На протяжении четверти века голова преподобного Сергия Радонежского была спрятана в тайнике

Главные мощи России

16.07.2014 в 16:43, просмотров: 18458

В России торжественно отмечается 700-летие Сергия Радонежского. Из этих семи веков игумен земли русской уже на протяжении 592 лет официально почитается святым. Обретенные в 1422 году мощи преподобного с той поры остаются для православных россиян главной святыней в стране. О них слышали все, поклониться им в Троице-Сергиеву лавру приходят тысячи людей. Однако в столь долгой истории существования мощей можно обнаружить необычные и даже детективные эпизоды. Несколько раз нетленные останки по разным причинам выносили из Троицкого собора, а однажды под покровом темноты группа людей похитила голову Сергия. Но это были не злоумышленники, это были спасители.

Корреспондент «МК» попытался разобраться в хитросплетениях биографии знаменитой святыни.

На протяжении четверти века голова преподобного Сергия Радонежского была спрятана  в тайнике
фото: Сергей Иванов

На самом деле 18 июля празднуется очередная годовщина чудесного обретения мощей Сергия Радонежского. Через 30 лет после смерти своей он явился во сне некоему благочестивому мирянину и велел передать игумену и братии Троицкой обители: «Зачем оставляете меня столько времени во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?» Такое известие побудило монахов раскопать гроб. По свидетельствам участников этих событий, оказалось, что тело и одежды погребенного остались нетленными, хотя домовину действительно залили грунтовые воды. Преподобный Сергий был канонизирован, а день 5 (18-го — по новому стилю) июля, когда мощи его подняли из земли, с тех пор отмечается как церковный праздник.

Мощи радонежского святителя поместили в старейшем монастырском храме — Троицком соборе. Первоначально они находилась в деревянной раке, но летом 1585 года это вместилище заменили новым: по воле царя Ивана Грозного для мощей была изготовлена серебряная позолоченная снаружи рака-ларец. В 1737 году, правительница Анна Иоанновна «устроила над ракой великолепную серебряную сень на четырех столбах, на которую пошло серебра более 25 пудов».

Место это весьма почиталось, толпы богомольцев ежедневно приходили к преподобному, причем многие из них — в надежде на избавление от болезни, на помощь Сергия. В церковной литературе можно найти упоминания о происходивших время от времени подобных чудесных случаях с верующими у раки святого. Известный путешественник барон Герберштейн, несколько раз посетивший Русь в XVI веке, писал в своих заметках: «Говорят, что погребенный (в Троице-Сергиевом монастыре) святый Сергий творит чудеса; удивительное стечение племен и народов прославляет его; туда ездит часто сам князь…» По степени значимости собор Троицкого монастыря с его главной святыней соперничал в старину даже с главными кремлевскими соборами: в XV–XVI вв. именно здесь крестили наследников московского престола, а важнейшие договоры скрепляли целованием креста у гроба преподобного Сергия.

В старых хрониках упомянут по крайней мере один случай, когда мощи радонежского святителя покидали стены основанного им монастыря. 17 мая 1746 года в лавре и в примыкавших к ней с юга посадах вспыхнул большой пожар, который в итоге опустошил южную половину монастырской территории. Разбушевавшееся пламя могло накрыть раку святого, а потому монахи вынесли мощи преподобного через задние Каличьи ворота на пустырь, находившийся в ту пору к северо-востоку от обители. Когда пожар был потушен, Сергия вернули на территорию монастыря, а на том месте, где находились в эвакуации его мощи, была позднее построена в городе церковь Всех Святых.

Есть сведения, что без малого сто лет назад огонь еще раз угрожал главной святыне лавры. Но тогда дело обошлось далеко не так благополучно. Вот фрагмент из опубликованного письма-воспоминания одного из послушников Троице-Сергиевой лавры, а впоследствии архиепископа Ярославского и Ростовского Михея: «...В 1916 году в газетах было опубликовано сообщение о пожаре в Троице-Сергиевой лавре, во время которого сгорели мощи преподобного Сергия. Дело было так: до 1916 года мощи были нетленными. Их обкладывали ватой, которую раздавали верующим в благословение. Случилось так, что гробовой иеромонах не заметил, как в раку попала искра от свечи, и, уходя на обед, он закрыл раку крышкой. Искра эта попала на вату, при малом доступе воздуха вата тлела потихоньку. Когда же пришел с обеда гробовой иеромонах и открыл крышку, при большом притоке воздуха вата вспыхнула и загорелась, сгорели одежды и обгорела сама плоть, остались лишь кости...»

