Занимательная вирусология

Нас разводят, и мы не сопротивляемся

26.06.2011 в 18:08, просмотров: 31630

Двадцать шестого мая этого года мне предстояло запустить свою новую программу в Интернете — Минаев Live. Гостем моего первого эфира был Никита Сергеевич Михалков, вокруг которого продолжался скандал с мигалкой. Перед запуском программы мне необходимо было придумать, как привлечь внимание аудитории к моему проекту.

Занимательная вирусология

В социальных сетях я достаточно известен, разговоров о запуске проекта в Интернете было достаточно, но не хватало чего-то такого, что могло бы резко взорвать аудиторию. Какой-то “магии, с последующим полным ее разоблачением”. Я сидел на кухне, курил и серфил Интернет, просматривая рекламные ролики в безумном количестве. Объектом изучения были так называемые вирусные видео.

“Вирусняк” — это короткое видео, снятое в жанре комедии, драмы, экшна, псевдорасследования или имитирующее съемку на мобильный телефон/камеру сцены из реальной жизни. Например, снятый камерой наблюдения сумасшедший менеджер, разносящий столы своих коллег компьютерной клавиатурой (“вирус”, запущенный в Сеть перед выходом на экран нового фильма Бекмамбетова).

Наиболее обсуждаемыми событиями накануне старта моего шоу был инцидент с водителем Шойгу, который обещал прострелить голову водителю, не пропускавшему его оборудованное мигалками авто, и тема мигалок как таковая. На ней-то я и решил паразитировать. С одной стороны, история была опасная — снимешь плохо, засмеют. Снимешь хорошо — половина людей никогда не поверят, что это было постановочное видео, и еще год будут мусолить тему твоей мигалки. Но рекламный эффект мог получиться.

Итак, двадцать третьего мая я купил за восемьсот пятьдесят рублей красный маячок, установил его на свою машину, а мой приятель — во втором автомобиле, с камерой в руках — поехал впереди. Мы включили мигалку, и моя машина начала совершать маневры по обгону машины приятеля, который якобы не хотел уступать мне дорогу. Кульминация видео — я обгоняю его машину, открываю окно и злобно ору: “Ты, баран, тебе чего, дороги мало? “

Дальнейшее — дело техники. Спецсигналы и звуки ГСМ мы взяли из знаменитого ролика с водителем Шойгу и наложили на свое видео. Мигалку обработали при монтаже, чтобы ярче мигала.

Через час “разгневанный автолюбитель” выложил видео на YouTube и в сообщество “Синие ведерки” в “Живом журнале”. Еще через час я и моя мигалка стали главными героями Рунета. В “Синих ведерках” началась война с “быдлом и хамом Минаевым с красной мигалкой”, информацию оттуда перепечатали практически все новостные порталы, потом она вырывается на радио — РСН, “Сити ФМ”, “Коммерсант ФМ”. Потом пошли разные газеты (“Комсомольская правда” в одном из выпусков на этой неделе до сих пор всерьез обсуждает мою мигалку). Информация распространялась со скоростью новости про убийство бен Ладена (с другой стороны, что нам этот бен Ладен, его же с мигалкой не ловили).

К вечеру вирус получил распространение, на которое я, честно сказать, и не рассчитывал. У меня было два утвержденных телеинтервью для следующего утра и несколько просьб о выходе в прямой эфир на радио.

Тактические задачи были решены, и логично было бы раскрыться и рассказать о том, что видео — постанова. Но, обуреваемый азартом ребенка, который разбил мячом два окна в спортзале, я решил засадить в окно директора.

Я вышел в народ… каяться. Каялся я часа три — с полуночи до двух. Каялся в своем “Живом журнале” и Твиттере. Каялся искренне, надрывно, этак по-есенински. Главным слоганом покаяния стала фраза Саши Бородача из “Нашей Раши”: понять и простить (я надеялся, что хоть тут-то меня расколют, ткнут пальцем и возопят: “смотрите, да он же тролль! Это же Бородача фраза!”).

