Хроника событий Участница Pussy Riot Алехина не смогла оспорить статью УК РФ «Хулиганство» Выдворить Pussy Riot из США: американцы возмущены участием Алехиной и Толоконниковой в протестах Pussy Riot подали иск в Страсбург Pussy Riot требуют в Европейском суде от России 250 тыс евро за преследования В Верховном суде вновь обжалован приговор участницам Pussy Riot

Алехина и Толоконникова пообещали заняться политикой

С отпущенными на свободу активистками Pussy Riot встретился журналист "МК в Красноярске"

24.12.2013 в 09:05, просмотров: 6580

Надежду освободили вслед за другой участницей феминистской панк-группы Марией Алехиной, которая вышла на волю несколькими часами ранее. Последний месяц заключения Толоконникова провела в красноярской туберкулезной больнице (КТБ-1), куда была переведена почти месячным этапом из Мордовской колонии после жалоб на ее руководство и голодовки. «По месту прописки» - так охарактеризовал перевод Толоконниковой российский омбудсмен (Надежда – уроженка Красноярского края). В больнице она успела вернуться к музыке, а после выхода планирует вернуться и к политике.

Алехина и Толоконникова пообещали заняться политикой
фото: Алексей Макеев

Около тридцати журналистов ерзают на двадцатиградусном морозе: большинство пришли в три часа дня, Толоконникову выпустили в 18.30. Комнату ожидания, где можно согреться, закрыли в 17.00. В это же время перестал работать тюремный ларек, где можно было купить кофе или чай. Из традиционной вечерней пробки на улице Маерчака раздаются заинтересованные реплики.

- Безбожницу что ли выпускают? - спрашивает мордатый мужик из окна тонированного минивена.

- Чего вы собрались? Сегодня всех выпускают что ли? – интересуется субтильный юноша и глазами ищет место для парковки.

- Не всех, - заторможено отвечают из пресс-толпы.

- Надо же, премьер-министра встречают, – смеются выходящие с КПП больницы тетушки, – а где лимузин?

Наконец из застенков выходит сама виновница. Черный пуховик поверх клетчатой рубашки, бриджи, сетчатые чулки. Держится просто, но с некоторым вызовом, заметно волнуется и скромно улыбается.

«Я не считаю это время потерянным для себя, я обрела уникальный опыт и заниматься конкретной правозащитной деятельностью будет гораздо проще, - объявила она журналистам. - Я узнала государство изнутри, увидела эту маленькую тоталитарную машину, какая она есть. И Россия действительно построена по модели колонии. И поэтому так важно сейчас менять эту колонию, чтобы изменить Россию».

Толоконникова намерена добиваться отставки генерала Олега Симченкова - главы Мордовского ФСИН. Потому что, пока он у власти, «заключенных будут убивать морально и физически». «В регионе процветает круговая порука. Приезжает московская комиссия, выявляет огромное количество нарушений, следом приезжает республиканский прокурор - говорит, что никаких нарушений нет», - объяснила Толоконникова собравшимся.

фото: Алексей Макеев

Свое освобождение она охарактеризовала как «очередную показуху перед Олимпиадой», а свое настроение как «рабочее». «Освобождение – это просто груз ответственности, который ложится на меня, - уверена панк-певица, - в том числе ответственность перед теми людьми, которые остались за забором. Я буду прилагать все усилия, чтобы помогать заключенным. Теперь я связана с уголовно-исполнительной системой кровными узами, и я от нее не отстану, как бы она того, может быть, ни хотела. И я постараюсь сделать что-то, чтобы она стала чуточку лучше». Надежда отметила, что речь не идет обо всех сотрудниках системы. «Есть достойные, честные сотрудники ФСИН, но есть и те, которые нарушают права ежедневно», - пояснила освобождённая.

За свою жизнь она не боится: «Человеку она на то и дана, чтобы действовать, и менять мир вокруг к лучшему. Бояться - это неправильно».

«Сейчас все только начинается. Так что пристегивайтесь», - сказала она напоследок.

***

Мы встретились с Надеждой в одной из красноярских гостиниц, куда она отправилась из КТБ-1. Телеканал NBC на несколько дней снял там номер, после записи эксклюзивного интервью сотрудники предоставили его в распоряжение Толоконниковой и ее мужа. Правда, Надежда сочла пристанище слишком буржуазным и решила остановиться у своей красноярской бабушки.

