Первоначальное родство этой акробатической дисциплины со стриптизом теперь воспринимается не иначе как недоразумение

Танцы на шесте стали частью здорового образа жизни

09.09.2014 в 17:15, просмотров: 5614

Танцы на шесте пришли к нам в 2000-х. И за последние годы проделали такой путь в развитии, что первоначальное родство со стриптизом теперь воспринимается не иначе как недоразумение и пережиток далекого прошлого. Современный танец на пилоне — Pole dance — это неподражаемая смесь сложной акробатики, вращений, шпагатов, захватов, «срывов» и силовых элементов, приправленная ярким соусом артистизма. Параллельно — как говорят сами пилонисты, «с другого крыла», — на шест поднимается и профессиональный спорт. Выходцы из спортивной, художественной гимнастики, акробатики и воркаута все чаще пробуют силы на забытом со школьных времен снаряде, формируя тем самым новое спортивное направление. Кто и почему находит свое призвание на шесте, выяснял корреспондент «МК».

Первоначальное родство этой акробатической дисциплины со стриптизом теперь воспринимается не иначе как недоразумение
Фото из личного архива

Вульгарные движения попали под запрет

С пилонистом Дмитрием Политовым встречаемся под эстакадой у Савеловского вокзала. Дима — высокий блондин в балахоне, бежевых джинсах и огромных кроссовках — 45–46-го размера, не меньше. «Представляешь, купил GoPro, а комп не тянет видео, — поздно вечером, пока пробираемся в глубь складского квартала, он говорит о видеороликах, которые отснял на последней тренировке. — Пришлось скачивать специальную прогу, чтобы нормально все конвертировать».

Студия шестовой акробатики — одна из первых в Москве — расположена в здании постройки 1930-х годов . В помещении запросто могла расположиться студия йоги. Два смежных зала с вездесущим ламинатом на полу, раздевалки, два санузла и ресепшн, в углу свалены в кучу резиновые коврики, маты и прочий инвентарь. К шестиметровым потолкам прикручено восемь шестов, почти все — блестящие и гладкие, из нержавеющей стали.

«Пилоны бывают статические и динамические, — проводит краткий ликбез Дмитрий, — статика стоит, динамика вращается — все просто». «В Pole dance шесты в основном из нержавеющей стали, полированные, — продолжает он, ухватившись за один из пилонов (шест и пилон в определенном смысле синонимы) — и вращая тот вокруг оси. — Есть еще китайский пилон — подвесной». Дима показывает на темного цвета шест без крепления к полу, покрытый резиной для лучшего сцепления. «По стоимости пилоны заметно различаются, — говорит Арина. — Трехметровые шесты в распор для домашнего использования обойдутся в пределах 20 тыс. рублей. А вот профессиональные — длиной, например, шесть метров, со специальным крепежом и тросами — будут стоить 40–50 тысяч, не меньше».

Современный Pole dance вопреки расхожему мнению вовсе не стриптиз, хотя исторически с ним тесно связан. Даже профессиональные пилонисты, которым вроде бы нечего доказывать праздной публике, не в восторге, когда скользкая тема снова всплывает. «Слово «стриптиз» происходит от английских «strip» и «tease» — то есть «раздеваться», «дразнить», — в сотый раз, нехотя объясняет Дмитрий. — А где при этом раздеваешься, никакой разницы не имеет. Тут уж кто во что горазд. В какой-то момент у стриптизерш на Западе повелось оголяться на стуле, а потом их понесло, и они полезли на шест».

По словам Арины, Pole dance включает в себя несколько направлений, и одно из них — pole exotic — лишь отдаленно напоминает стриптиз. «Наряд у выступающего может быть довольно откровенным, но без оголения, — говорит она. — И хотя никто не раздевается, танец выходит соблазнительным». Когда в 2000-х Pole dance пришел в Россию, порочное родство со стриптизом еще долго сказывалось на его развитии. «Массово танец развивается с 2005 года, а в 2009-м в Москве прошел первый кубок, — вспоминает Арина. — Тогда же стали открываться первые танцевальные школы Pole dance. Они, как правило, ютились в полуподвальных помещениях, а тренеры практически поголовно были бывшими стриптизерами. Туфли на каблуках были обязательным атрибутом. Отказ от них наметился лишь в последние три года».

Сегодня на большинстве Pole dance-соревнований вульгарные движения под запретом. «От каблуков уже отказались, сейчас постепенно уходит эротический подтекст, — говорит Арина. — В запрещенный набор, например, входит... привлечение излишнего внимания к интимным зонам». «Ты так и запиши, — шутя советует Дмитрий, — паховая интервенция отсутствует».

Шоу на пилоне приносит деньги и славу

Поздно ночью, сидя в закусочной в центре Москвы, Дима вспоминает, как пришел в танцы на пилоне. «Году в 2011-м мне прислали видео, на котором известный акробат показывает трюки на шесте: тогда никто не видел особой разницы — ну, шест и шест, — рассказывает он. — Подруга подначивала, мол, было бы классно, если бы и я так умел. А я смотрю, он делает элементы, которые мне показались легкими, — на тот момент за плечами Дмитрия было несколько лет брейк-данса и паркура. — И в какой-то момент я решил тоже этим заняться».

