Новые басни о главном

С поправкой на теперешнюю реальность я и переосмысливаю классические сюжеты

Давно хочу заняться переложением известных произведений на современный лад — с тем чтобы они стали более понятны нынешнему читателю.

С поправкой на теперешнюю реальность я и переосмысливаю классические сюжеты
Рисунок Алексея Меринова

Мой сегодняшний Прометей прикован к телефону, а печень ему клюет жена, Сизиф создает планы выхода из экономического кризиса, Геракл совершает беспримерные подвиги по истреблению живой природы и убивает кентавров, богатырь Илья Муромец взасос братается с Соловьем-разбойником, Гефест устраивает широкомасштабные лесные пожары…

Помните сказку о шапке-невидимке? Боюсь, сегодня этот прикол не проканает: окружающие уловят исходящий от героя парфюмерный аромат, который шапка-невидимка не может спрятать…

Портрет Дориана Грея

Представим: действие оскаруальдовского романа о Дориане Грее развивается в нынешнем обществе (а то и в социалистическую эпоху). Напомню, в гениальном творении герой остается вечно молодым, а старится его спрятанный в тайной комнате портрет… Но что, если бы Дориан Греев (так мы его поименуем) устыдился своей способности не дряхлеть, захотел стать “как все” и принялся бы посещать СПА-салоны, институты красоты, делать подтяжки лица и впрыскивать в губы силикон? И вообще стал бы всячески подлаживаться под окружающих его монстров? Одевался как они, серел и пошлел на глазах? А портрет, как ему и положено, оставался неувядаем и юн? То есть — все встало бы на свои места. Стоило бы тогда Оскар Уайльду создавать бессмертное произведение о такой банальной ситуации?

Адам и Ева

Притча об изгнании из рая Адама и Евы — долгосрочная история, начавшаяся в незапамятные времена и развивающаяся на наших глазах.

Скорее всего никакого изгнания из рая в буквальном смысле не происходило, но Господь придумал и поведал людям назидательную новеллу, так сказать, впрок, на вырост: “Будете стремиться к чрезмерной свободе нравов — закончится плачевно. Довольствуйтесь тем, что имеете”.

Длинные юбки и сюртуки оказались для человечества недостаточно прогрессивны и откровенны. Появившиеся мини-юбки и шорты хоть и стали смелым шагом вперед, все равно были приравнены к ханжеским фиговым листкам. Фотографии Брижит Бардо в трусиках и Софи Лорен топлес не дразнили фантазию, не бередили желание так, как требовал стандарт времени. Наступила эпоха “Плейбоя”, а потом и откровенной порнографии на сайтах. Трудно сказать: была ли прежняя жизнь человека райской, но то, что он сам себя загнал в ад бешеного вожделения, — очевидность.

Мартышка и очки

Не может не восхищать вечность и неиссякаемость басенных ситуаций… Обличаем тех, кто “тырит”, “пилит”, взяточничествует… А Васька слушает, да ест.

Твердим о скорейшем, незамедлительном внедрении нанотехнологий… А воз и ныне там.

Критикуем высоких чиновников за полнейшую неразбериху и несогласованность действий… А “квартет” (или “дуэт”), где друзья меняются местами, продолжает играть на наших нервах. И плевать нынешним музыкантам на давнишний приговор: “А вы, друзья, как ни садитесь, все ж в музыканты не годитесь”. Со сцены эти исполнители не уйдут.

Ну а мартышка, лижущая и нюхающая очки в надежде улучшить зрение, — не наше ли это отношение к тем самым навязшим в зубах инновациям и за кем — Японией, Китаем, США — хотим угнаться? Нет, для нашей реальности типичнее и правильнее будет аналогия: мартышка, трансформировавшаяся в несчастных пенсионеров, которых потчуют фальшивыми лекарствами.

Богатый и бедный

Говорят: не только рядовым обывателям, но и высшему руководству надо побольше читать. Однако многое и без чтения простых и сложных книг известно каждому — уже со школьной скамьи.

Хрестоматийные примеры не забываются. Например, рассказ Чехова “Толстый и тонкий”. Тот, кто не помнит, о чем он, легко догадается из моей попытки изложить его языком и ситуацией современного бытия.

Один богатый человек накопил много денег и купил себе должность министра. Другой накопил поменьше, у него хватило сбережений только для того, чтобы купить должность заместителя министра.

И вот, приходя на службу и видя своего шефа, этот ненакопивший внутренне негодовал: разве справедливо, что одни могут позволить себе сделаться министрами, а другим не хватает на это средств?! Где равенство? Где социальная политика государства? Куда смотрит Счетная палата?!

Аукцион

Представляю ситуацию недалекого будущего (прямо как в романе Александра Беляева “Продавец воздуха”), когда ведущий аукциона объявит: “Прибывающие из Норвегии массы холодного воздуха готовы купить власти Москвы — в связи с будущим жарким летом, а тепло приобретут ведущие турфирмы, отправляющие туристов в Хорватию и Париж. Кто больше?”

Дракон

Сказки о драконе известны не только книгочеям, но и широким массам любителей телефильмов. Сказкам свойственно приукрашивать действительность. Но вывод и урок очевиден: как только имярек оказывается на вершине власти, он тут же превращается… если бы в дракона… Нет, такое по плечу единицам. Увы, большинство преобразуются в полнейших ничтожеств! Власть обнажает их суть. Казалось бы: что им, победителям, шестерить, пресмыкаться — ведь уже наугождались на пути к трону, но именно сделавшись всемогущими, они демонстрируют жалкую свою холуйскую природу.

Энциклопедия

Недавно из одной умной статьи я узнал, почему “Евгений Онегин” по сей день является “энциклопедией русской жизни” (слова В.Г.Белинского). Было сказано: с помощью этого хрестоматийного произведения реально расшифровать и наш нынешний быт. И даже определить, кто из генералов (как муж Татьяны) подастся в декабристы. Сей лихой поворот (никак я не мыслил этого мужа участником событий на Сенатской площади) навеял идею выяснить: какие еще произведения художественной литературы и какие персонажи (исходя из вышеперечисленных параметров) являются “энциклопедиями русской жизни” (и почему?):

1. Буратино (любовь к деньгам и пребывание в Стране дураков).

2. Пес Барбос и необыкновенный кросс (борьба с пьянством).

3. Маугли (выживание среди себе подобных при помощи кусания и царапания).

Вавилонская башня

В чем суть сбывающегося на наших глазах пророчества о Вавилонской башне? В том, что за две тысячи лет более-менее цивилизованного (разумеется, с провалами и срывами в пропасть дикости) существования послехристовой (уж не говорю — ветхозаветной) эпохи люди так и не научились договариваться, понимать друг друга, ладить и дружить. Напротив, межнациональные и религиозные раздоры делаются все непримиримее и свирепее, изуверские расправы над иноверцами и казни инакомыслящих — все изощреннее и масштабнее. Ощутима как никогда грань, за которой грозящая начаться открытая схватка уже не сможет затихнуть, а сторонам нереально будет вернуться на исходные позиции.

Многие пророчества, помимо вавилонской бессмысленной стройки, оказались близки к исполнению… Практически все… Древние почему-то были уверены: человечество оправдает самые худшие ожидания. Так и произошло.