Не жизнь, а судьба

Теленеделя с Александром Мельманом

18.10.2012 в 18:37, просмотров: 6104

Фильм «Жизнь и судьба» по роману Василия Гроссмана начали в воскресенье. С четырех серий подряд! А затем сразу, с пылу с жару, обсудили это у Владимира Соловьева. В полпервого ночи. Кто не посмотрел, тот опоздал. Но это была лишь первая часть Мерлезонского балета. После рекламы умные, талантливые люди в лице режиссера-коммуниста Бортко, режиссера-антикоммуниста Розовского, Натальи Солженицыной, Льва Аннинского исчезли, как будто бы их не было. И появились другие, совсем другие: Жириновский, Миронов, Зюганов и человек от «Единой России» с характерной фамилией Неверов. Эти лучшие люди страны стали обсуждать региональные выборы, само собой. Показалось, будто смотришь программу «Розыгрыш» — так велика пропасть между первой и второй частями. Вот вам жизнь с судьбой, а вот — политика. Почувствовали разницу?

Не жизнь, а судьба

Но насколько сам сериал «Жизнь и судьба» оказался в контексте сегодняшней жизни? Отличная пиар-кампания, без дураков. Плакаты, буклеты, журнал «Октябрь» за 1988 год с впечатанным туда романом, диски, ТВ-передачи. То есть людей активно подталкивали к смотрению, практически брали за шкирку и усаживали перед ящиком. Гляди, мол, человек, что с тобой было когда-то, запоминай, знай свою историю. Все это правильно, конечно.

Но ведь режиссер Сергей Урсуляк сам сказал, что, когда ему предложили экранизировать это произведение, сильно удивился: «Вы с ума сошли». Умный человек, он понимал наверняка уже многое. Про то, например, что, возможно, «Жизнь и судьба» некинематографична по определению. Но режиссера очень попросили, дали хороший бюджет и благословили на подвиг.

Когда я прочитал роман в конце 80-х, проникся им полностью, да не я один — вся страна. Может, время было такое? Теперь «Жизнь и судьбу» называют современной «Войной и миром», нашим ответом Льву Толстому. Но речь все-таки о кино. Сергей Бондарчук, снимая «Войну и мир», сумел передать духовный мир автора, все его мысли, чувства прежде всего через картинку. И получилось кино, настоящее, даже оскароносное.

А что здесь? Урсуляк, конечно, честен. Он всегда честен. Тонок до мельчайших деталей. Кадр будто документальный. Бои в Сталинграде показаны как бы здесь и сейчас, будто снятые на ту самую черно-белую пленку военным оператором. Прожженные шинели, дым, копоть — все едино. И честно. Но разве кино снимают на одной только честности?

Когда ты в книге читаешь, как в разбомбленном, полуразрушенном здании солдаты спорят о русском народе, это выглядит точно и правильно. И в спектакле на сцене тоже. Но кино... У него все-таки другой темпоритм, драйв, энергетика.

Честно следовать за текстом — велика ли доблесть. Сцены меняются одна за другой, война, тыл, чередой проходят герои. Но зачем они, о чем?

Нам еще раз хотят показать ужасы жизни при Сталине. Только здесь это пересказано, а не показано. Ты не чувствуешь атмосферы времени, а лишь статичную фиксацию его. Урсуляк постепенный, дотошный режиссер, как правило, он не сразу берет быка за рога. Нужно смотреть фильм до самого конца, чтобы все нити наконец сошлись. Но получилась ли эта стыковка?

Не стоит, конечно, сравнивать эту экранизацию с «Ликвидацией» того же автора. Хотя там в каждой мизансцене создается ощущение всех оттенков личности персонажа, ты чувствуешь даже запахи, аромат времени. В сериале, который идет сейчас, этого нет.

Возможно, «Жизнь и судьба» очень советский, хоть и антисоветский роман. Просто он написан в том стиле, духе, которые сегодняшние люди уже не догоняют. Так это их проблемы или самого романа? В экранизации он оказывается вещью в себе, не найдя выход в современность, в сегодняшний день.

Общечеловечны ли духовные метания физика Штрума (Сергей Маковецкий) или присущи только драме рожденных в СССР. А когда его дочь, обсуждая аресты 37-го года, в открытую говорит о вине генералиссимуса? Тогда, в оттепель, а потом в перестройку эта тема была важнейшей, очень наболевшей. А сейчас?

Резюме: за попытку спасибо. «Россия» правильно сделала, поставив на «Жизнь и судьбу», рискуя, прилагая неимоверные усилия. И режиссер идеальный для экранизации, ведь кто же, как не Сергей Урсуляк. Но, кажется, книга оказалась просто неподъемной для ТВ-экранизации.

Однако это хороший повод ее перечитать. И хорошо подумать — осталась ли она как литературный эталон, памятник советского прошлого или перешла за эти границы. И на том спасибо.

Ох уж эта Настя!

Ау, Настенька, где ты? Куда пропала? Не отвечает Настенька. По фамилии Заворотнюк.

А как же здорово все начиналось! Такая красивая реклама. Вот ее точеная ножка на каблучке высовывается из кабриолета. Она идет по подиуму и... падает. Такая уж у нее харизма — в нужный момент грохнуться. Настя на Первом канале — это что-то!

Это должно было быть грандиозное шоу. С великолепной няней в главной роли. И вот случилось! Она вышла и первым делом позвала в эфир почему-то Валдиса Пельша. Почему Пельша? Кто он такой, давай, до свидания.

