Севастополю вернули список Казанской иконы Божьей Матери, исчезнувший 100 лет назад

Город привыкает к чудесам

20.11.2014 в 15:02, просмотров: 3550

«Что дальше? Да хоть камни с неба! Мы в России» — жизнеутверждающий баннер, оставшийся в наследство от недавних крымских выборов, стоит на въезде в Севастополь. Город, да и весь полуостров сейчас действительно находятся в переломной точке — под градом проблем, но с верой в светлое совместное российское будущее.

Севастополю вернули список Казанской иконы Божьей Матери, исчезнувший 100 лет назад

О переходном периоде кричит все: подчеркнуто российские, даже ласкательные какие-то вывески на магазинах — «Хлебушек», «Сочнечки», русские же адреса на домах. При этом дорожные указатели — на украинском: готель «Виктория», улица Перемоги. Смехотворные цены в кафе — 75 ре за котлету по-киевски плюс гарнир по 25 рублей, а цены на продукты в магазинах — уже почти московские. Строящиеся многоэтажки, непонятно кому принадлежащие, временно прекратившиеся продажи квартир. И обновленный вход в стиле ампир с золотыми буквами в Парке Победы.

Вообще все, что говорит о нашей совместной истории, о принадлежности к России, в городе холится и лелеется. Севастополь даже при Украине, несмотря на давление, демонстративно подчеркивал свою русскую идентичность. По ночам с улиц снимались украиноязычные вывески, обветшавшие памятники латали своими силами и отмечали каждый советский праздник. Сейчас это же делается умиротворенно, без надрыва. И каждый знак из Москвы, дающий понять, что Севастополь — теперь русский город, воспринимается трепетно...

«У жителей Севастополя в это воскресенье — большой праздник». Этот зачин к репортажу молоденький журналист местной телекомпании несколько раз пытался произнести как можно торжественнее. Сбивался, смущался, просил оператора повторить «еще разок». Наконец получилось достаточно пафосно, и с чувством выполненного долга репортеры помчались на другую точку.

А теперь о том, что же за событие стало поводом для этой общегородской суматохи.

фото: Елена Короткова

Пропавшая реликвия

Событие и впрямь не рядовое. Городу вернули реликвию, которая считалась утраченной почти сто лет. Во время Крымской войны 1853–1856 годов митрополит Филарет (Дроздов), причисленный впоследствии к лику святых, всячески поддерживал защитников Севастополя. В 1855 году он направил русской армии, державшей оборону города, точную копию Московской Казанской иконы Божьей Матери. Образ писался с оригинальной иконы, повторяя мельчайшие детали изображения. И даже размер их был сходным — 27,2 см на 23,8. На обороте иконы имеется надпись: «Сия Святая Икона Пресвятыя Владычицы нашей Богородицы (именуемой Казанскою) подлинная копия с Иконы, находящейся в Московском Казанском Соборе. По окроплении ея святою водою на престоле Домовой Церкви Московского Митрополита и по изнесении ея среди Храма, освящена молебным пением самим Высокопреосвященнейшим Филаретом Митрополитом Московским Августа 3 дня 1855 года, для отправления в город Севастополь храбрым воинам Российским». К тому моменту, когда образ Богородицы добрался до Севастополя, часть города защитниками была вынужденно оставлена. Но другая часть мужественно держалась, несмотря на огромные потери. Через полгода война закончилась Парижским миром. Черноморский флот Россия временно потеряла, но севастопольские бухты оставила за собой.

Что было в этот момент с иконой? По преданию, вплоть до революции она хранилась в одном из севастопольских храмов. Показывали даже киот от нее. Но храм этот был в советские годы разрушен, а раритет исчез из виду еще раньше. Предполагается, что его вывезли из города эмигранты, покидавшие родину.

Про икону не забыли. Ее целенаправленно искали, и в середине двухтысячных нашли — в собрании известного московского коллекционера Виктора Бондаренко. Он как раз опубликовал каталог своей иконописной коллекции. Образ опознали по надписи на обратной стороне доски. В 2008 году с Бондаренко начали вести переговоры о продаже части коллекции, в том числе и иконы Казанской Божией Матери Севастопольской, для Собрания русских икон при Фонде Андрея Первозванного. Бондаренко на продажу согласился. Так икона оказалась в музее. В ноябре 2014-го фонд принял решение передать святыню на постоянное хранение главному храму города Севастополя — в Свято-Владимирский собор Херсонеса. Содержаться образ будет в особом киоте, рассчитанном на поддержание определенного уровня влажности. Капсула из оргстекла обеспечивает внутри режим в 60% влажности и 21–23 градуса тепла — за счет просорба (материала, который искусственно увлажняет воздух). А вмонтированные датчики раз в два месяца отправляют на компьютер Собрания русских икон данные о состоянии киота.

Передачу приурочили к еще одному значимому событию: ежегодно 16 ноября Севастополь отмечает «русский исход» — в эти дни в 1920 году армия Врангеля и эмигранты навсегда покинули родину на 120 кораблях. Получилось символично: в ноябре 1920-го икону вывезли из Севастополя. В ноябре 2014-го она вернулась в город.

