Последний бой

Нуждающемуся в жилье 90-летнему фронтовику вручили в подарок две энергосберегающие лампочки

07.05.2014 в 20:10, просмотров: 4728

90-летний подполковник в отставке Сергей Николаевич Нечаев из Балашихи вместе с женой живет на кухне у своей внучки. Кроме него в квартире проживают взрослая внучка, ее муж, двое их детей. Квартира однокомнатная. Самое спокойное место в ней — кухня. В кухне 8 метров. Это два с половиной шага от плиты до обеденного стола. Посередине — как в окопе — стоит раскладушка фронтовика Нечаева.

В Балашихе Нечаев — последний живой ветеран, который, согласно Федеральному закону «О ветеранах», все еще не получил положенное ему отдельное жилье.

Последний бой
Сергей Нечаев с женой и внуком. Фото из семейного Архива Сергея Нечаева

О том, что фронтовик Нечаев ночует по соседству с плитой и обеденным столом, местные власти знают с 2011 года. В этот год ветеран первый раз обратился к ним с заявлением признать его нуждающимся в улучшении жилищных условий.

В просьбе ему отказали. Тогда фронтовик обратился в городской суд и выиграл его, судья обязал администрацию все-таки поставить Нечаева на учет. Администрация подала апелляцию на это решение, но ветеран снова победил. Хотя это, как выяснилось позже, ровным счетом ничего не значило.

Когда-то в Великую Отечественную освобождал лейтенант Сергей Нечаев оккупированные фашистами города, строил через взорванные реки понтонные переправы. Семьдесят лет спустя он опять должен был с боями отвоевывать положенное ему по закону — после двух выигранных ветераном судов, городского и областного, власти изменили тактику и пообещали старику, что рано или поздно, но квартиру ему дадут.

Человеку 90 лет, он ослеп, он почти не выходит на улицу, и это самое «поздно», как все нормальные люди, в том числе и чиновники, понимают, может случиться в любой момент…

Деньги на квартиры для ветеранов идут из двух источников: часть их дает федеральный бюджет, а оставшуюся часть добавляют местные власти.

В прошлом ноябре из министерства строительного комплекса Московской области в Балашиху, наконец, направили 1 790 280 рублей для приобретения конкретному фронтовику Сергею Николаевичу Нечаеву однокомнатной квартиры. По словам родственников, деньги эти дедушке предложили забрать, а дальше искать подходящие варианты самому. Фронтовик отказался. И 28 декабря 2013-го из администрации сообщили, что за три дня до Нового года обеспечить квартирой Нечаева они теперь уже точно не смогут. Поэтому денежные средства — во избежание нецелевых трат, — так как они не были использованы в календарный период 2013 года, будут отправлены обратно.

«Последний раз дедушке обещали выдать ключи от квартиры в Женский день. Прямо так и сказали — придем 8 Марта», — разводит руками внучка Екатерина Ратнер.

10 марта (8-го у чиновников, как и у обычных смертных, выходной) фронтовик Нечаев надел все свои боевые награды, постелил праздничную скатерть на стол, поставил чайник — ждал ключей от руководства города. Он прождал их весь день… Не мог поверить, что его обманули… Никто не пришел. Это же не 9 Мая. Когда надо по разнарядке отчитываться заботой о ветеранах.

Куда еще обращались? Все как обычно, по схеме — к Путину, в Генпрокуратуру, к уполномоченному по правам человека, в Госдуму… «Путин присылал поздравительные открытки к праздникам, в Госдуме мне сказали, что они бессильны в таких сложных вопросах, а прокуратура наши жалобы спускает тем, на кого мы жалуемся», — перечисляет внучка Екатерина.

Вспомнила она и как перед праздниками в прошлом году ходила в «Единую Россию» — может, хоть там помогут. Там ей действительно обрадовались и даже вручили подарок для дедушки. Бутылку водки, тушенку, пачку гречки и… две энергосберегающие лампочки, перевязанные георгиевской лентой. «Мне было так стыдно и неудобно перед дедом! Он же не нищий. Он советский офицер. Я чуть не плача зашла в магазин, купила икру, коньяка хорошего. Пришлось соврать, что это все подарочный паек… Потому что я не знала, как ему про эти лампочки объяснить».

В войну Нечаев строил понтонные переправы. Это было понятно и просто. Здесь — враги, там — свои. Здесь — правда. Там — ложь. Ленинградский фронт. Северо-Кавказский, 3-й Украинский. Форсирование Днепра, Днестра, Дуная…

До 1960 года оставался в армии, после отставки и до самой пенсии проработал в дорожном институте, нес общественные нагрузки в Московском совете ветеранов, был секретарем совета. В свободное от работы время вечерами каллиграфическим почерком писал для будущих поколений свои военные мемуары, чертил по памяти графики движения войск и линии фронтов. Думал, что это хоть кому-нибудь будет нужно...

