Минкульт отвоевал часть прав у Минобраза

Но взять 100% ответственности за художественное образование в стране не готов

…Только ленивый не критикует проект закона “Об образовании” (должен вступить в силу в 2013-м), в частности, блок, касающийся художественного обучения (вспомнить недавнее громкое обращение за подписью Спивакова, Табакова, Кончаловского). Но будем справедливы: проблемы возникли не сейчас, им сто лет в обед. Просто раньше Минобраз в упор не замечал лепетания Минкульта в пользу своих заведений, сейчас же проблему не удалось “замолчать”. А рад ли новой ноше сам Минкульт?

Но взять 100% ответственности за художественное образование в стране не готов

Вчера кое-что прояснил Олег Неретин, директор департамента науки и образования Минкульта. Удивительно, но без лишней истерики он скорее защищал Минобраз, подчеркивая, что “нынешняя критика деятелей искусства больше относится к уже давно действующему законодательному полю, чем к проекту нового закона”. В чем, однако, критика заключается?

Во-первых, закрепленная в концепции образования РФ на 2008—2015 гг. триединая непрерывная образовательная схема (школа—училище—вуз) — уникальная именно для России — должна оставаться и впредь неприкосновенной. И никакого влияния чудесной Болонской системы, которую уж десять лет пытаются навязать нашей системе образования, не нужно. Впрочем, Неретин клятвенно уверяет, что “актер останется актером, режиссер — режиссером, то есть в статусе специалистов, без деления на бакалавров и магистров”.

Но вернемся к основе артобразования — детским школам искусств (их в стране примерно 5400), с них начинается все прекрасное, что есть в ребенке. Так что? Еще в 1992-м эти школы получили нелепый статус “дополнительного образования” — ровно тот же, что и факультативные кружки при домах культуры. А статус тянет за собой целый воз проблем: нет образовательных стандартов, не предусмотрен по окончании документ обязательного образца, низкий статус педагогов, проблемы их выхода на пенсию. Теперь Минкульт бьется над тем, чтобы придать им “какой-то другой статус” — скажем, учреждений предпрофессиональной подготовки.

Далее берем средние заведения для одаренных детей, где получают профобразование не после 9-го класса, а с самых ранних лет: все они (а это 29 прославленных школ, вроде приконсерваторской ЦМШ) работают “в виде исключения”, и до сих пор непонятно, на какой законодательной основе будут работать впредь.

В вузах остается острая проблема с аспирантурой: тут все просто — до 1992 года чудесно существовала ассистентура (по ее окончании аспирант должен не защищать научный труд, а представить творческий продукт), ее упразднили. После принятия нового закона — как обещает Неретин — ассистентура вернется.

Впрочем, в новом проекте отсутствует понятие “академия” для именования художественных вузов. И чем будет считаться, скажем, РАТИ (ГИТИС) или консерватория? Неужто институтами? Минкульт успокаивает, что оба они получат (сохранят) статус университетов, хотя и не будут иметь по закону “семь укрупненных групп специальностей” (а только одну группу — культурную), как того требует существующее законодательство.

— А почему вы не хотите все детские школы искусств взять под крыло Минкульта?

— У нас и так почти все вузы культуры и искусства находятся в ведении Минкульта. В среднем звене — 18 учреждений подчинено тоже нам. Остальные — дмш, колледжи, училища — находятся либо в ведении субъектов, либо в муниципальном… и в ведении Минкульта они никогда не находились, возвращать их не очень правильно. Авторы письма больше имели в виду, что образовательная политика должна исходить от Минкульта. Что ж, образовательную политику для дмш мы будем осуществлять сами (этого мы и добивались), Минобраз и не собирается писать для них федеральные требования. В проекте нового закона как раз появилась — хочу заметить, впервые! — статья, которая отделяет образование в сфере культуры и искусства от всего остального. Надеемся, нам это поможет.