Однако самыми трагическими, самыми детективными стали события, произошедшие в Троицком соборе вскоре после революции.

Череп князя Трубецкого

16 февраля 1919 года коллегия наркомата юстиции приняла постановление об организованном («по требованиям трудящихся, красноармейцев...») вскрытии мощей, хранящихся в храмах и монастырях. Весной 1919-го очередь дошла и до преподобного Сергия. В протоколе общего собрания Совета рабочих и крестьянских депутатов Сергиева Посада, состоявшегося 1 апреля, отмечено, что фракция депутатов-коммунистов потребовала произвести вскрытие, «считая, что мощи Сергия являются средством пошлой эксплуатации малосознательных масс и почвой для злостной агитации черного духовенства».

«Акцию» наметили провести 11 апреля. По распоряжению властей, опасавшихся возможных волнений и антикоммунистических выступлений верующих и монастырской братии (в ту пору в лавре насчитывалось 180 монахов), для охраны порядка была мобилизована рота курсантов, к монастырю подтянули конную милицию. Патрули красноармейцев перекрыли все входы в лавру, а на стенах ее и даже на колокольне (чтобы кто-нибудь не вздумал ударить в набат) поставили часовых.

Сама процедура вскрытия мощей длилась 2 часа — с 20.50 до 22.50. В это время в Троицком соборе присутствовали официальные лица — члены городского исполкома, представитель губернских властей, а также 2 специалиста-медика, группа операторов кинохроники, монахи во главе с наместником лавры.

Из донесения троицких монахов, отправленного 12 апреля патриарху Тихону: «...отцу-наместнику предложено было вскрыть святые мощи, а отец-наместник поручил вскрыть святые мощи игумену Анании и игумену Ионе. Когда начали снимать покровы, то каждое действие вскрывающих было снято кинематографическими и фотографическими аппаратами. Были сняты со святых мощей покровы, схима и мантия, по снятии последней оказались святые мощи, сохранившиеся в следующим виде: череп с нижнею челюстью и зубами и все кости преподобного за исключением ступней, волосы и немного волос, завернутых в бумагу. По окончании освидетельствования комиссией был составлен акт... Сегодня в 2 часа дня получено от комиссара лавры постановление исполкома Сергиевского совета о принятии мер к тому, чтобы останки преподобного Сергия находились в должной сохранности, почему предложено, не изменяя настоящего расположения и вида останков, сделать непосредственно над ними покрышку из зеркального стекла...»

На протяжении еще некоторого времени рака с лишенными покровов останками преподобного, которые загородили стеклянной крышкой, была доступна для верующих. Потом, после окончательного закрытия в 1920 году лавры, этот объект почти на 25 лет стал одним из экспонатов устроенного в бывшей Троице-Сергиевой обители атеистического музея. Судя по всему, за эти четверть века поруганную святыню неоднократно вывозили из монастыря — «на гастроли». Как писал уже упомянутый архиепископ Михей, «мощи преподобного Сергия не раз вывозились в Москву, выставлены были в трапезной церкви...»

На рубеже 1920–1930-х гг. существовала реальная угроза уничтожения некоторых мощей, отданных в качестве экспонатов в атеистические музеи Москвы и Сергиева Посада, — в том числе и преподобного Сергия. Активисты созданного в столице в 1927 году Общества развития и распространения идей кремации (ОРРИК), неоднократно выступили с идеей показательного сожжения нетленных мощей, предлагая для пущей наглядности кремировать останки нескольких православных святых, чтобы доказать, что они сгорят точно так же, как тела простых покойников. К счастью, этот варварский план не был реализован.

