12-летние Ангелина и Кристина Афанасьевы с марта закованы в гипс

Распятые ангелы

12.05.2014 в 18:40, просмотров: 17301
12-летние Ангелина и Кристина Афанасьевы с марта закованы в гипс
фото: Ольга Богуславская

Был последний день апреля. На улице пахло неописуемой радостью: теплым дождиком, первыми листочками и просыпающейся землей. Я вышла из подъезда и стала соображать, как быстрей доехать до Охотного Ряда. Ужас, который предстал моим глазам, почему-то вытолкнул из сознания этот адрес: Охотный Ряд, дом 1, Государственная дума. Я как в горячке лихорадочно думала о том, что сейчас поеду туда, расскажу о том, что увидела, и все депутаты сразу выйдут на улицу и поедут к Афанасьевым. Кто на машине, кто на метро. На метро, конечно, быстрей.

Ну, дурь. От безысходности так бывает. Все бы отдала, чтобы помочь, но понимаешь, что сделать ничего не в силах. И вот думаешь: сейчас заверну за угол, найду клад, полечу на другой конец земли, а там живет добрый дух. Он меня выслушает и поможет. И этот ад кончится. Я даже поняла, почему, не приходя в сознание, собралась ехать на Охотный Ряд. Там могут снять трубку, позвонить, приказать, ну, не знаю что — но могут, и тогда этих детей снимут с креста.

Первый раз я написала про Ангелину и Кристину Афанасьевых 18 декабря. Материал назывался «Забытые ангелы». У 12-летних близнецов — детский церебральный паралич, спастическая диплегия. Ангелина не говорит и не ходит, а Кристина говорит и немного передвигается. У 32-летнего папы близнецов, Максима Афанасьева, ранний диабет, он инвалид II группы и сам нуждается в неотложной помощи. Весь мир этой семьи держится на маме, Ольге Афанасьевой.

25 марта в НИИ имени Турнера, который находится под Петербургом, доктор Дмитрий Валерьевич Умнов сделал две операции: Кристине — деторсионную чрезвертельную остеотомию бедренной кости, а Ангелине — резекционную артропластику тазобедренного сустава. В Москву их привезли на растяжке в гипсе. Выглядит это так, будто дети распяты на кресте. Как они ехали на поезде, я не представляю. Об операциях я уже не говорю: фактически детям пришлось ломать кости. После операции Кристина быстро пришла в себя, а Ангелина оказалась в реанимации. Если судьба смилуется над ними, после нескольких операций Кристина сможет ходить, а Ангелина — немного передвигаться с помощью ходунков. Следующие операции намечены на осень.

30 апреля я приехала к ним в гости.

Врать не буду: эту поездку я откладывала сколько могла. Объяснить невозможно: входишь в дом, и на тебя крутым кипятком откуда-то сверху льется ощущение вины и собственной бесполезности.

Вошла в комнату, а там на угловом диване лежат два птенца с раскинутыми крыльями. Лежат и улыбаются. У Ангелины всегда какая-то ангельская кротость в глазах, а у Кристины — радость, такие крошечные искры.

Как ни странно, мне сильно помог Феня, волнистый попугай, который норовил сесть мне на макушку и познакомиться. Я от знакомства уклонялась, попугай ворчал и ругался, а дети смеялись. Я совсем забыла, что в прошлый раз Феня уже предлагал мне дружбу, и я точно так же отбивалась тетрадкой. Вообще-то Феня мальчик, но зовут его как девчонку, а почему — Ольга не объяснила, да я сама догадалась, наверное, просто имя понравилось.

А еще им подарили щенка лабрадора. Дине сейчас три месяца, это спокойная и чрезвычайно дружелюбная собака. Я ее очень уважаю за ум и деликатность: когда Дину выпустили из отгороженного угла, она первым делом пошла к Ангелине и потерлась носом о гипсовое крыло, из которого виднеется бледная ручка ребенка, а потом лизнула, и получилось, что она поцеловала эту руку. Потом побежала к Кристине и развилялась хвостом — тут и слова не нужны. Вот, казалось бы, куда им собака, еле сводят концы с концами. А на самом деле это Дина Айболит — никаких других животных дети увидеть не могут, ведь они живут в плену болезни.

