События в Фергюсоне: Путешествие в расистское прошлое и диктаторское будущее Соединенных Штатов

Кому выгодна милитаризация американской полиции?

17.08.2014 в 12:47, просмотров: 29632

От Миннеаполиса до Сент-Луиса всего полтора часа лету. От Сент-Луиса до его пригорода Фергюсона с населением в 21000 человек можно добраться на автомобиле за 25 минут. А уж с окраины Фергюсона до Вест-Флориссант авеню вообще рукой подать. Именно столько времени пришлось потратить, чтобы совершить путешествие в расистское прошлое Соединенных Штатов начала 60-х годов прошлого века. Машину времени привел в движение выстрел полицейского, убившего безоружного негритянского юношу Майкла Брауна.

События в Фергюсоне: Путешествие в расистское прошлое и диктаторское будущее Соединенных Штатов
фото: AP

Отказ властей назвать имя полицейского-убийцы и явный перебор демонстрации силы вызвал возмущение негритянских жителей Фергюсона, которые здесь составляют большинство — 69% населения. Все руководство штата Миссури и городка Фергюсона – белые. Из 50 полицейских городка только трое — негры. Уже только одна такая смесь была взрывоопасной. Недоставало лишь искры. Пистолетный выстрел полицейского заменил ее с огромным успехом.

Несколько дней на Вест-Флориссант авеню продолжались волнения и беспорядки. Огромные толпы протестующих шли с поднятыми вверх руками. Они были безоружны как Майкл Браун и хотели своими жестами подчеркнуть это.

Протестующие гляделись выходцами из 1960-х. Но вот сказать то же самое о полиции, брошенной на них, было никак нельзя. Она была вооружена самым современным оружием, причем не полицейским, а военным. Это было видно даже простым глазом. Полицейские были не в своей традиционной форме, а в камуфляжных комбинезонах. На их головах были черные каски. Лица полицейских закрывали противогазы. В руках у них были армейские винтовки М-16. Полицию поддерживали бронетранспортеры и вертолеты. Наряды были стянуты со всех концов графства Сент-Луис. Никакого единого руководства этими силами не было. Во всяком случае, не наблюдалось. Полицейские явно превышали полномочия, а руководил ими инстинкт.

Когда демонстранты отказались разойтись и подступили вплотную к полицейским, то те немедленно пустили в действие слезоточивый газ, и стали стрелять по толпе резиновыми пулями. На какой-то миг американский Средний Запад стал похож на улицы Среднего Востока. Ужаснувшись телевизионными кадрами милитаризованной полиции средний, на сей раз американец, потребовал ее демилитаризации. Слишком уж зримо и весомо они придвинули войну к американской земле. Даже министр юстиции Эрик Холдер содрогнулся, разглядев в пентагоновских полчищах своих копов: «В то время, когда мы должны добиваться доверия между правоохранительными органами и местным населением, я с большой озабоченностью наблюдаю, как развертывание военного снаряжения и бронетехники посылает конфликтный мессидж людям».

Откуда взялось сверхвооружение американской полиции? Ведь бронетранспортеры не манна небесная, если не принимать за таковую Пентагон. Он вооружает не только полицейских Фергюсона, но и всю полицию Америки. Он вооружает, а гражданские власти не поспевают с ограничением применения этого арсенала. Или не хотят. Милитаризация полиции началась с терактов 2001 года. Она должна была быть направлена против террористов...

Полиция Сент-Луиса получила грант в $94 млн, на которые приобрели два вертолета и бронемашины «Беаркэт», появление которых на улицах Фергюсона особенно потрясло американцев. Все атрибуты «защиты тела» на фергюсонских копах тоже были пентагоновского происхождения. Ник Грэгнани, возглавляющий распределение военных грантов в графстве Сент-Луис, говорит: «Наш фокус — терроризм. Но нам разрешено реагировать и на другие вызовы, на любые гражданские беспорядки. Никаких ограничений федеральное правительство не предусматривает. Министерство юстиции закупило на гранты вооружение для 300 местных полицейских участков и 100 участков штатного подчинения. Некоторые полицейские участки получили от Минюста пулеметы, броневики, вертолеты, самолеты и другое вооружение. Вашингтон обосновал подобную милитаризацию полиции тем, что она находится на передовой линии войны с терроризмом». Но после теракта 9/11 ничего примечательного на фронтах этой войны не произошло. Оружие стало «ржаветь» и его начали применять против собственного народа, у которого, особенно чернокожего, накопилось много претензий на поведение властей.

