Дыма без яда не бывает

Из Колпина сбежали насекомые, а люди остались

29.06.2011 в 18:58, просмотров: 2986

Последствия пожара на полигоне “Красный Бор”, произошедшего в Ленинградской области в четверг, могут быть катастрофическими. Официальные инстанции уверяют, что пожар локализовали, пробы воздуха чистые и опасности отравления нет. Однако в соседнем Колпине на следующий день после возгорания свалки химических отходов исчезли насекомые.

Дыма без яда не бывает

— Это закономерный итог. Значит, насекомые почувствовали отравление, — объяснил нам руководитель петербургского отделения экологической общественной организации “Зеленый патруль” Сергей Виноградов. — На полигоне хранились отходы первого класса опасности. Окислы от них — практически яд.

“Зеленые” называют произошедшее на полигоне всероссийским ЧП. Они считают, что переносчиками яда служат такие птицы, как вороны и чайки, а также местные выдры. Птицы запросто могут добраться до города. Так что опасные очаги вскоре возникнут не только в Колпине, Красном Бору, но и в Петербурге.

По словам экологов, случившееся повлияло и на химический состав реки Ижоры. А значит, вода из крана в тех местах — тоже потенциально опасная жидкость. Подобные пожары страшны еще и тем, что разные отходы смешиваются, и выбросы от этой смеси в атмосферу гораздо ядовитее, чем испарения, скажем, от оплавившихся покрышек. Вот такая ситуация — повсюду диоксины.

Драматизм еще и в том, что отравление диоксинами диагностируется не сразу. Высокотоксичное вещество накапливается в организме и оказывает тератогенный эффект. Говоря простыми словами, ребенок в утробе отравившейся когда-то матери формируется с пороками и уродствами. Диоксин имеет и серьезное канцерогенное действие: опасность рака, если вещество попадает в организм, возрастает в геометрической прогрессии.

По информации из источника в правительстве Ленинградской области, один из чиновников, узнав о пожаре, в течение трех часов эвакуировал свою семью в Новгородскую область. Но не у всех жителей прилегающей к полигону территории есть возможность уехать.

Тем временем нас уверяют, что оснований для паники нет. Глава ГУ МЧС РФ по Петербургу Леонид Беляев, который руководил тушением возгорания, лично сообщил об этом СМИ.

— На месте работают три контрольных пункта, которые замеряют уровень выбросов вредных веществ в атмосферу. Специалисты зафиксировали всего половину предельно допустимой концентрации, — объяснял он.

А тем временем в группе соцсети, посвященной городу Никольское, сообщили, что начальник службы караула полигона был госпитализирован в тяжелом состоянии. Причем мужчина получил именно химическое отравление. Об этом писала жена одного из пожарных. К терапевтам обращались и другие люди со рвотой и головокружением. Правда буквально на следующий день новость из блога… пропала. А официальные сайты отдельно подчеркнули, что никакой информации о жертвах у них нет.

Что будет дальше? А скорее всего ничего. После ЧП злополучный полигон не закроют. Ведь альтернативы “Красному Бору” в Ленобласти нет. В 2009 году у него уже закончилась лицензия, которую не продлевали из-за того, что свалка переполнена. Но городские чиновники привели убойный аргумент: если лицензию не продлят, полигон заберут федералы — и тогда туда будут везти отходы со всей страны.