Падалка нелестно высказался о поиске утечки на МКС чайным пакетиком

«Весьма ненадежный способ»

Разгерметизация, поломка туалета, теперь еще и поломка генератора кислорода. В российском сегменте МКС проблемы сыплются на головы космонавтов одна за другой. Мы выяснли, как будет выходить из положения экипаж станции, который насчитывает сегодня шесть человек.

«Весьма ненадежный способ»
Геннадий Падалка

Генератор кислорода «Электрон-ВМ», созданный на предприятии НИИхиммаш, установлен в модуле «Звезда». В среду вечером, когда на станцию только прибыл новый экипаж, стало известно, что система подачи кислорода сломалась. О разговоре одного из российских космонавтов с ЦУПом стало известно из трансляции NASA.

- В этом нет ничего необычного, - система периодически ломается, - прокомментировал случившееся космонавт Геннадий Падалка. – Я «Электроном» занимался еще в 2004 году, когда он был относительно новым.

Что случилось с ним сейчас, пока не ясно. Если вышел из строя жидкостной блок, то его заменят. А на время ремонта все будут пользоваться кислородом, генерируемым аналогичной американской системой.

Хуже, если система «полетела» полностью. Подобная у американцев, но длительно поддерживать шестерых человек она не сможет. Правда, на этот случай может быть запас кислорода в баках грузового корабля «Прогресс».

А кроме баллонов с кислородом на грузовике, на самой станции всегда имелся солидный запас кислородных шашек к твердотопливному генератору кислорода (ТГК). Каждая такая шашка выделяет до 600 литров кислорода, это достаточно для одного человека в сутки.

Справка «МК»: "Учитывая мощности генераторов, дополнительного 100-дневного запаса баллонов с кислородом, который хранится на американском модуле, а также запаса кислородных шашек, кислорода на МКС должно хватать примерно на полгода, без учета его «подвоза» на грузовых кораблях".

В четверг, по сообщению Роскосмоса, американская система по генерации кислорода работала в штатном режиме, и безопасности экипажа ничего не угрожало.

Что касается другой проблемы — медленной разгерметизации российского модуля «Звезда», она, по словам Падалки, может быть гораздо серьезнее. Она не грозит нехваткой кислорода - течь очень мала, да и переходный отсек находится сейчас, пока идет поиск, в изолированном состоянии. Проблема может заключаться в другом — в системном устаревании нашего модуля, реанимировать который со временем будет все труднее.

- Нашим членам экипажа удалось найти отсек, где происходит течь. Это ПРК — переходная камера со стыковочным узлом. К нему причаливают грузовые корабли для коррекции орбиты и перекачки топлива. Но конкретную микрощель, через которую со станции очень медленно уходит воздух, пока найти невозможно. Дело даже не в том, что члены экипажа не могут это сделать, - это в принципе пока невозможно, даже ультразвуковая аппаратура американцев ее не определяет. 

- И, тем не менее, наши космонавты Анатолий Иванишин и Иван Вагнер доложили вчера в ЦУП, что им удалось найти возможное место утечки при помощи чайного пакетика, который подтягивался воздушной струей в район расположения аппаратуры широкополосной системы связи.

- Не уверен, что это точная диагностика. Вовсе не факт, что пакетик тянуло воздухом именно из микроотверстия в переходной камере. Даже при выключенной системе вентиляции это весьма ненадежный способ определения течи.

- Было ли подобное в вашей летной практике?

- Нет, такого не было. Что вы хотите, наши модули построены по технологиям прошлого века. Ресурсы определены по ГОСТам и стандартам 70-80 годов, по которым создавалась еще станция «Мир». Тогда они составлял на все модули 5 лет и продлевались максимум до 15 лет. А наши нынешние ФГБ «Заря» и СМ «Звезда», построенные по тем же самым технологиям, летают с 1998 и 2000 годов соответственно. Поэтому все разговоры об использовании российского сегмента для строительства отечественной станции после окончания эксплуатации МКС не имеют под собой никаких технических оснований.