Беспардонность последней заключалась и в том, что никто по существу не обучал копов владению свалившимся на их головы оружием. Оно и не требовалось правительствам. Убивай, как знаешь! В течение нескольких лет милитаризация полиция не бросалась в глаза широкой общественности. Но с окончанием войны в Ираке и Афганистане военные поставки полиции стали резко увеличиваться, включая минонепробиваемую бронетехнику.

В Фергюсоне пентагоновский парад-але был наиболее внушительным. Борцы за гражданские права характеризуют его как «военную зону». Бронемашины выстроились вдоль улиц, заблокировав на Вест-Флориссант авеню такие опасные гнезда терроризма как маникюрный салон, ресторан-барбекю и прочие форпосты «боевиков». Чем больше протестующих вливались на эту авеню, тем больше полицейских им противостояли. Они — полицейские строили баррикады. Вечерами к ним вплотную подходили негритянские юноши с поднятыми вверх руками на манер «сдаюсь!». Это была злая насмешка. (Когда полицейский застрелил Брауна, тот тоже держал руки вверх) На протяжении трех миль авеню полиция, когда ей казалось, что ситуация накаляется, пускала в ход слезоточивые газы и отжимала толпу к стенам домов и магазинов. Полицейские, взгромоздившиеся на бронетранспортерах, кричали в мегафоны:

— Расходитесь по домам!

— Мы здесь не живем! — доносилось эхом из толпы.

Женщина-священник пыталась утихомирить протестующих, пока ее саму не утихомирила резиновая пуля, попавшая в живот.

Не повезло и нашему брату-журналисту. В прошлый понедельник полицейские взяли под прицел группу репортеров и фотографов. Некоторые из них пострадали от резиновых пуль, прямо на головы телегруппы «Аль-Джазира» обрушилась канистра со слезоточивым газом. Двух журналистов арестовали.

Некоторые демонстранты собрались на живописной улочке Кэнфилд-Корт, где как раз и был убит подросток Браун. Они создавали небольшие группы как импровизированные клубы и делились между собой историями о жестокости полиции. Молодые ребята, разместившиеся на ступеньках крылец, курили марихуану, ныне разрешенную во многих штатах страны. Иногда раздавались взрывы, и тогда люди гурьбой валились на землю. Вскоре на Кэнфилд-Корт стало нечем дышать от газов. Люди пытались спрятаться от них в домах и автомашинах, но газ проникал и туда. Создавалось впечатление, что кашляет и задыхается вся улица. (Я получил такое боевое крещение еще в 1968 году на съезде демократической партии в Чикаго. Его называли «подарком от мэра Дейли».)

Шеф полиции Фергюсона Томас Джексон (его вскоре сменили на этой должности) оправдывал применение газов и резиновых пуль тем, что было необходимо положить конец начавшимся грабежам, а без разгона толпы демонстрантов этого нельзя было сделать.

— Если толпа настроена воинственно, а ты не хочешь быть воинственным, то тогда покидай толпу! — поучал демонстрантов шеф фергюсонской полиции.

Товарищ Джексон, вы большой ученый!..

А теперь ненадолго перенесемся из Фергюсона в вашингтонские коридоры власти, где засели подлинные убийцы тинэйджера Майкла Брауна. Смертный приговор ему назывался «Программа 1033». Так озаглавлен документ, на основе которого Пентагон милитаризует полицию Америки. В 1997 году конгресс США придал «Программе 1033» силу закона, чтобы военная продукция зря не пропадала. Военно-промышленный комплекс наплодил ее переизбыток и тоже не хочет, чтобы он покрывался пылью. На сегодняшний день Пентагон продал местным копа вооружение на 4 миллиарда долларов. Торговля продолжается во всех 50 штатах страны.

