Недалеко от Петербурга сохранились места, где война замерла на 7 десятилетий

Остров смерти — остров сокровищ

 Эти маленькие пятачки суши принято называть внешними островами Финского залива. Мимо них проложен морской путь к нашей Северной столице по узкому водному «языку», который высунула Балтика. С одной стороны — Финляндия, с другой — Эстония; проходящий невдалеке главный фарватер напоминает о себе плывущими один за другим кораблями, а здесь, в безлюдном медвежьем углу на островах, жизнь будто замерла, законсервировав свидетельства давно минувших сражений.

Простым гражданам сюда доступ закрыт: пограничная зона. Однако в последние несколько лет петербургскую «терра инкогнита» удалось обследовать участникам экспедиций Русского географического общества, которые обнаружили здесь множество реликвий времен Великой Отечественной. С одним из поисковиков встретился корреспондент «МК».

Остров смерти — остров сокровищ
Ствол зенитного автоматического орудия. Фото Артем Хуторской.

Всего в группе «внешних» насчитывается 14 островов. Крупнейший из них — Гогланд, площадь которого — около 21 кв. км. А самые маленькие едва достигают 100–150 метров в поперечнике. Издавна эти осколки суши считались важными стратегическими объектами для контроля над судоходством по Финскому заливу, и потому на самых крупных — Гогланде, Мощном, Сескаре, Большом Тютерсе, Соммерсе — прежде активно велись фортификационные работы, строили из бетона батареи и ДОТы, выдалбливали в гранитных скалах капониры, траншеи, укрытия.

С 1920-го и до 1940-го острова являлись частью Финляндии. После победы СССР в зимней войне они оказались под красным флагом, но ненадолго. В начале Великой Отечественной гитлеровцы планировали совместно с финнами захватить все «внешние». Однако несколько островов все-таки удерживали Красная Армия и Балтийский флот. Эти несколько кусочков суши были важными участками обороны Ленинградского блокадного кольца. На какое-то время в Финском заливе установилась своеобразная линия фронта по воде: восточные острова — за нами, западные — за противником. Снабжать гарнизоны советской части было очень непросто. Корабли пробирались туда по заливу под ударами с четырех сторон: по ним стреляли справа и слева — с берегов Финляндии и Эстонии, занятых противником, сверху атаковала немецкая авиация, а снизу, из-под воды, угрожали вражеские подлодки…

Еще в первый период войны несколько раз наши моряки пробовали вернуть потерянные островные территории. Но лишь осенью 1944-го все «внешние» вновь оказались под контролем советской стороны: неприятель покинул острова без боя.

О военных событиях, случившихся здесь, сейчас почти не вспоминают. А ведь тот же Гогланд отметился во время войны уникальнейшим сражением: бились немцы с финнами. Произошло это во время проведения операции «Танне Ост» осенью 1944-го. За несколько дней до того Финляндия объявила о своем выходе из войны, и тогда германское командование решило захватить хорошо укрепленный финнами Гогланд, который был важнейшим пунктом для контроля за обстановкой в акватории Финского залива. Немцы продолжали считать армию Страны Суоми своей союзницей и надеялись, что северяне просто сдадут им все батареи и опорные пункты на острове без боя. Однако эти надежды не оправдались. Когда германские корабли попытались высадить десант, финны, верные только что данным СССР обязательствам, стали яростно обороняться. Силы, однако, оказались неравны, и, чтобы избежать разгрома, финны вызвали на помощь нашу авиацию. Несколько эскадрилий штурмовиков и бомбардировщиков сделали из немцев на Гогланде винегрет — вражеский десант был разгромлен, гитлеровцы потеряли около 2300 человек. Это беспрецедентный случай боевого сотрудничества враждующих стран: ведь хотя на тот момент и действовало перемирие между Финляндией и Советским Союзом, однако формально-то мы еще были с ними врагами!

По данным историков, среди красноармейцев и краснофлотцев, которые участвовали в боевых операциях на внешних островах Финского залива в годы войны, потери составили не менее 1500 человек — убитых, утонувших, пропавших без вести, умерших от ран. Причем тела большинства этих погибших так и не найдены… Сколько там за это же время погибло немцев и финнов — вообще никто у нас не считал.

После окончания войны острова оказались в забвении. Население существовавших прежде финских деревень сюда не вернулось, крупных оборонительных сооружений взамен прежних строить не стали… Сейчас все население «внешних» — немногочисленные служители работающих здесь маяков да несколько маленьких воинских частей: пограничники, локаторщики, моряки. Именно безлюдность и труднодоступность стали причиной того, что острова превратились в заповедник времени.