Решение было продиктовано не только творческими, но и сугубо экономическими соображениями. «В то время я активно занимался паркуром, но с ним особо не выступишь и денег, получается, не заработаешь, — признается Дмитрий. — А тут я понял, что на одной трубе могу выплеснуть все, что умею. Сделать шоу и продавать». Дима тут же купил пилон и установил в местном ночном клубе (он родом из Мичуринска — города на северо-западе Тамбовской области). Почти сразу начал выступать. По праздникам делал небольшие шоу, копируя тот самый ролик с акробатом. «Я знал номер наизусть, — вспоминает Дима. — Но когда начал выступать, все оказалось не так просто. Я в совершенстве — как тогда думал — выполнял элементы по отдельности, но делать их в связке — совсем другая история. Я еле-еле справлялся».

Спустя полгода Дима, поднаторев в новом амплуа, переехал к жене в украинские Черкассы и открыл там студию Pole dance. Сейчас, спустя еще два года, он обучает новичков и ездит с мастер-классами по России и Европе.

После изменений последних лет танцоры на шесте продолжают выступать под брендом Pole dance, но старое название уже не отражает сути движения. Да и сами пилонисты признаются, что не до конца теперь понимают, чем занимаются. Большинство выступлений «поулдансеров» представляют собой сочетание сложной акробатики, вращений, шпагатов, захватов, «срывов» и костюмированных танцев — полет фантазии практически не ограничен.

Фото из личного архива

С одной стороны, это определенно не спорт. «Спорт — это древнейшее и первичное понятие, — говорит представитель Российской федерации спорта на пилоне и воркаута (РФСПВ) Екатерина Закирова. — Pole dance, Pole exotic, Pole artistic — да как ты их ни назови — все это танец. Это танцевальная культура. Она не имеет отношения к спорту. У пилонного спорта и танца общего — только снаряд».

Pole sport — это еще одно направление пилонного искусства, которое в России активно развивается с 2011 года. Именно тогда не чуждые экспериментам атлеты стали пробовать силы на давно забытом снаряде, знакомом еще со школы. «Pole sport вырос из большого количества видов спорта и норм ГТО, — говорит Закирова. — Люди постоянно ищут чего-то новенького. Pole sport — это смесь акробатики, художественной, спортивной гимнастики и даже борьбы. Обязательно используется хореография: балет, джаз-модерн, современные танцевальные направления. Конечно, у выступающего должны быть мимика, соответствующий правилам костюм, движения, динамика. Pole artistic в спорте присутствует, но это лишь малый его кусок — примерно четверть наполнения. Здесь ты прежде всего выходишь показать технику и силу». Закирова не раз подчеркивает в беседе, что спорт поднялся на шест «с другого крыла», минуя клубное танцевальное прошлое своего собрата Pole dance.

«В Pole sport приходят из разных видов спорта, — говорит представитель РФСПВ. — Например, в каких-то видах: спортивная, художественная гимнастика — жесткая конкуренция. Спортсмен получает там определенные навыки, даже звание кандидата в мастера спорта, но дальше развиваться не может. Ему становится тяжеловато, он уходит в спорт на пилоне и достигает здесь успехов, потому что у него по сравнению с другими есть база. Поэтому, кстати, с этого года все направления Pole sport поделены на подгруппы «A» и «B»: в первой соревнуются те, у кого нет никакого спортивного прошлого, а во второй — те, кто пришел из профессионального спорта».

«Официальное признание погубит в нашем искусстве креативность»

Пилонисты-танцоры продолжают настаивать, что нынешний танец на шесте уже давно не тот самый Pole dance, что пришел в Россию в начале 2000-х. Немного подумав, Дима предлагает оригинальную гипотезу становления пилонного танца в России. «Искусство владения «мачтой» (то бишь шестом) пошло из Древнего Китая, — говорит он. — Специально обученные мастера занимали на них определенные боевые позы, чтобы, например, прятаться от противника в лесу. Затем, когда не могли использовать свое мастерство напрямую, они начали ставить шесты на ярмарках и забавлять публику. Дальше много веков мачта развивалась как цирковое искусство. Но ничего артистического в таких шоу не было — атлеты забирались на шест, делали трюк и уходили — вот и весь номер. Получается, от Китая мы унаследовали именно цирковой элемент, а от Америки с Европой — танцевальную составляющую. Выходит, у нас в России столкнулись две волны, две разные палки, так сказать».

Фото из личного архива

Екатерина Закирова видит будущее Pole dance в стремлении стать признанным танцевальным направлением. «Это массовая танцевальная культура, — говорит она. — Есть много организаций по всей стране, которые поддерживают всевозможные танцевальные направления — например, Министерство культуры. Я думаю, путь Pole dance к официальному признанию еще проще, чем в спорте. При условии, конечно, что танцоры решатся по нему пойти».

Но танцоры на шесте, похоже, предпочитают не торопиться, позволив новому направлению развиваться естественным образом. «Искусство Pole dance будет развиваться, но ему не надо быть олимпийским, — говорит Дмитрий Политов. — Если его сделать официальным танцевальным направлением, мне кажется, в нем пропадет креативность. Его лучше относить к экстремальным состязаниям по типу американских «X-games»: как паркур, ролики и скейтборд».

— А вообще мы для себя не разделяем: Pole dance, паркур, брейк-данс, — говорит Дима. — Мы просто двигаемся и делаем, что нравится. А люди уже называют это как хотят.