Теперь эти пожелтевшие листы формата А4 вместе с судебными документами принесла мне на встречу его внучка. Встречаться лично со мной подполковник в отставке Нечаев отказался. Сначала согласился, потом нет. После 10 марта он не верит больше ни чиновникам, ни журналистам.

Каждый раз, когда приходится говорить с кем-то из начальства, записываясь на личный прием, заранее, как положено, он пьет корвалол и держится за сердце. Нервничает очень. В принципе для 90-летнего возраста это нормально. Ненормальны условия, в которых подполковник до сих пор живет.

…За месяц до войны, в мае 41-го, ремесленному училищу, которое тогда заканчивал Сергей Нечаев, выпала честь участвовать в первомайском параде на Красной площади. Они были молоды, и у них было все впереди. Впереди была и самая страшная в истории война, почти полностью вырезавшая его сверстников — 1923 года рождения.

Последний раз Сергей Николаевич гордо прошагал по брусчатке Красной площади в 2000 году — на 55-летие Великой Победы. После 2008-го на улицу фронтовик практически не выходит. Праздничные парады проходят уже без него. Но он по-прежнему живет прошлым — как и немногие пока еще оставшиеся в живых его сверстники.

Накануне праздников внучка Катя почти что уговорила старика все-таки встретиться со мной, но в последний момент опять сорвалось. «Дед потребовал, чтобы к нему приехал военный корреспондент. Он коммунист и сказал, что будет разговаривать на эту тему только с офицером и коммунистом!»

— Дедушка искренне считает, что просто так бросить слова на ветер власти не могут. Если же есть такой закон, значит, они его обязательно исполнят! Он же получил когда-то на работе квартиру, в которой уже больше тридцати лет живет его бывшая невестка. Значит, и сейчас дадут что положено. Только не надо никого напрягать своими проблемами. Выносить сор из избы. «Я коммунист!» — понимаете, он привык так жить. И так его жалко в этой его вере!..

На самом деле ситуация действительно исключительная.

Последние годы средств в бюджете хватает и на подарки для ветеранов войны, и на машины, и на квартиры им, и на большие пенсии. Жаловаться вроде бы не приходится.

Да и сколько их осталось, тех 90-летних? Ничего в своей жизни, кроме войны и строительства коммунизма, так и не увидевших?

Пусть хоть в старости, немного, но поживут как люди…

Дай бог, чтобы, не дожидаясь следующего 8 Марта или очередного 9 Мая, власти все же исполнили свой долг и перед подполковником Нечаевым. Пришли к нему на его кухню, выпили фронтовые сто грамм, выдали дедушке ключи от новой квартиры…

А вот в ней-то — не зря дарили — как раз энергосберегающие лампочки и пригодятся.

Екатерина

САЖНЕВА.90-летний подполковник в отставке Сергей Николаевич Нечаев из Балашихи вместе с женой живет на кухне у своей внучки. Кроме него в квартире проживают взрослая внучка, ее муж, двое их детей. Квартира однокомнатная. Самое спокойное место в ней — кухня. В кухне 8 метров. Это два с половиной шага от плиты до обеденного стола. Посередине — как в окопе — стоит раскладушка фронтовика Нечаева.

В Балашихе Нечаев — последний живой ветеран, который, согласно Федеральному закону «О ветеранах», все еще не получил положенное ему отдельное жилье.

О том, что фронтовик Нечаев ночует по соседству с плитой и обеденным столом, местные власти знают с 2011 года. В этот год ветеран первый раз обратился к ним с заявлением признать его нуждающимся в улучшении жилищных условий.

В просьбе ему отказали. Тогда фронтовик обратился в городской суд и выиграл его, судья обязал администрацию все-таки поставить Нечаева на учет. Администрация подала апелляцию на это решение, но ветеран снова победил. Хотя это, как выяснилось позже, ровным счетом ничего не значило.

Когда-то в Великую Отечественную освобождал лейтенант Сергей Нечаев оккупированные фашистами города, строил через взорванные реки понтонные переправы. Семьдесят лет спустя он опять должен был с боями отвоевывать положенное ему по закону — после двух выигранных ветераном судов, городского и областного, власти изменили тактику и пообещали старику, что рано или поздно, но квартиру ему дадут.

Человеку 90 лет, он ослеп, он почти не выходит на улицу, и это самое «поздно», как все нормальные люди, в том числе и чиновники, понимают, может случиться в любой момент…

Деньги на квартиры для ветеранов идут из двух источников: часть их дает федеральный бюджет, а оставшуюся часть добавляют местные власти.

В прошлом ноябре из министерства строительного комплекса Московской области в Балашиху, наконец, направили 1 790 280 рублей для приобретения конкретному фронтовику Сергею Николаевичу Нечаеву однокомнатной квартиры. По словам родственников, деньги эти дедушке предложили забрать, а дальше искать подходящие варианты самому. Фронтовик отказался. И 28 декабря 2013-го из администрации сообщили, что за три дня до Нового года обеспечить квартирой Нечаева они теперь уже точно не смогут. Поэтому денежные средства — во избежание нецелевых трат, — так как они не были использованы в календарный период 2013 года, будут отправлены обратно.