Это как шутка в КВН про Валерия Леонтьева: звезда 80-х, кумир 90-х, а кто это 2000-х. Пельш в 90-х действительно был звездой. Сейчас ему всего 45, возраст — лучше не бывает. Но уже устарел, ничего не поделаешь. По крайней мере на фоне Урганта и даже «пожилого» Цекало. Так бывает.

Пельш — отличный ведущий, но сейчас вроде не у дел. Только забывать его не надо. Может, руководство Насте посоветовало: «Слушай, там у нас в кафешке на 9-м этаже опять Пельш сидит, от безделья мается. Ну так пригласи его». Она и пригласила.

Потом стала шутить, как по писаному. Кто-то написал, а она запомнила. Хорошая ведь актриса, и память еще не подводит. Потом что-то еще про секс вспомнила. (16+), конечно.

Вот, собственно, и все, вот и вся «Настя», которая на этом приказала долго жить. Ведь больше такой программы нет. И не будет?

На Первом что-то происходит... Было шоу «Рубик всемогущий», прошло несколько выпусков — и нет его. Было с «Квартетом И» — и нет его тоже. Реинкарнировали даже «Веселых ребят», но тут же и прикрыли. Была «Пани Моника из кулинарного техникума», прекраснейшая Ольга Аросева с разными «девчатами» — и нет больше такой передачи. Еще «Нонна, давай!». Продержалась два раза.

Зато «Настя» — всего один. То есть Гришаева в два раза круче Заворотнюк! И это радует. Вернее, радоваться должна обиженная Нонна. А Настя опять споткнулась.

Либо это непрофессионализм, либо супертребовательность. Каким же это волшебным образом в эфир выходят программы и тут же исчезают? На берегу нельзя было договориться, все заранее отсмотрев и поняв? А может, действительно так и надо: не оправдала надежд — вон отсюда?!

Но есть другой вариант. Вот на НТВ есть девушка Света из Иванова. Но интерес уже прошел, ее почти никто не смотрит. А она все выходит, выходит. Всем врагам и рейтингам назло. Вот оно — доверие к таланту!

Солдат партии

Как же вовремя ушла в декрет Мария Ситтель! Как ей повезло. Она знала... О том, что свою программу «Специальный корреспондент» передаст Аркадию Мамонтову. А она все же не Мамонтов, как ни старайся. Ну разве можно представить Машу, борющуюся не на жизнь, а на смерть с кощунницами? А Мамонтова можно, даже нужно. И в декрет он не уйдет ни при каких обстоятельствах, не надейтесь. Потому что он всегда должен быть на страже, на боевом посту. Есть такая профессия — родину защищать.

Но речь не о нем. На госканале «Россия» есть другой боец видимого фронта, который также всегда на посту — Дмитрий Киселев. Раньше, до него, в итоговой программе «Вести недели» сидел Евгений Ревенко. Для чего сидел, непонятно. Просто он был выдвинутым микрофоном, не более того. Но и не менее: транслировал спущенное сверху для народа снизу. Отличная миссия!

Только этого мало, подумали на «России», и послали на передовую г-на Киселева. Европейца в собственном соку, одного из первых ведущих знаменитого, еще советского ТСН, затем корреспондента в Финляндии—Швеции, ведущего на Украине. Теперь он набрался такого опыта, что его просто распирает. Иногда он даже не влезает в экран от собственной важности.

Видно, что человек гордится предложенной ему миссией. От недержания патриотизма он вдруг встанет в прямом эфире, пройдется. Ну, сейчас русского начнет плясать, а потом вприсядку — подумаешь, на полном серьезе. Еще чуть-чуть бы — и...

Но смотреть Киселева очень интересно. И расставаться в конце передачи с ним жалко. Ну, как с «Глухарем» примерно. Так и живу от воскресенья до воскресенья, с надеждой на лучшее. И включая каждый раз в 20.00 телевизор, думаешь: а что он сейчас покажет, кого замочит?!

А мочит Киселев блистательно, пальчики оближешь. Америку, непримиримую оппозицию с Навальным и Удальцовым во главе. «Израильская, — говорю, — военщина/Известна всему свету!/Как мать, — говорю, — и как женщина/Требую их к ответу!»

Конечно, Дмитрий Киселев занимается пропагандой. Но как вдохновенно, искренне, патриотично! Он, безусловно, на своем месте, не то что Ревенко. Просто молодец! Артист в своем роде. И убежденный государственник.

Как и Аркадий Мамонтов, он тоже на страже мира и капитализма. Враг не пройдет, когда на госканале зажигают такие парни.

Демократы, оппозиционеры всякие над г-ном Киселевым почему-то смеются. А зря, батеньки. Да, может, для кого-то он клоун, потешник. Например, для тех, кто его нанимал на такую работу. Но не понимать, не задумываться над тем, что он говорит, будет просто глупостью.

Ведь что такое пропаганда? Смесь правды, полуправды, откровенной лжи. В том, что говорит Дмитрий Киселев каждую неделю, есть своя сермяга, своя правота, поверьте. Да, он солдат партии, конечно, но очень неглупый солдат. В том, что он говорит, порой отражаются как в зеркале интересы государства. А еще страны и, вы будете смеяться, даже народа. То есть нас с вами.

Так что при всей иронии, клоунаде и порой не слишком адекватном поведении к Дмитрию Киселеву стоит прислушаться. Ну, хоть иногда.