Специальный прицеп для прибора управления артиллерийским зенитным огнем. Фото Артем Хуторской.

Адская начинка Большого Тютерса

— С 1992 года я занимаюсь поисковыми работами на местах боев, — рассказывает заместитель исполнительного директора Экспедиционного центра Русского географического общества по поисковой деятельности Артем Хуторской. — Летом 2013 года друзья и коллеги из Ленинградского областного отделения РГО пригласили меня посетить остров Гогланд, где проходили полевую практику студенты из нескольких петербургских вузов. Мы приехали всего на четыре дня, но даже такого срока оказалось достаточно, чтобы влюбиться в тамошнюю природу. А вечером у костра ребята–«старожилы» рассказывали, что неподалеку находится остров Большой Тютерс, и там со времен Великой Отечественной все буквально забито брошенной военной техникой…

Признаться, я подумал, что это классические байки, которые поисковикам частенько приходится слышать. Однако с Большим Тютерсом оказалось совсем иначе. Первую фактическую информацию, подтверждающую, что на этом острове действительно до сих пор сохранились многочисленные артефакты минувшей войны, я нашел по возвращении домой в Интернете. А уже осенью того же 2013-го, благодаря счастливому стечению обстоятельств, удалось и самому побывать в этом заповедном уголке: мне предложили принять участие в поисковой экспедиции на Большой Тютерс в качестве специалиста по военной технике и вооружениям Германии.

Увиденное там превзошло все самые смелые ожидания. «Железо» времен войны стало попадаться на глаза буквально с первых шагов по острову. Зенитные батареи, прожекторные установки, полевые кухни, пирамиды снарядов, горы каких-то сваленных в кучу деталей, остатки наших и немецких укреплений… Однако ходить в этом военном музее под открытым небом нужно с осторожностью.

— В чем главная опасность?

— Немцы разместили на Большом Тютерсе внушительный гарнизон — около 2000 человек, установили несколько мощных батарей. Они хозяйничали на острове два с лишним года и все это время жили там очень вольготно: налеты нашей авиации и обстрелы с моря не наносили сколько-нибудь значительного урона. Правда, советское командование дважды пыталось взять остров под свой контроль. Первая попытка высадить десант датируется 1 апреля 1942 года. Бои шли несколько дней, но в результате наш отряд понес большие потери и вынужден был отступить. Несколько дней спустя, 13 апреля, предприняли еще один штурм Большого Тютерса — и тоже неудачно...

Ситуация стремительно изменилась в 1944-м. К началу сентября наши войска продвинулись на всех участках фронта, и над гарнизонами оккупированных немцами внешних островов нависла серьезная опасность. Гитлеровское командование предпочло в этой ситуации, не дожидаясь советских атак, отдать приказ на эвакуацию.

Она происходила 18 сентября и была столь стремительна, что у немцев даже не получилось вывезти оттуда практически ни единой пушки. А ведь в то время уже шло массированное наступление войск Красной Армии на советско-германском фронте, наша авиация завоевывала подавляющее превосходство в воздухе, поэтому для вермахта каждое зенитное, каждое противотанковое орудие было буквально на вес золота! Но те, что стояли на Тютерсе, немцам пришлось подорвать. Они привели в негодность не только пушки, но и все механизмы и приборы. Даже полевые кухни не уцелели: в котел каждой из них гитлеровцы кинули по гранате…

За время оккупации немцы успели завезти огромное количество боеприпасов. Покидая остров в спешке, они не смогли эвакуировать весь этот арсенал, однако и подорвать его тоже не рискнули, боясь, что мощнейший взрыв накроет уходящие корабли с гарнизоном. В итоге неприятель постарался заминировать всю адскую начинку Большого Тютерса. Первых жертв этот смертельный сюрприз нашел среди моряков-десантников, высадившихся на покинутом неприятелем острове через два дня — 20 сентября 1944 года. Потом список погибших все пополнялся. Даже многие годы спустя после Победы оказавшиеся там люди продолжали гибнуть, подрываясь на гитлеровских боеприпасах. Недаром же вплоть до недавнего времени Большой Тютерс называли островом смерти…

На таком, казалось бы, небольшом участке суши (около 8 кв. километров) неоднократно предпринимались попытки разминирования: саперы приезжали сюда и сразу после войны, и в 1950-е, и в 1960-е, причем есть сведения, что немало их здесь погибло. Наконец, в 2005 году специалисты по разминированию из МЧС России совместно со своими коллегами из Шведского агентства спасательных служб провели масштабную зачистку острова смерти. Ими было обнаружено более 30 тысяч взрывоопасных предметов времен войны — снарядов, мин, бомб, патронов… Часть боеприпасов уничтожили, часть обезвредили, сняв с них взрыватели. Так Большой Тютерс расстался со своим прежним страшным прозвищем.

