Интернет-зависимость у детей чревата наркоманскими симптомами

Специалисты бьют тревогу: проблема формируется уже с грудного возраста

13.03.2015 в 17:45, просмотров: 8285

По оценке психиатров, в группу риска интернет-зависимости входит не менее 5% детей и подростков. В ряде случаев им требуется специальное лечение, а в тяжелых случаях — стационар. Однако этот вид медпомощи у нас платный. А формируют интернет-зависимость зачастую сами родители, говорят специалисты.

Интернет-зависимость у детей чревата наркоманскими симптомами
фото: Геннадий Черкасов

Официальной, государственной статистики интернет-зависимости нет — ни в России, ни в мире. Однако, по оценке ведущего научного сотрудника Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии Минздрава (ФМИЦПН) Льва Пережогина, основными группами риска являются подростки (14 лет), молодежь (18 лет) и дети (от 0 до школьного возраста). Наиболее опасен подростковый возраст. Здесь в группу риска в нашей стране входит 5–7% ребят, тогда как число зависимых среди нынешних взрослых не превышает 2–3%. За рубежом же, где Интернет в полтора раза доступнее, чем у нас, психиатры включают в группу риска до 15% населения. Другими словами, речь идет о миллионах судеб.

Прискорбно, но сплошь и рядом механизм детской интернет-зависимости «запускают» сами родители: «Их не настораживает, что в 2–2,5 года ребенок не знает и не может сказать ни одного слова, но успешно тыкает в кнопки гаджета, — поделилась с «МК» руководитель неврологического отделения одной из крупнейших московских детских больниц Ирина Щедеркина. — А все потому, что уже колясочникам, чтобы не плакали, родители суют не погремушки, а мобильные телефоны. И у детей, из-за того что родительскую ласку заменили электронные гаджеты, не развивается мелкая моторика, происходит девиантное, или замедленное, развитие. А проблема растет прямо с грудничкового возраста».

Симптомы интернет-зависимости, уточнил «МК» Лев Пережогин, те же, что у зависимости химической: «Первый шаг первой стадии — удовольствие от взаимодействия с объектом зависимости; затем — влечение к нему; погружение в среду с утерей контроля за временем, там проведенным; утрата смыслового содержания (по принципу «не важно что, лишь бы в Интернете»); ущерб всех остальных видов деятельности, включая социальную активность.

Вторая стадия зависимости — возникновение абстиненции (наркоманы называют это ломкой. — «МК»). Тогда же начинаются видимые внешние проблемы: покраснение кожи, дрожание рук, нехватка воздуха, повышенная возбудимость — желание кричать, агрессия. Третья стадия — полное погружение в Сеть, буквально на 24 часа в сутки, и при этом одновременно на нескольких экранах. Финальная, четвертая — полная десоциализация, утрата контактов не только, скажем, в школе, но и с членами семьи».

Сигналом для родителей, что дело плохо и надо обращаться к специалистам, разъяснил «МК» главный детский психиатр страны, заместитель гендиректора ФМИЦПН Евгений Макушкин, должно стать «ухудшение успеваемости в школе, усиление раздражительности ребенка, а также нарушение режима сна и бодрствования. Ночная активность у компьютера ведет к нарушению сна с погружением в виртуальный мир. Родители же в это время спят и не представляют себе, сколько часов ребенок проводит у компьютера и до какой степени он истощается в виртуальном пространстве».

С зависимостью от Интернета должны работать специалисты — неврологи, психиатры и психотерапевты. Казалось бы, заинтересованным в спасении ребенка помимо родителей должно быть и государство — на кону здоровье будущих создателей валового национального продукта. Однако на деле получается иначе: «Неврологи и терапевты вынесены за скобки обязательного медицинского страхования, а потому работают платно», — обрисовала ситуацию Ирина Щедеркина. Нет надежды и на школьных психологов: большинство в период «оптимизации» школы попросту разогнали. А уровень квалификации тех, что уцелели, по словам специалистов, оставляет желать лучшего.