«Последний раз дедушке обещали выдать ключи от квартиры в Женский день. Прямо так и сказали — придем 8 Марта», — разводит руками внучка Екатерина Ратнер.

10 марта (8-го у чиновников, как и у обычных смертных, выходной) фронтовик Нечаев надел все свои боевые награды, постелил праздничную скатерть на стол, поставил чайник — ждал ключей от руководства города. Он прождал их весь день… Не мог поверить, что его обманули… Никто не пришел. Это же не 9 Мая. Когда надо по разнарядке отчитываться заботой о ветеранах.

Куда еще обращались? Все как обычно, по схеме — к Путину, в Генпрокуратуру, к уполномоченному по правам человека, в Госдуму… «Путин присылал поздравительные открытки к праздникам, в Госдуме мне сказали, что они бессильны в таких сложных вопросах, а прокуратура наши жалобы спускает тем, на кого мы жалуемся», — перечисляет внучка Екатерина.

Вспомнила она и как перед праздниками в прошлом году ходила в «Единую Россию» — может, хоть там помогут. Там ей действительно обрадовались и даже вручили подарок для дедушки. Бутылку водки, тушенку, пачку гречки и… две энергосберегающие лампочки, перевязанные георгиевской лентой. «Мне было так стыдно и неудобно перед дедом! Он же не нищий. Он советский офицер. Я чуть не плача зашла в магазин, купила икру, коньяка хорошего. Пришлось соврать, что это все подарочный паек… Потому что я не знала, как ему про эти лампочки объяснить».

В войну Нечаев строил понтонные переправы. Это было понятно и просто. Здесь — враги, там — свои. Здесь — правда. Там — ложь. Ленинградский фронт. Северо-Кавказский, 3-й Украинский. Форсирование Днепра, Днестра, Дуная…

До 1960 года оставался в армии, после отставки и до самой пенсии проработал в дорожном институте, нес общественные нагрузки в Московском совете ветеранов, был секретарем совета. В свободное от работы время вечерами каллиграфическим почерком писал для будущих поколений свои военные мемуары, чертил по памяти графики движения войск и линии фронтов. Думал, что это хоть кому-нибудь будет нужно...

Теперь эти пожелтевшие листы формата А4 вместе с судебными документами принесла мне на встречу его внучка. Встречаться лично со мной подполковник в отставке Нечаев отказался. Сначала согласился, потом нет. После 10 марта он не верит больше ни чиновникам, ни журналистам.

Каждый раз, когда приходится говорить с кем-то из начальства, записываясь на личный прием, заранее, как положено, он пьет корвалол и держится за сердце. Нервничает очень. В принципе для 90-летнего возраста это нормально. Ненормальны условия, в которых подполковник до сих пор живет.

…За месяц до войны, в мае 41-го, ремесленному училищу, которое тогда заканчивал Сергей Нечаев, выпала честь участвовать в первомайском параде на Красной площади. Они были молоды, и у них было все впереди. Впереди была и самая страшная в истории война, почти полностью вырезавшая его сверстников — 1923 года рождения.

Последний раз Сергей Николаевич гордо прошагал по брусчатке Красной площади в 2000 году — на 55-летие Великой Победы. После 2008-го на улицу фронтовик практически не выходит. Праздничные парады проходят уже без него. Но он по-прежнему живет прошлым — как и немногие пока еще оставшиеся в живых его сверстники.

Накануне праздников внучка Катя почти что уговорила старика все-таки встретиться со мной, но в последний момент опять сорвалось. «Дед потребовал, чтобы к нему приехал военный корреспондент. Он коммунист и сказал, что будет разговаривать на эту тему только с офицером и коммунистом!»

— Дедушка искренне считает, что просто так бросить слова на ветер власти не могут. Если же есть такой закон, значит, они его обязательно исполнят! Он же получил когда-то на работе квартиру, в которой уже больше тридцати лет живет его бывшая невестка. Значит, и сейчас дадут что положено. Только не надо никого напрягать своими проблемами. Выносить сор из избы. «Я коммунист!» — понимаете, он привык так жить. И так его жалко в этой его вере!..

На самом деле ситуация действительно исключительная.

Последние годы средств в бюджете хватает и на подарки для ветеранов войны, и на машины, и на квартиры им, и на большие пенсии. Жаловаться вроде бы не приходится.

Да и сколько их осталось, тех 90-летних? Ничего в своей жизни, кроме войны и строительства коммунизма, так и не увидевших?

Пусть хоть в старости, немного, но поживут как люди…

Дай бог, чтобы, не дожидаясь следующего 8 Марта или очередного 9 Мая, власти все же исполнили свой долг и перед подполковником Нечаевым. Пришли к нему на его кухню, выпили фронтовые сто грамм, выдали дедушке ключи от новой квартиры…

А вот в ней-то — не зря дарили — как раз энергосберегающие лампочки и пригодятся.