАстрон», который вместе с наземными телескопами представляет собой гигантский интерферометр, позволяющий заглядывать в ядра далеких галактик. К 2025 году мы должны запустить в космос другой, еще более чувствительный аппарат – телескоп «Миллиметрон». Кроме того, Россия — один из мировых лидеров в исследовании короны Солнца в рентгеновском диапазоне. В планах - отправка в ближайшие годы еще трех миссий для изучения нашего светила.

Ярким направлением нашей деятельности является работа по созданию высокотемпературных сверхпроводников. То есть тех, которые смогли бы работать при комнатной температуре.

- Где это может пригодиться?

- Можно привести простой пример. Если разместить в безоблачной Сахаре на одном квадратном километре обычные солнечные батареи, то энергией, которую они будут вырабатывать, можно обеспечить целый город. Проблема — в доставке электроэнергии по обычным проводам, в которых большая часть энергии теряется. Что же касается сверхпроводников, они могут работать только при низких температурах, в жидком гелии или азоте. Сами понимаете, что в пустыне таких условий обеспечить нельзя. Перед учеными во всем мире стоит сейчас задача создать сверхпроводники, способные работать при более высокой температуре. Это важно и для энергетики, и для транспорта, и для фундаментальных исследований.

- Очень много молодых сейчас все равно уезжает на Запад. С чем это связано, если в институте так много интересных проектов?

- Многие сегодня ссылаются на качество жизни, да и хочется попробовать себя в другой среде. Но тут уж, как говорится, у кого что считается качеством. Кто-то больше ценит бытовые удобства, кто-то родные просторы, богатейшую природу, разнообразие культур. С одной стороны, я - за поездки молодых сотрудников за рубеж, но, если они через 2-3 года заканчиваются возвращением сотрудника с накопленным багажом опыта и знаний. В противном случае, если «беглецы» там остаются насовсем, получается, что наши вузы и институты просто куют кадры для других стран.