Я спросила Ольгу, где они будут летом. Она сказала, что в 2003 году они подали в префектуру заявление с просьбой выделить садовый участок. По закону они как семья с двумя детьми-инвалидами имеют право на бесплатный участок. Раньше Афанасьевы жили в Южном округе, а сейчас живут в Юго-Западном. Ну вот, с 20 октября 2011 года это заявление лежит под сукном у заместителя префекта ЮЗАО Л.Н.Финаевой — небось и не откопать.

Вот спросить бы: что, в округе много таких льготников? О них никто и не вспоминает, за двенадцать лет только два раза дали путевки на юг, а самим ходить не с руки, им детей оставить не с кем — удобный контингент, не надоедает начальникам. А ведь для них этот участок — единственная возможность вырваться из клетки болезни и вывезти детей на свежий воздух.

Афанасьевы очень трудно живут: еще два с половиной года нужно выплачивать 14 тысяч в месяц, кредит за подержанный 7-местный «Опель», без которого с двумя детьми на инвалидных колясках не добраться ни до одной больницы. А еще приходится покупать Ангелине противосудорожный препарат конвулекс, 7 флаконов в месяц. Тот, что дают бесплатно, не помогает. А еще кудесан для сердца и множество средств от простуды, потому что дети то и дело подхватывают инфекцию.

5 мая Афанасьевы поехали в Питер, в институт Турнера, где им сняли гипс и сделали контрольные снимки. К счастью, все идет как нужно, детей снова заковали в гипс, и 9 мая они вернулись домой.

Ольга очень беспокоилась, как они с двумя детьми на носилках доберутся до поезда в Москве и как справятся на обратном пути. Я позвонила нашему волонтеру Сармату — он сам приехать не смог, зато приехали его друзья. Они погрузили всю компанию в поезд и просили не баловаться.

2 мая Ангелине и Кристине исполнилось 12 лет. Сармат приехал к детям со своей девушкой Леной, они привезли им любимый торт Ангелины, тирамису, клубнику, фрукты, воздушные шары и деньги.

фото: Ольга Богуславская

■ ■ ■

Я никогда не перестану удивляться тому, как мы умудрились построить государство, которое так беспощадно к больным людям. Государство наше сражается с ними, как с врагами отечества, не на жизнь, а на смерть. Ну невозможно себе представить, как на самом деле живут Афанасьевы. Для них каждый день и каждый вздох — практически непреодолимое препятствие. За квартиру, которую им выделили до 2016 года, пришлось биться насмерть — раньше они жили в маленькой трехкомнатной квартире свекрови, где были прописаны 11 человек. Долго не было квоты на бесплатные операции, нужно было ехать в клинику в январе, а получилось только в марте. Живут на пенсии детей и мужа. Целый год Ольга вымаливала в Центре технической реабилитации инвалидов немецкую коляску для Ангелины. Так и не вымолила — ее купил наш читатель. Теперь вот предстоит битва за участок, который нужен им для того, чтобы не забыть, какое летом солнце. Да и не будет никакой битвы: у Ольги нет возможности обивать пороги, а Максим не боец, он как может сражается за собственное здоровье, потому что необходим своей семье.

Убудет, что ли, от нашей необъятной страны, если она отдаст шесть соток двум забытым ангелам? Вон сколько помоек в лесах и на полях, едешь в Москву на поезде — хоть плачь. Так ведь и сами ничего не делают, и другим не дают — лишь бы случайно не помочь нуждающимся, а то они невзначай поймут, что они тоже люди.

…В День Победы я поздравила Ольгу и Максима Афанасьевых, стойких оловянных солдатиков из сказки, которую им предстоит написать самим.

Они не могут проиграть, и они победят, потому что только такие отважные солдаты и выигрывают войны.

Благодарим Романа, Юлию Белову, Михаила (брюки для Давида), Ираиду, Оксану Батурину, Наталью, Галину Борисовну, Григория Каракашева, Хану, Марину Кочневу, Наталью Арсеновну Каримову, Елену и Владислава, Вячеслава, Ольгу Викторовну, Катю и Дашу, Людмилу Гречкину, Ольгу, Сармата, Елену и всех, кого не сумели назвать.

P.S. Афанасьевым очень нужен массажный стол для восстановительного лечения детей. Сможем помочь?

Звоните нам по телефону 8-926-033-29-85.

E-mail: solominkamk@gmail.com