Детективная история разыгралась с «похищением» головы Сергия: несколько священнослужителей и верующих решили унести и спрятать череп преподобного, чтобы уберечь его от поругания и возможного уничтожения после вскрытия мощей и превращения их в музейный экспонат.

Существует две версии начала этой истории. Согласно первой из них, заговорщики решили действовать еще до проведения вскрытия мощей — едва узнав, что большевистские власти задумали такое глумление. Выбрав удобный момент, они ночью тайно вошли в Троицкий собор, открыли раку и забрали из нее голову Сергия, подменив ее заранее припасенным дубликатом — черепом, взятым из фамильного склепа князей Трубецких, находящегося на территории лавры.

Согласно другому изложению событий, такую подмену спасители головы совершили позднее, в 1920 году, — уже после того, как мощи были обнажены и публично выставлены в соборе. В пользу именно этой версии говорит текст из протокола вскрытия, где упоминается, что, по заявлению присутствовавшего при этой процедуре медика, доктора Попова, «череп соответствует по своей древности костям». Да и простая логика подсказывает: заговорщикам куда проще было выкрасть череп из раки, когда мощи в ней хранились уже в обнаженном виде.

Впрочем, основная фабула событий в обоих случаях совпадает. Главными инициаторами и исполнителями похищения стали служащий в Троицком храме монастыря отец Павел Флоренский, наместник лавры архимандрит Кронид, член Комиссии по охране памятников истории и старины Троице-Сергиевой лавры Ю.А. Олсуфьев, а также граф В.А. Комаровский и двое будущих священников — С.П. Мансуров и М.В. Шик. Изъятую из раки (есть сведения, что благословение на это было получено от патриарха Тихона) голову Сергия Радонежского спрятали в монастырской ризнице, а потом Олсуфьев, живший в Сергиевом Посаде, положил реликвию в дубовую коробку-ларец и перенес к себе домой. Там святыня хранилась вплоть до 1928 года, когда Олсуфьев, предполагая свой возможный арест, закопал ларец в саду.

Опасения оказались не напрасными. В 1933-м был отправлен в тюрьму Павел Флоренский, а сам Олсуфьев вынужден был бежать в Нижний Новгород, где он поделился тайной головы преподобного с будущим епископом Новгородским Сергием — в ту пору мирянином Павлом Голубцовым. Некоторое время спустя этот новый участник спасательной операции сумел приехать в Сергиев Посад, пробраться в сад, выкопать заветный ларец и тайно переправить его в маленький поселочек Мешаловка неподалеку от подмосковных Люберец, где к тому времени поселился Олсуфьев. (Из воспоминаний П.А. Голубцова: «Главу я переносил в хозяйственной закрытой сумке, чтобы не было подозрений, а сверху прикрыл газетой, как будто в сумке кочан капусты...»)

В 1938 году арестовали «главного хранителя головы» Олсуфьева, и бремя заботы о спасении святыни легло на Голубцова. Вскоре после начала войны, когда его должны были вот-вот призвать в армию, он сумел эту часть мощей переправить в село Виноградово, расположенное к северу от столицы. Святыня хранилась в алтаре местного храма, о чем знал только служивший в этой церкви духовник Голубцова отец Иларион.

За несколько месяцев до Победы наступили счастливые перемены в судьбе мощей Сергия Радонежского. В начале 1945 года было намечено провести Поместный собор Русской православной церкви, на него должны были приехать зарубежные церковные иерархи, для которых предполагалось организовать посещение закрытой Троице-Сергиевой лавры. Чтобы «экскурсия» выглядела пристойно, сверху поступило распоряжение: вновь облачить мощи преподобного Сергия в схиму и покровы, которые хранились в музейной экспозиции. Раку с благоустроенными мощами переставили на ее старое место в Троицком соборе.

И все-таки это еще не было полным преодолением мерзости запустения. Лавра была вновь возвращена Русской православной церкви лишь почти год спустя. А накануне праздника Пасхи в 1946 году появилось официальное распоряжение о передаче возрождающейся обители ее главной святыни — мощей Сергия Радонежского. Поскольку Троицкий собор тогда еще оставался в распоряжении музея, тяжелую (почти 60 пудов) раку пришлось на некоторое время переносить в Успенский собор монастыря.