Возвращение святыни

У Свято-Владимирского храма — необычная звонница. Она находится не в самом соборе и не на колокольне. А в своеобразной беседке темного дерева рядом с храмом. Поначалу даже можно принять ее за декоративный элемент. Ан нет. Когда стайка мальчишек в церковных одеяниях наперегонки бросилась к звоннице и стала пытаться раскачать язык огромного центрального колокола, стало понятно, что колокольня — действующая. Мальчишки были маленькие, колокол большой. Поэтому язык тянули в разные стороны по двое. Пару раз язык неритмично ухнул о колокол, но потом раскачался — и дело пошло. Округа наполнилась церковным перезвоном. Это и стало предвестием приближения делегации с иконой к месту передачи — площадке перед памятником Владимиру Крестителю. Принимал святыню из рук московской делегации митрополит Симферопольский Лазарь. Передавал — председатель Попечительского совета Фонда Андрея Первозванного Владимир Якунин.

Все подходы к храму к тому моменту были забиты народом. Накануне нас пугали какими-то сверхусиленными мерами безопасности и трудностями прохода. Но никаких особых препон не было. Несколько полицейских с лопоухой собакой вовсе не создавали видимости «тотального контроля». Но вот чем удивил Севастополь, так это своей внутренней самоорганизованностью. Движением масс руководила не полиция, а местные казаки и военнослужащие ЧФ. В одном углу площадки выстраивались кадеты казачьего корпуса, в другом — формировались колонны ЧФ, в третьем — священнослужители готовились к торжеству. Журналисты метались от одной группы к другой без помех. Чувствовалось, что этот город привык к массовым мероприятиям: роли расписаны, каждый отвечает за свой участок. А наблюдая за тем, как казачий атаман заботливо поднимает воротник теплой куртки очаровательной полицейской, приговаривая «что ж ты на самом ветру стоишь», поняла — здесь все всех знают, события минувшей весны сплотили севастопольцев крепче некуда. И кордоны городу не нужны.

Фото: fap.ru

Потому не было ощущения нервозности, это было скорее народное гулянье. С присутствием большого количества вип-персон при этом. На встречу иконы к храму прибыли все первые лица республики — были замечены глава Крыма Сергей Аксенов, губернатор Севастополя Сергей Меняйло, полномочный представитель президента в Крыму Олег Белавинцев, главком Черноморского флота Александр Витко, спикер Законодательного собрания Севастополя Алексей Чалый.

Площадь перед храмом представляла собой этакий мини-Вавилон: священнослужители в праздничных одеяниях, прихожанки в платочках, казаки при лампасах, в фуражках и папахах, люди в камуфляже, чиновники в строгих костюмах, горожане: кто в спортивном, кто при параде, артисты в бархатных нарядах, снующие всюду журналисты, какие-то дамы с портретами императора Николая II и императрицы Александры Федоровны. Завершали «мозаичность» картины брутальные «Ночные волки», которые сопровождали икону на своих «железных конях» от самого аэропорта «Бельбек». Хирург (Александр Залдостанов) для местных журналистов — просто звезда. Его тут же обступили с расспросами: «Что для вас эта икона? Почему сопровождали?». — «Икона предназначалась для воинства Христова. И мы не могли пропустить это событие, потому что тоже считаем себя воинством Христовым», — тряхнув пышными кудрями, пояснил байкер. А потом рассказал, что у иконы непередаваемая энергетика: «Когда я к ней приложился, меня пробило от кончиков волос до кончиков пальцев».

Кстати, вопрос о том, столь же севастопольская икона чудотворна, сколь ее прообраз — Московская Казанская икона Божьей Матери, — интересовал многих горожан. «А какими чудесами известен севастопольский образ?» — спрашивали они у нас, видимо, как самых осведомленных. Священнослужители пояснили, что все известные списки с Казанской иконы Божьей Матери обладают такой же чудотворной силой, как и она сама. Но поскольку севастопольский список только-только обретен, то о свершившихся чудесах ничего неизвестно. Возможно, они еще впереди.

Но главное чудо для севастопольцев уже свершилось. Долгожданное, но все равно внезапное возвращение в Россию здесь иначе и не рассматривают. Даже по прошествии семи месяцев, со всеми проблемами и «камнями с неба» — кого ни спросишь, все твердят: «Мы ни о чем не жалеем». Несколько раз в разговорах пыталась «спровоцировать» собеседников на обсуждение «сложностей переходного периода». Ответ у всех одинаков, почти слово в слово: «Вы посмотрите, что на Украине делается! Да, у нас проблемы и во всей России проблемы. И нам вместе с ними справляться». «Вот только жаль, что нам теперь за границу выезжать сложно», — посетовала одна жительница Севастополя. «А вроде Чехия, Греция и Италия начали нам шенгены выдавать», — вступил в разговор еще один горожанин. «Ну, может, и правда одумаются», — подхватили вокруг. А в остальном... Продукты подорожали, очереди за получением документов, конечно, есть. «Период у нас такой, ничего, переживем», — махнула рукой эффектная дама, как выяснилось — руководительница юридической фирмы. Она рассказала, что процесс перерегистрации собственности идет споро: «Почти все квартиры, дачи и дома уже переоформили. А на оформление земельных участков пока введен мораторий. Даже не приступали». Еще она рассказала, что в последние месяцы квартиры в Крыму стали активно скупать жители Одессы и Николаева. «Вот кого жалеть надо», — вынесли вердикт окружающие. Еще жители города живут надеждами — что запустят вновь судоремонтные заводы, появится работа и достойная зарплата. Возродится флот, а вместе с ним и весь город. Как это было когда-то.

И если Казанская икона Божьей Матери Севастополю в этом поможет — это и будет еще одним чудом.

Елена КОРОТКОВА, Москва—Севастополь.

Возвращение Крыма. Хроника событий