— Давайте вернемся из «взрывоопасного» прошлого к современности...

— По итогам нашей кратковременной разведочной экспедиции, проведенной на грант, выделенный РГО, был подготовлен отчет на имя его президента — Сергея Шойгу. Мы постарались максимально четко обозначить ситуацию: на островах уцелела уникальная техника времен Второй мировой, ее необходимо спасать для музейных коллекций страны, и есть возможность сделать это. Сергей Кужугетович прочитал такое резюме и наложил резолюцию: надо продолжать работу и расширить поиски. В итоге уже в следующем году мы получили от РГО новый грант. Этих средств хватило, чтобы летом 2014-го обследовать практически все острова (мы побывали на 13 из них, и лишь до одного, крошечного, который находится в отдалении, добраться не получилось: не хватило времени и солярки для моторов). В результате обзорного рейда стало очевидно, что главным хранилищем артефактов является все-таки Большой Тютерс. Тем же летом мы смогли обследовать его весьма основательно: была организована специальная поисковая экспедиция. Это уникальный остров и в историческом, и в военно-техническом плане. Таких во всем мире, может быть, всего два или три.

— Удалось сделать необычные находки?

— Там почти все находки — необычные. Но начну, пожалуй, с тайников. На острове мы обнаружили два старых схрона. Один из них находится в очень удобном месте. Представьте себе: сверху скала нависает, словно козырек исполинской кепки, а под «козырьком» — узкая щель, так что только ползком в нее можно проползти. И этот лаз выводит в небольшую пещеру…

До сих пор идут споры, кому схроны могли принадлежать. В этих потайных убежищах устроены импровизированные полати, лежат остатки припасенных когда-то дров…

Наши ребята-поисковики потом, уже на большой земле, стали изучать архивные документы и выяснили: в 1943 году на острове пропали две разведгруппы. Причем об одной из них вообще никаких подробностей в наших архивах не нашлось. А о второй группе известно, что состояла она из двух человек — и обоих звали Иванами. Эти двое, благополучно высадившись, начали передавать радиограммы с информацией, но потом вдруг исчезли из эфира. Какая беда с ними случилась?

Сначала было предположение, что Иваны убиты либо захвачены в плен гитлеровцами. Однако из тех материалов, которые нам удалось найти в немецких архивах, выяснилось, что неприятель обнаружить разведчиков так и не смог. У меня есть копии документов: на прочесывание острова отрядили 800 человек — с таким количеством солдат можно было чуть ли не каждый сантиметр обшарить! В итоге фрицы отыскали кое-какие следы нашей разведгруппы: припрятанные в лесной глухомани средства перевязки, запас продуктов, лампы для передатчика… При тщательном обследовании береговой линии острова наткнулись на замаскированную в камнях надувную лодку. Но самих Иванов немцы так и не нашли. Судя по документам из советских архивов, согласно разработанному заранее плану операции в условленное время и место за разведчиками к острову подошла наша подводная лодка. Она ждала их в течение двух ночей, однако безрезультатно. На связь двое Иванов тоже так больше и не выходили. Тайну этого исчезновения пока разгадать не удалось…

Вход в бетонный бункер. Фото Артем Хуторской.

Пушка-«перебежчик»

— Какие еще напоминания о той войне отыскались на Большом Тютерсе?

— На острове находится несколько немецких орудий — причем совершенно уникальных. Там стоит, например, противотанковая пушка, которая, согласно данным специалистов, сохранилась сейчас во всем мире в единственном экземпляре. Так вот, на Большом Тютерсе уцелел, оказывается, еще один такой раритет.

— Что за чудо техники?