Знаете, это удивительно, насколько бесконечно простирается русское всепрощение. Кредит народного доверия неиссякаем. У нас можно практически все: воровать бюджетные деньги, ездить пьяным на машине, снося автобусные остановки, бить ногами женщин-журналистов, стрелять в голову случайным прохожим. Главное — это вовремя изобразить покаяние. Склонить голову, пробубнить что-то такое жалостливое, а потом резко вскинуть мутный взор и произнести: “Да я такой же, как вы! Неужели вы меня не простите? Неужели вы в своей жизни не попадали в такие дурацкие ситуации? “

И, знаете, меня простили. Народ наш доверчив и отходчив. В глубине души каждый, кто читал мои фальшивые стенания, наверняка находил своего Минаева с мигалкой. Кто-то в самом деле ездит с мигалкой, у кого-то ездят знакомый, сосед, муж сестры троюродного брата. А главное, почти каждый подумал, что, будь у него эта чертова мигалка, он наверняка бы вел себя так же. Ведь суть народной борьбы с привилегиями не в том, чтобы эти чертовы мигалки отнять у чиновников, а в том, чтобы раздать их каждому автовладельцу России. Хотя мы и без спецсигналов на дороге такое хамло…

Сейчас, после того как я рассказал о том, что мигалка фальшивая в “Программе максимум” — в своем шоу — и в паре интервью, картина в самом деле выглядит смешной.

Красная мигалка встречается только у мусоровозов или гаражных ворот, звук в видео очевидно наложен, да и машина для спецтранспорта какая-то несолидная. Не “БМВ” и не “Ауди”, а “девичий “Мерседес ML”. Мне казалось, что, совместив эти факты, любой зритель сразу поймет, что это розыгрыш.

Оказалось, не все так просто. Кто-то в “Синих ведерках” убедительно доказывал, что с такими спецсигналами передвигаются сотрудники секретного спецполка ФСО, охраняющие то ли президента, то ли послов инопланетных государств. Кто-то из очевидцев “видел” меня несколько раз на такой машине с “красным ведром”, а кого-то я даже спихивал с дороги.

Эта история показательна. Оказавшись в таком плотном информационном потоке, общество прекратило заниматься анализом информации. На это просто нет времени. Любые, пусть даже самые фантастические факты не требуют проверки. Главное — чтобы они заставляли сопереживать: любить, ненавидеть, плакать, смеяться. Теперь мы воспринимаем СМИ только с точки зрения развлечения. Причем развлекать нас может все что угодно — от видео с танцующим котом до съемок с горящими в рухнувшем самолете людьми.

Сотни тысяч пользователей Интернета часами негодуют по поводу съемок вырубленного Химкинского леса, очередного чиновника, который поехал в химчистку с включенной мигалкой. Нас волнует судьба украденных у государства миллионов, которые значатся в документах, выложенных в блоге очередного борца с коррупцией, мы не можем без ненависти в глазах смотреть видео, где поп-звезда бьет журналиста. Мы сжимаем кулаки, когда смотрим сюжет, в котором геройские журналисты находят просроченные продукты в одном из супермаркетов и вступают в бой с его охраной. Мы не можем стоять в стороне. Мы должны участвовать. Как гражданское общество. Как разумные люди. Те, которым не все равно.

Очевидно, что девяноста девяти процентам борцов пофигу и на лес, и на мигалки, и на коррупцию, и даже на просроченные продукты. Их борьба никогда не выйдет за рамки осуждения в блогах. На самом деле им все равно, что обсуждать: чудесный утюг, спасшегося ребенка или сброс в море тела бен Ладена. Они не знают лично ни того, ни другого. Для них это лишний повод убить еще пару часов на работе.

Было бы глупо призывать людей одуматься и включить голову. Еще глупей — не пользоваться человеческой глупостью.

Поэтому ежедневно сеть наполняют ролики, заказанные политическими партиями, производителями напитков и одежды, коммерсантами, спорящими за потерянный государством завод. Задача “вирусняков” — поднять информационную волну, сформировать общественное мнение, породить дискуссию, прорекламировать человека или продукт.

Нас разводят, и мы не сопротивляемся. Нам очень нравится вестись. В самом деле — от нас же ничего не требуется, кроме пары комментариев под роликом? Ну, еще хорошо бы переслать ссылку паре знакомых, перепечатать у себя в блоге. Мы-де перепечатываем информацию только из надежных источников… то есть из всех.

Поэтому, когда вы увидите очередной ролик, в котором бабушка удивительным образом выживает после столкновения с гигантским джипом, не торопитесь соболезновать бабушке. Подумайте, сможете ли вы позволить себе такую дорогую машину.