Версия ареста экс-директора ФСИН Реймера: его "заказали" на Западе

Подельник Реймера считает, что дело о коррупции во ФСИН — провокация США и Израиля

12.04.2015 в 15:10, просмотров: 13611

«Дело Реймера, или электронных браслетов, — это провокация иностранцев, которым бывший глава ФСИН не дал контролировать российских заключенных», — такое сенсационное заявление сделал через «МК» директор научно-производственного предприятия «Мета» Николай Мартынов. Эта версия, наверное, понравится многим коррупционерам — в принципе любое громкое разоблачение можно списать на козни мировой закулисы. Правда, в версии Мартынова есть некоторые неувязочки...

«МК» передал заключенному вопросы, которые могли бы пролить свет на темное дело главного тюремщика страны.

Версия ареста экс-директора ФСИН Реймера: его
фото: Кирилл Искольдский

— Арест был для вас ожидаем?

— О чем вы? Конечно, я и предположить такого не мог. Никакой вины я не признаю. Никакими хищениями не занимался. Считаю, что государство, пользующееся моими изобретениями и разработками, само должно мне денег.

Справка МК

В конце марта Следственный комитет арестовал, а суд постановил поместить в СИЗО экс-главу ФСИН Александра Реймера, директора ФГУП «ЦИТОС» Виктора Определенова и гендиректора фирмы «Мета» Николая Мартынова. Всем им вменяется хищение более 2,7 млрд руб. при закупках электронных браслетов.

— Все свои заказы вы получали, судя по всему, благодаря личным связям с главой ФСИН Александром Реймером. Вы же с ним дружили, разве нет?

— О Реймере узнал в 2007 году. Тогда я обратился к нему как к главе ГУВД Самарской области с просьбой обеспечить безопасность Грушинского фестиваля бардовской песни (это мое детище). И в том же году «Мета» откликнулась на призыв ГУВД к коммерсантам об оказании помощи. Полицейские просили поставить им систему контроля доступа на территорию ГУВД Самарской области на базе блокиатора. На этом все. Больше с Реймером лично я не общался. Так что ни о какой дружбе речи быть не может.

— Но заказ на поставку электронных браслетов «Мета» получила не благодаря протекции Реймера?

— Нет, говорю же. ФСИН отдала предпочтение нашей фирме только потому, что у нас уже имелись некоторые наработки в этой области, а главное — только наша фирма имела готовый завод по выпуску электроники.

— Если не с Реймером, то с Определеновым (директором ЦИТОС) вы точно должны были контактировать. Тем более что один из руководителей ЦИТОС, Куклев, работал до этого в «Мете». Разве это не признак коррупции?!

— Давайте по порядку. Куклев действительно работал в «Мете» с 2007 года на должности заместителя директора по безопасности и общим вопросам. Еще он отвечал за безопасность на Грушинском фестивале. В 2010 году Куклев уволился по собственному желанию и пошел работать в ЦИТОС. Я знал, что он дружит с Определеновым с 2004 года. По-моему, они раньше вместе работали в органах. Определенов его позвал, и он пошел. Но я-то тут при чем? Я с Определеновым не дружил точно.

— Но Куклев мог подсказать Определенову заказывать браслеты именно у вас! Ну да ладно... Вы знали, что браслеты обходились государству по 120 тысяч рублей?

Справка МК

По данным СКР, стационарное контрольное устройство стоимостью 19 000 руб. закупалось у «Меты» за 108 000 руб., а сам браслет при цене в 19 000 руб. — за 128 000 руб.

— В 2010 году стоимость комплекта, включающего сам браслет, электронную начинку (модули) и т.д., оценивалась в 110 тысяч рублей. Но в эту стоимость входили затраты на испытания, на проверку качества. В период с 2010 по 2011 год «Мета» потратила на изготовление специального оборудования для тестирования браслетов 200 миллионов рублей, на закупку линии, станков — 400 миллионов. Эти деньги были кредитными, часть оборудования была оформлена в лизинг. А уже после 2011 года, когда не нужно было ничего закупать и тестировать, производство браслетов подешевело до 50 тысяч рублей.

— «Мета» продавала ФСИН браслеты за эту сумму?

— Да, по 50 тысяч рублей за комплект, в который входил браслет, начинка, упаковка, тара.

— Если все так просто и прозрачно, то почему вы за решеткой?

— Потому что не позволил американским и израильским компаниям внедрить на территории России их дорогостоящую систему контроля мониторинга заключенных. Они хотели это сделать. Знаю, что предлагали несколько вариантов иностранных браслетов. Но если бы ФСИН закупала их за границей, то иностранцы могли бы знать все о перемещениях заключенных, которым в России такие браслеты надевают.

— Сейчас эксперты говорят, что ваши браслеты были плохого качества, не работали.

— Качество наших браслетов было высокое. И аналогов в мире им нет. Они экономичны. И, несмотря на срок эксплуатации 3 года, работают на самом деле гораздо дольше. И по сравнению с американскими они точно дешевле.

Комментарий юриста Вадима Лялина:

- Вокруг задержания Мартынова много вранья. Так, писали, что арестовали его во время обеда с Реймером. На самом деле задержание происходило в аэропорту при вылете в Казахстан на переговоры с представителями одной компании. Он, конечно же, не ожидал. Но сейчас он держится молодцом. Камера у него хорошая, сокамерники не прессуют. Когда я его видел в последний раз (он передавал ответы для «МК»), он говорил, что готов бороться до конца, хотя не верит в справдеивость правоохранительнйо системы. А не верит он в том числе потому, что в свое время обращался в СК и ФСБ с жалобой на вымогательство со стороны сотрудников ФСИН (это было уже после ухода Реймера). Главный момент - те большие суммы, которые озвучили, на самом деле могли и не поступать на предприятии никогда. Не забывайте, что между ФСИН и «Метой» было целых два звена — ЦМИТОС и его филиал в Самаре. Арестовали Мартынова в том числе потому, что следствие опасается за его безопасность, как за ключевого, по их мнению, фигуранта и возможного свидетеля по существенным обстоятельствам дела. По мнению следствия, эти обстоятельства он может скрыть в связи с давлением, которое на него оказывается со стороны других задержанных по этому делу.

Вадим Лялин