Фергюсонский полицейский участок лишь небольшой розничный покупатель. Таких как он микроскопических городов в Америке много. И все они гордые обладатели бронетранспортеров MRAP. Когда начались злоупотребления «Программой 1033», конгрессмен Хэнк Джонсон даже струхнул и внес законопроект, блокирующий эту «Программу». Но военное лобби, кажется, уже придушило его.

Пентагон передает оружие полиции, так сказать, из рук в руки. Министерство внутренней безопасности финтит, прикрываясь всевозможными «фондами» и «грантами» против терроризма. Через них оно рассовало оружия на 34 миллиарда долларов. Среди оружия даже дроны и армейские танки. Так полиция превращается в полувоенные формирования. А у них руки чешутся, чтобы поиграть в эти дорогие и опасные игрушки. Но террористов на горизонте не видно. Приходится палить из пушек по воробьям. Это вызывает протесты граждан и они «оправдывают» накачку военных мускулов полиции. Так создается заколдованный круг репрессии-беспорядки-репрессии.

Федеральное правительство может разорвать этот порочный круг, дав по рукам Пентагону и Министерствам юстиции и внутренней безопасности. Оружие, концентрирующееся в руках копов по сурдинку антитерроризма, становится опасным вулканом. Его начинают побаиваться даже некоторые трезвомыслящие полицейские.

В субботу, 16 августа, губернатор штата Миссури Джэй Никсон объявил чрезвычайное положение в Фергюсоне и ввел комендантский час с полуночи до 5 часов утра. Выступая в местной церкви, Никсон сказал: «Это делается не для того, чтобы заткнуть рот жителям Фергюсона. Мы не позволим кучке мародеров и грабителей ставить под угрозу всю нашу общину. Если мы хотим добиться справедливости, то мы сначала должны поддержать мир. Это испытание. Весь мир смотрит на нас».

Не сообщается, как долго продлится чрезвычайное положение и будут ли арестовываться нарушители комендантского часа. Многие жители города считают, что объявленные губернатором меры приведут к новым и еще более острым столкновениям. Но капитан Рональд Джонсон, командир дорожной полиции штата Миссури, которая сменила городскую полицию, обещает, что принятые меры будут проводиться «не с помощью бронетехники и слезоточивого газа, а путем человеческих коммуникаций».

С наступлением полуночи на Вест-Флориссант авеню появились сотни протестников и полиции. Они мерили друг друга взглядами, но ничего не предпринимали. Полицейские были вооружены щитами и пластиковыми наручниками.

Церковь, в которой Никсон объявил о своих решениях, называется Семейной церковью святого Марка. Она находится почти в самом центре беспорядков. Жители забросали Никсона Джонсона враждебными вопросами. Пытаясь сохранить присутствие духа, губернатор сказал одному из заводил:

— Вы будете следующим из крикунов…

Стараясь завоевать симпатии людей, набившихся в церкви, губернатор благодарил их за помощь против мародеров.

— Мы не пойдем спать, пока не добьемся справедливости в деле Брауна! — кричали люди губернатору.

— Сон это не решение проблемы! — кричали другие.

Расследование убийства Брауна взял на себя минюст. На Ферюсон нагрянули агенты ФБР.

Днем в Фергюсоне проходят мирные демонстрации. К ночи атмосфера накаляется.

В Фергюсон со всех концов Америки прибывают лидеры негритянского движения. Среди них знаменитый соратник Мартина Лютера Кинга преподобный Джесси Джексон. Вместе с местными священнослужителями и сотнями демонстрантов Джексон устроил митинг на Кенфилд-Драйв, где был убит 18-летний Браун. Имя его убийцы — белого полицейского Даррена Вилсона уже рассекречено. Вилсон и его сестра, которая тоже служит в полиции, покинули свой дом и скрылись в неизвестном направлении…

— Мы предпочитаем будущее похоронам! — провозгласил Джесси Джексон на митинге.

— Майк Браун наш сын! — ответила эхом толпа и стала скандировать:

— Hey-hey, ho-ho, killer cops have got to go! (Хей-хей, хо-хо, убийцы-копы должны убраться!)

00:12