— У этого и однотипных с ним орудий — интересная биография. Еще до войны многие части Красной Армии комплектовались по штату полковыми пушками 76-миллиметрового калибра — они выпускались заводами в массовом порядке. В первые месяцы Великой Отечественной большое количество таких орудий досталось неприятелю — немцам и финнам, которые включили трофеи в состав своей артиллерии. И если в армии Страны Суоми наши «полковушки» использовали безо всяких переделок, то в частях вермахта русские 76-миллиметровки подвергли модернизации. На них ставили, к примеру, более совершенные системы прицеливания, на ствол крепился надульник… Экс-советские пушки очень пригодились гитлеровцам для организации противотанковой обороны. (Следует отметить, что немцы в начальный период войны против СССР испытывали острую нехватку противотанковых средств. Ведь перед нападением на нашу страну гитлеровские генералы планировали совсем иную тактику боевых действий — они не предполагали, что по ходу войны придется отбивать все более и более массированные атаки танковых частей Красной Армии, и потому не слишком заботились поначалу о массовых поставках на передовую орудий для противотанковой обороны. А когда спохватились, восполнить этот пробел было уже очень трудно: промышленность Третьего рейха не могла обеспечить такого количества орудий ПТО.)

В период победного завершения войны на Восточном фронте часть из «советско-немецких» противотанковых орудий была уничтожена, а другие, уцелевшие и взятые нами назад в качестве трофеев, вскоре отправили на переплавку — чтобы не сохранилась даже такая, «замаскированная» память о нацизме. Результат столь глобальной зачистки я уже упомянул: до нашей экспедиции было известно лишь о единственной сохранившейся пушке, да и то находится она, по имеющейся информации, за океаном — в европейских музеях таких образцов нет. (Вообще экземпляры трофейной военной техники — это, наверное, самая редкая тема музейного коллекционирования, поскольку такие образцы обычно не сохраняют, стремятся утилизировать «по горячим следам».) И вот теперь обнаружилась еще одна пушка-«перебежчик».

Среди других редкостей «острова сокровищ» оказалась целая коллекция немецкой прожекторной техники. Там же мы обнаружили шесть штук зенитных автоматических установок — причем «в ассортименте», разного калибра: 20-миллиметровые, 40-миллиметровые…

И еще о «подарках» Большого Тютерса. В России сейчас хранится лишь единственный экземпляр 88-миллиметрового зенитного немецкого орудия, которое признано было специалистами лучшей зенитной пушкой Второй мировой войны (но и денег на это техническое совершенство вермахту приходилось тратить немало: чудо-зенитка стоила почти 35 000 рейхсмарок, при том, что простенький «Мерседес» обходился покупателю в 4000). Не так давно такую 88-миллиметровку приобрел во Франции и вывез в нашу страну хозяин одного из частных музеев техники. А на Большом Тютерсе мы насчитали аж пять таких!

В российских музейных экспозициях можно обнаружить лишь пару экземпляров немецкого передвижного зенитного прожектора. А на этом острове нашли сразу восемь штук. Аналогичная ситуация — и с немецким бензиновым генератором на колесном ходу. Считается, что сохранился у нас в России один такой образец, а обшаривая глухомань Большого Тютерса, мы наткнулись на целое «месторождение» подобных технических раритетов...

Вообще почти вся старая германская техника, которая уцелела на этом острове, уникальна для нашей страны. Ведь в послевоенном СССР тогдашние его руководители приложили немало усилий, чтобы уничтожить все, что связано с проклятым врагом — немецкой армией, ее вооружением. Были поэтому подчистую ликвидированы, отправлены на металлолом неприятельские танки, самолеты, артиллерийские установки… Даже те экземпляры, которые выставлялись на грандиозных выставках трофейной боевой техники (самую известную из них организовали в годы войны на территории Центрального парка культуры и отдыха в Москве), впоследствии были отправлены на переплавку.

— Но почему на Большом Тютерсе это «железо» дожило до наших дней?

— Потому что после войны там не было военного гарнизона, небольшой остров долгие годы оставался практически безлюдным. Нужно учитывать также важнейший факт: это пограничная зона, и доступ туда ограничен. Впрочем, говорить о том, что техника хорошо сохранилась, все-таки не совсем верно. На самом деле эти ретроэкземпляры изрядно обобраны, на них видны повреждения, нанесенные явно уже в более позднее время. Тут, скорее всего, постарались сборщики цветных металлов, залетные туристы, рыбаки, «копатели»…

— Но они-то как смогли оказаться в «запретке»?

— Так ведь для кого-то получить разрешение на присутствие в погранзоне — проблема (даже вспоминать не хочу, сколько мытарств пришлось преодолеть ради этого организаторам нашей экспедиции в 2013 году!), а кому-то удается для себя любимого включить «зеленый свет». У так называемых черных копателей подобных проблем, судя по всему, не возникало. Я в Интернете потом находил фото, на которых люди позируют возле этих пушек на Большом Тютерсе, читал сообщения нелегалов: мол, удалось кое-что вывезти… И это не пустые похвальбы. По крайней мере два орудия с острова куда-то вывезены — то есть, проще говоря, украдены! На фото из Интернета они есть, а когда мы добрались до места — пушек этих не обнаружили.