В Красноярске Толоконникова собирается остаться до четверга. Это время Надежда проведет с бабушкой и Марией Алехиной, прибывшей в Красноярск на следующий день. Они обсудят планы создания некоммерческой организации, которая будет бороться за права заключенных. «Это очень сложный вопрос. Но у нас есть, во-первых, огромное желание, во-вторых, ценный опыт борьбы с этой системой изнутри». К женщинам собираются присоединиться и некоторые зеки, познакомившиеся с ними во время отсидки. И не только они. «Есть ряд активистов, которых бы я не хотела сейчас называть. Если захотят, они сами о себе расскажут. Это и правозащитники, и простые люди, которые обрели гражданское самосознание».

И только потом вылет в Москву – к дочери Гере. От поднявшегося после выхода активисток шума ее решили уберечь.

На родной земле участница Pussy Riot успела вернуться к музыке: в КТБ-1 заключенные сколотили рок-бэнд «Свободное дыхание». Толоконникова к ним присоединилась и даже поучаствовала в своеобразном турне – по нескольким краевым колониям. «И в больнице, и в других красноярских тюрьмах люди содержатся во вполне гуманных условиях, - делится она. - Я планирую встретиться с Шаешниковым (генерал Владимир Шаешников – начальник краевого ГУФСИН), чтобы узнать, как ему удалось выстроить такую систему».

Правда, тюремный репертуар далек от политического феминистского панка. «Там были такие, общие жизненные вещи, - рассказывает Толоконникова. - Потому что все-таки это пенитенциарная система, многое цензурируется. Это больше философские тексты были». Надя написала песню. Правда, ее не успели положить на музыку. «Искал Диоген, искал с фонарем, и я тоже ищу человека… что-то такое».

Надежда планирует вернуться к прежнему творческому вектору – правда, почти два года заключения внесли в него коррективы.

- Я не буду отвергать ничего, что делала раньше, ни от чего не отступлюсь. Я чувствую ответственность за свою страну, меня живо волнуют ее политические вопросы. Но я думаю, что мы перейдем к другим формам – к взаимодействию с миром. Если по-честному, то прежние наши акции не предназначались для большого количества людей. Так, для узенькой политтусовки. Это был скорее эксперимент художественный – плюс, как умела, выражала свою политическую позицию. Теперь же у меня возникло желание делать вещи, которые будут понятны большому количеству людей. Общение с заключенными - это потрясающий опыт. Мне кажется, благодаря им я изменилась.

- Если в двух словах, то как?

- Стала человечнее.

** *

Алехина прилетела в половину десятого утра. Правда, в аэропорту «Емельяново» ее мало кому довелось увидеть: женщину сразу окружила толпа репортеров, за этим беснующимся черным торнадо маленькая хрупкая фигура Марии была почти неразличима.

- Слушай, ты осознаешь, что ты на свободе? – спрашивает ее Толоконникова, когда они, наконец, скрываются от телекамер.

- Нет.

- Вот я тоже нет.

Впрочем, в случае Маши несвобода имеет дополнительный смысл – она хотела отказаться от досрочного освобождения.

«Ну да, я от них бегала по всей колонии, когда меня вызывали к начальству», - рассказывает она потом уже в гостинице. Начиная с четверга, каждый день она и ее тюремные соратницы проживали как последний – писали шаблоны жалоб и заявлений, которыми потом смогут пользоваться другие зеки.

- И вот меня совершенно неожиданно вызвали в дежурную часть, куда вообще-то в колонии зовут по любому поводу. И там дежурный меня практически подхватил и довел до комнаты обыска. Там меня закрыли, потом принесли мои вещи и объявили на выход. Представляете?

- То есть насильно выпроводили на свободу?

- Да, - смеется. – Посадили в черную «волгу», под конвоем, сбежались все замы. В общем, было очень смешно.

Сразу по выходу панк-феминистка развернула кипучую деятельность – встретилась с нижегородскими активистами, которые поддерживали ее в местной колонии, с «Комитетом против пыток». Потом – бесчисленные журналисты и вылет в Красноярск. «С сыном встретиться не удалось, - вздыхает она. – Я так поняла, мой муж просто отвез его домой. Находиться в этой безумной давке и толпе ему было просто небезопасно».

Смотрите видео: "Толоконникова про амнистию: "Жалкие подачки!"

02:04

Приговор Pussy Riot. Хроника событий