В школах переходят на личности

Родителей просят дать согласие на использование персональных данных детей

05.05.2011 в 19:59, просмотров: 7965

В столичных и подмосковных школах начали просить родителей подписать согласие на обработку персональных данных детей. Но многие родители отказываются это делать. Тем более что сами учебные заведения в большинстве своем толком не могут объяснить, зачем это нужно. А семьи в свою очередь не понимают, с какой целью собирается подобная информация. В ситуации разбирался корреспондент “МК”.

В школах переходят на личности

В бланке “Согласие законного представителя на обработку персональных данных подопечного” указано, что к этим самым данным относятся: данные свидетельства о рождении (или паспорта), данные медкарты, адрес проживания, данные об обучении и прочие сведения. Там же написано, что делается это в целях обеспечения учебного процесса, медицинского обслуживания, ведения статистики, участия в интеллектуальных соревнованиях. Подписав бумагу, мама или папа дает согласие на передачу этой информации “третьим лицам” — департаменту образования, милиции, военкомату, медучреждениям и т.д.

— Родителей не информируют, зачем нам раздали бланки, чтобы мы подписали согласие на обработку и использование персональных данных наших детей, — говорит мать двоих детей, член Одинцовского родительского комитета Елена Орлова. — Кроме того, там не уточняется, какие конкретно данные они хотят от нас получить. В документе приведены несколько примеров, но там же прописано “и прочие сведения”. Что это значит? Тем более в свете введения в школы ювенальных технологий. В Москве уже есть случаи, когда семьи страдали от них — детей забирали из благополучных семей.

Сама Елена отказалась подписывать эту бумагу. По ее словам, в школе назвали причину сбора информации — для олимпиад или для оформления аттестата. Но тем не менее она ей кажется слишком формальной. Кстати, не так давно в учебном заведении потребовали, чтобы дети принесли медицинский полис для создания еще одной электронной базы данных.

Не нравится родителям и приписка “и т.д.” при перечислении “третьих лиц”, которым эта информация может быть передана. Получается, получил согласие — и передавай данные кому захочешь?

По словам члена Московского родительского комитета Надежды Черняк, форма, которая есть в школах, абсолютно безграмотна.

— У нас вызвала подозрение формулировка “подопечный”. Она юридически неправильна. То есть мой ребенок — уже не мой. Я перехожу в роль опекуна, а не родителя. И, конечно, строка о передаче информации третьим лицам тоже довольно некорректна. Поэтому мы составили свою форму. Многие наши родители приходят с ней в школу, там ее принимают, — рассказывает о своем опыте Надежда Анатольевна.

По словам родителей, школы вводят их в заблуждение, не информируют об основаниях проведения этой работы, не ссылаются на закон, не гарантируют защиту информаии. Кроме того, они не предоставляют сведения о лицах, имеющих доступ к данным.

В школе им. Попова в городском округе Власиха нам объяснили, что они собирают эти данные для ЕГЭ и итоговых аттестаций.

— Распоряжение поступило из министерства образования Московской области, — коротко прокомментировала ситуацию завуч школы Галина Шик.

По словам юриста, члена Союза юристов образовательных учреждений Натальи Васильевой вся загвоздка в самом ФЗ “О персональных данных”. Закон довольно жесткий, и нарушений в действиях школ, которые его выполняют, нет. Они обязаны это делать. Иначе штраф 3—4 тысячи рублей.

— Другое дело, что школы не всегда грамотно составляют эти анкеты. Документ должен быть очень подробно и четко прописан. Этого, как правило, нет. Кроме того, учебные заведения не всегда грамотно задают вопросы и ведут разъяснительную работу среди родителей. Школа обязана отвечать на вопросы и объяснять, куда пойдет та или иная информация, что за третья сторона, — говорит Наталья Владимировна. — Но в любом случае эта информация нужна школам, однако родители имеют полное право отказаться. Закон на их стороне.