В таких бочках немцы хранили запасы горючего. Фото Артем Хуторской.

Спасти всё!

— По результатам наших обследований территории острова был подготовлен отчет для РГО и Министерства обороны. Основываясь на приведенных в нем данных, Сергей Шойгу подписал в конце прошлого декабря план экспедиционных работ своего министерства на 2015 год. В него включен в том числе и такой пункт: «Вывоз военно-исторической техники с острова Большой Тютерс и окружающих его островов, которая будет найдена в ходе весенней экспедиции».

Такое внимание высокого военного начальства заставляет поисковиков Экспедиционного центра РГО работать на максимальных оборотах. За намеченные на май–июнь три экспедиционные недели нам нужно кровь из носу прочесать на островах все закоулки, которые не удалось обследовать в прошлом году. Работы предстоит очень много!

— Насколько реально не только вывезти упомянутые вами раритеты, но и восстановить их в первоначальном «кондиционном» виде для показа в музеях? Все-таки почти 70 лет это «железо» испытывало на себе натиск дождей, ветров, соленых морских брызг...

— Уже имеющийся опыт поисковиков и реставраторов доказывает, что с точки зрения условий сохранения ретротехники Балтика уникальна! Природа там словно специально запрограммирована на консервацию изделий рук человеческих. Доходит до того, что даже какие-то хрупкие детали из простой штампованной стали — вдобавок явно испытавшие на себе действие взрыва или пожара — здесь сохраняются вполне сносно, хотя подобные находки, сделанные в других местах, зачастую попросту рассыпаются при прикосновении к ним.

Другое дело, что упомянутая техника была повреждена, подорвана самими немцами в 1944-м, перед их уходом с островов. Однако умелые реставраторы без особых проблем превратят наши находки в выставочные образцы.

— По намеченному плану вывезут все интересное, что удалось обнаружить поисковым экспедициям?

— Мы будем добиваться, чтобы отправили на материк все сохранившиеся в более или менее транспортабельном состоянии военные артефакты с островов. Тут ведь нужно учитывать, что речь идет об уникальной для нашей страны технике времен Великой Отечественной. Конечно, некоторые из таких экземпляров можно приобрести, скажем, на аукционе во Франции и привезти в Россию, но это стоит бешеных денег. Позволить себе такие траты может лишь очень богатый коллекционер-фанат.

— Какая судьба ожидает упомянутые раритеты? Где они окажутся после эвакуации с острова?

— Дальнейшие перспективы для «тютерской» ретротехники во многом зависят от совместного решения Минобороны и РГО. Мы со своей стороны предложили бы придерживаться принципа государственного и частного партнерства. То есть кое-что из находок передать для реставрации и экспонирования в частные музеи техники. Ведь объем работ по восстановлению обнаруженных на Тютерсе раритетов — колоссальный. А в нынешнее непростое время у государства нет достаточного количества средств, чтобы самостоятельно этим заниматься.

— Вы не боитесь вот так, в подробностях, рассказывать об уникальных военных артефактах, обнаруженных на островах? Вдруг, прочитав об этом в «МК», кто-то из предприимчивых «искателей» решит что-нибудь из ретротехники быстренько вытащить оттуда и вас в этом опередит? Сами же рассказывали про украденные пушки...

— Сейчас подобных инцидентов мы уже не опасаемся. А публикация в газете только посодействует сохранности этих реликвий войны: думаю, после того, как предана огласке данная проблема, руководство Балтийского флота, Западного военного округа, пограничники возьмут эти места под еще больший контроль и охрану от проникновения посторонних.

Фото Артем Хуторской.

Пропавшие могилы

— В 2014 году участники экспедиции от Поискового движения России обследовали территорию Гогланда. Но поверхностно: остров все-таки очень большой. Удалось пока обнаружить останки лишь одного красноармейца. А по поводу всякого «железа» мы убедились, что сейчас на Гогланде ничего интересного не сохранилось. Вся финская техника и вооружение были вывезены или на металлолом, или в качестве трофеев (известно, что часть финских орудий использовалась Красной Армией в боевых действиях 1944–1945 гг.).

