Школу захлестнул бумагооборот

Бюрократа ударят реестром отчетности

Догадываетесь, какие слова сказал директор школы, когда с него стребовали отчет о калорийности всех блюд, съеденных детьми в школьной столовке за последние три года? А что говорят в той же ситуации его коллеги? Как вытащить школу из омута бумагооборота, разбирались вчера участники видеоконференции Всероссийского педагогического собрания (ВПС).

Бюрократа ударят реестром отчетности

Проведенное по инициативе ВПС исследование истоков вала бумаг, обрушившихся на школу в последние годы, принесло любопытные результаты. Прежде всего, установлены главные источники этой беды: как оказалось, львиную долю бумаг создают чиновники от образования нижнего, муниципального уровня, а также межведомственные запросы. При этом объем переписки, испускаемой первыми, напрямую зависит от численности этой категории «крапивного семени» и равен максимальному количеству бумаг, которое может обработать каждый такой Иван Антонович Кувшинное Рыло. Сократят их чуть-чуть — и вал отчетности спадает. Размножатся вновь — и школа снова тонет в бумагах.

Свои пять копеек в эту вакханалию вносят и «смежники», по требованию которых школа строчит дополнительные отчеты: пожарные, эмчеэсники, силовики, наркологи, спецы по суицидам и другим областям здравоохранения, Роспотребнадзор и прочие структуры, не имеющие, к слову сказать, доступа к электронным ресурсам со сведениями об образовании. Или взять специалистов по школьному питанию. В Марий Эл, например, они додумались запросить в школах информацию о калорийности всех блюд, съеденных детьми в школьной столовке за последние три года. Зачем им понадобилось знать о давно переваренной и выведенной из детских организмов пище — бог весть. Но директора школ, вместо того чтобы заниматься делом, как миленькие засели считать виртуальные калории.

Не отстают от других и профсоюзники, казалось бы, призванные защищать интересы учителя, а не гадить ему, — не имею других слов, чтобы охарактеризовать требование (дело было в Рязанской области) отчитаться не просто о возрастных категориях школьных педагогов (такая информация есть в каждом учебном заведении), а по возрастным категориям: до 30 лет, 30–45 лет и более 45 лет по каждому отдельно взятому предмету из 16!

Сегодняшний «норматив предусматривает лишь 3 формы отчета учителей, — рассказала председатель ВПС Валентина Иванова. — Но от них требуют заполнить 13, включая папку классного руководителя, планы внеучебной работы, военных сборов, отчеты о внеучебных достижениях учащихся, результатах олимпиад, сведения о питании и т.д. и т.п. Интересно, куда идут эти сведения и как будут использованы?!»

В ряде регионов считают, что «снизить бюрократическое давление можно только бюрократическими методами», и пытаются «ввести законодательное ограничение на чиновничьи фантазии», «ввести реестры разрешенных видов отчетности» либо создают «специальные инстанции, куда пересылаются запросы чиновников». Школы, имеющие развернутые сайты с подробной информацией, отсылают проверяльщиков туда.

— В 2016/2017 году, — заверил начальник управления надзора и контроля за деятельностью органов исполнительной власти субъектов Федерации Рособрнадзора Евгений Семченко, — мы берем обязательство полностью перевести в электронный вид процесс аккредитации как образовательных учреждений, так и экспертов. Одновременно прорабатывается возможность полного отказа от проверок тех учебных заведений, где годами все в порядке (в Москве, например, это школы, вошедшие в топ-400). Ну а на безумные вопросы вроде тех, что здесь прозвучали, просто нет смысла отвечать, — отметил он.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26761 от 13 марта 2015

Заголовок в газете: Бюрократа ударят реестром