Российский физик Смирнов, «обойденный» Нобелевской премией за нейтрино, прокомментировал ситуацию

«Нобелевский комитет упомянул нашу работу в общем описании»

06.10.2015 в 19:58, просмотров: 31182

Нобелевская премия в области физики была присуждена во вторник Такааки Каджите (Япония) и Артуру Макдональду (Канада) за открытие осцилляций (взаимопревращений) нейтрино. Однако, по словам российских экспертов в области ядерной физики, среди лауреатов мог бы быть и наш бывший соотечественник Алексей Смирнов. Нам удалось дозвониться до Алексея Юрьевича и получить его комментарий.

Российский физик Смирнов, «обойденный» Нобелевской премией за нейтрино, прокомментировал ситуацию
На фото: Алексей Смирнов

Будучи сотрудником Института ядерных исследований РАН, Смирнов вместе со своим коллегой Станиславом Михеевым еще в 80-х теоретически доказал усиление осцилляции нейтрино, проходящего через Солнце, что явилось в своем роде ключом к пониманию основного вопроса. Помимо прочего все группы ученых, и наши, и зарубежные, доказав осцилляцию нейтрино, доказали, что они имеют массу.

За «большой вклад в теоретические и экспериментальные исследования в области физики элементарных частиц, ядерной физики и нейтринной астрофизики» Михееву и Смирнову вручили в 2008 году Премию имени академика М.А.Маркова, учрежденную учёным советом Института ядерных исследований РАН.

Однако на самом деле, по словам коллег, они заслуживали большего. К сожалению Михеева уже нет в живых, а Алексей Смирнов — за границей. Будучи почетным профессором Института при ЮНЕСКО в Италии, 64-летний ученый работает еще и в немецком Хейдельберге, в престижнейшем Институте Макса Планка по ядерной физике.

Итак, звоним Алексею Юрьевичу.

- В нашей области вручение Нобелевской премии - огромное событие, - говорит Алексей Смирнов.- Хотя мы, если честно, ожидали, что экспериментаторы будут награждены.

- Вам не обидно, что вас не включили в число номинантов?

- Я не уверен, что я имел шанс быть в одной команде с экспериментаторaми.Так иногда бывает, что премию вручают не теоретикам, а именно экспериментаторам, которые говорят последнее слово в той или иной области исследований. Тут все решает Нобелевский комитет. Но он, надо отдать ему должное, все же упомянул нашу совместную работу со Станиславом Михеевым в общем описании труда Каджиты и Макдональда. Я знаю, что мы, Михеев-Смирнов-Вольфенштейн (был с нами в группе еще третий коллега) были номинированы на открытие эффекта МСВ для Нобелевской премии ранее. К сожалению, оба Михеев и Вольфенштейн умерли. Так что я теперь один. Но работа не осталась без внимания, - я получил за нее приз Понтекорво (Дубна), Сакураи приз (США) и другие.

- Расскажите о своей работе.

- На самом деле то, что касается нашего открытия с Михеевым, это не совсем осцилляция. Осцилляция — это периодические переходы нейтрино из одного вида в другой. Так происходит с атмосферными частицами (с ними работал Каджито), а вот изменения солнечных нейтрино — это нечто другое. С ними происходит плавный, но необратимый процесс, связанный с изменениями плотности на Солнце.

- Чем может помочь открытие массы у нейтрино нам, земным жителям?

- Это поможет в будущем создать земной томограф, чтобы выполнить томографию Земли для изучения ее недр. Массивные нейтрино могут также играть определенную роль в формирование структуры (галактики, скоплений галактик) во Вселенной. Кроме того масса нейтрино может помочь нам разобраться в глобальной асимметрии Вселенной: почему вещества в ней больше, чем антивещества? Не исключено, что нейтрино играет здесь определенную роль.

- Расскажите немного о себе: давно вы живете за границей?

- Я за границeй с 1992 года. Условия очень хорошие.