Однако в этом роскошном вместилище вместе с останками преподобного находилось и инороднее тело — голова одного из князей Трубецких, о чем не догадывались даже монахи, а уж тем более — толпы верующих, которые выстраивались в длинные очереди для поклонения великому святому. Впрочем, такое положение вещей сохранялось совсем недолго.

Когда Павел Голубцов, служивший в армии санитаром, вернулся в 1945-м после демобилизации, он забрал ларец из виноградовского храма и передал реликвию наследнице Олсуфьева, его приемной дочери Екатерине Васильчиковой. Та хранила святыню в комнате, поставив на ларец, для пущей конспирации, горшок с цветком. Когда стало известно, что Троице-Сергиева лавра вновь открывается и ей возвращают мощи радонежского святителя, Васильчикова сумела передать хранившуюся у нее голову преподобного патриарху Московскому Алексию, который и благословил возвратить ее на место во время переоблачения мощей в новую схиму. Такую честь доверили тому самому схиархимандриту Илариону, что был хранителем святыни в годы войны. «Обратная замена» также была совершена в глубокой тайне. А подробности этой эпопеи со спасением головы стали известны много позднее — благодаря внуку Павла Флоренского, Екатерине Васильчиковой, Павлу Голубцову, епископу Михею...

Портной для преподобного

Как ухаживают за мощами Сергия Радонежского? Некоторые сокровенные эпизоды нынешнего существования этой святыни удалось узнать от старшего смотрителя Троицкого собора отца Корнилия.

— За те более 10 лет, что я являюсь смотрителем собора, внутренние покровы ни разу не заменяли. В зависимости от богослужебного годичного круга мы периодически меняем лишь наружные покровы — схимку и наглавник. Обычно они зеленого цвета, а к Пасхе переоблачаем мощи в красные убранства, к празднику Преображения — в белые...

По словам отца Корнилия, время от времени гардероб преподобного обновляют. Но старые обветшавшие покровы не выбрасывают. Их разрезают на маленькие кусочки, и эти святыни вставляют в иконы, которые могут получить верующие. Новые покровы изготавливают золотошвейки лавры.

— Уже несколько лет, как при иконописной школе, которая работает в лавре, открылось отделение лицевого шитья. Эскизы новых покровов разрабатывают либо выпускницы отделения, либо те, кто уже трудится в мастерской при обители. До недавнего времени не было для убранства мощей преподобного Сергия ни одного покрова с лицевым шитьем: ведь все старые, считающиеся произведением прикладного искусства, хранятся в музее. Но сейчас уже созданы мастерицами в технике лицевого шитья два полотнища с изображением радонежского святителя. Причем одно из них скопировано с древнейшего покрова, изготовленного еще в 1425 году (рисунок на нем, возможно, воспроизводит портретные черты самого Сергия, и даже есть предположения, что прорисовки для шитья сделал великий иконописец Андрей Рублев).

Рака с мощами закрыта массивной стеклянной крышкой: это необходимая мера безопасности. Однако почти каждый день в 5.30 утра в Троицком соборе проводится братский молебен перед мощами преподобного Сергия. Помимо монастырской братии на таком богослужении могут присутствовать и богомольцы. Согласно существующему правилу, при этом открывают небольшое окошко над головой преподобного и те, кто находится в храме, прикладываются непосредственно к наглавнику. Мы стараемся предоставить такую возможность не только монахам, но и паломникам, пришедшим в столь ранний час в Троицкий храм.

Когда окошко в стеклянной крышке раки открыто, можно ощутить сильное благоухание, исходящее от мощей. Некоторые считают, что подобное происходит потому, что мощи специально обрабатывают какими-то ароматическими веществами. Однако хочу заверить: ни покровы святого, ни саму раку внутри мы ничем пахучим не протираем, никаких пузырьков с благовониями туда не кладем.