Между тем, по имеющейся информации, где-то на острове должно быть братское захоронение тех, кто погиб в 1941 году от немецких снарядов, бомб и мин во время прорыва печально известного «таллинского конвоя» — каравана наших боевых и транспортных кораблей, шедших в Ленинград из Эстонии, оказавшейся под угрозой оккупации. Точных данных о месте погребения этих людей — в большинстве своем гражданских лиц — до сих пор найти не удалось. А на одном из старых финских кладбищ уцелело несколько могил советских военных моряков. Среди них запомнились старшина 1-й статьи Меринов и капитан Рудый: судя по надписи на надмогильной табличке, жизнь обоих оборвалась 10 мая 1945 года — на следующий день после Победы… Что с ними могло случиться? Согласно официальным данным, моряков погубила неприятельская мина.

На другом острове — Соммерсе — тоже должна быть братская могила. Ее устроили финны после гибели советского десанта летом 1942-го. Сейчас об этой масштабной операции Балтийского флота мало вспоминают. А ведь тогда, с 8 по 12 июля, наши потеряли в ожесточенных, но безуспешных боях свыше 300 десантников — практически всех, кто высадился на этом маленьком, размером всего-то 500х900 метров, острове. Лишь небольшая часть десантников была взята в плен, а нескольких успели забрать наши катера. В прошлом году участники нашей экспедиции искали это братское захоронение, но, к сожалению, безуспешно. За прошедшие после этого месяцы удалось изучить новые архивные материалы, и сейчас для нас уже очевидно, где конкретно следует вести поиск.

В сезоне-2015 планируется совместная экспедиция РГО, Министерства обороны и Поискового движения России. Будем работать на трех островах одновременно — на Гогланде, Соммерсе и Большом Тютерсе. Что касается этого последнего, то в планах у нас не только тщательно прочесать весь остров, но составить подробнейшую схему с указанием всей сохранившейся там техники времен войны, а также подготовить план ее эвакуации. К слову сказать, перечень необходимых технических средств для такой эвакуации артефактов уже готов и отправлен в Министерство обороны.

— А есть ли другие места, где можно в наше время найти сохранившуюся со времен Второй мировой военную технику?

— Очень богатое «месторождение» — на Курильских островах. Мы уже проводили там разведочные экспедиции совместно с Минобороны в прошлом году — обнаружили японские танки, автомашины… Но есть и куда более близкие географически «залежи» ретротехники. К нам вернулся сейчас Крым, а из документальных источников известно, что в его прибрежных водах лежат два или три потопленных во время войны германских транспорта, битком набитые самоходками и зенитками. Во времена, когда полуостров входил в состав незалежной Украины, несколько из этих самоходок и орудий, по моим сведениям, были при попустительстве прежних властей подняты и исчезли в неизвестном направлении. А ведь каждая такая боевая машина в отреставрированном состоянии стоит у коллекционеров на Западе миллионы долларов!

При проведении эвакуации найденного на островах в Финском заливе «железа» времен Великой Отечественной подобные «частнопредпринимательские» инициативы исключены: мы организуем жесточайший контроль. Все вывозимые образцы техники и даже ее фрагменты будут перед отправкой на большую землю тщательно описываться, фотографироваться, пломбироваться, чтобы ничего никуда не пропало и не перепуталось. Будем составлять акты за подписью представителей всех ответственных сторон: РГО, Минобороны, уполномоченного на доставку и хранение…

Между прочим, там, на внешних островах, в этом глухом углу, о котором мало кто знает, помимо военных реликвий есть и другие объекты, требующие к себе внимания. Например, там уцелели (хотя зачастую и не в самом хорошем состоянии) старинные маяки, а на острове Сескар сохранился даже первый в России чугунный маяк, построенный в 1863 году. На нескольких из этих кусочков суши находятся развалины финских деревень, старые кладбища, сохранившиеся еще с прошлого и даже позапрошлого века. Сейчас они представляют собой удручающее зрелище: все разворочено, каменные памятники опрокинуты, разбиты, некоторые могилы кто-то пытался разрыть (причем, судя по следам, не так давно)…

Конечно, оправдывая подобное запустение и разруху, можно ссылаться на то, что, мол, это же все «вражеское наследие», вспомнить, что мы воевали против немцев и финнов. Однако это не аргумент. Нужно воспитывать в людях ненависть к врагу, но уважение к противнику и не вымещать свою злобу на его кладбищах. Если бы в прежние годы соблюдали этот закон, тогда, может быть, и война пошла бы по-другому.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26789 от 15 апреля 2015

Заголовок в газете: Остров смерти — остров сокровищ