Условное наказание Евгении Васильевой могут еще и смягчить

Отвлекающий маневр экс-чиновницы с живописью и стихами, похоже, не прошел даром

24.04.2015 в 18:28, просмотров: 20109

Второй день прений сторон по громкому делу о хищениях в Минобороны в Пресненском районном суде прошел в крайне спокойной и даже вальяжной обстановке. Все подсудимые после ранее озвученных прокуратурой сроков, кажется, с облегчением выдохнули и просто отдыхали на процессе.

Главная фигурантка дела Евгения Васильева находилась в приподнятом настроении, улыбалась, время от времени переговариваясь со своим адвокатом. Что же касается защитников, то те, кажется, вообще заскучали. Свои речи читали с листа чисто формально, без интонации, вяло, проглатывая слова.

Адвокаты почти не слушали друг друга: одни откровенно спали, другие что-то увлеченно изучали в своих компьютерах. У всех стояли початые бутылки с минеральной водой:

— Наверное, вчера отмечали, — заметил кто-то из журналистов, имея в виду смешное наказание в виде условных сроков для всех подсудимых.

Оживились адвокаты только во время обеденного перерыва. В течение нескольких минут, захватив свою подопечную Евгению Васильеву (которая, кстати, уже давно обедает без надзора пристава), они нырнули в черный автомобиль представительского класса и уехали в ресторан недалеко от суда.

Впрочем, не все находились в таком же прекрасном настроении. Сторона обвинения — все четыре прокурора — сидели с понурыми лицами. Военный прокурор Богданов, который неоднократно становился объектом для колких комментариев адвокатов Васильевой, весь процесс сидел опустив голову. В перерывы выходил на улицу покурить. Прокурор Вера Пашковская — до этого всегда приветливая — в пятницу во время перерывов проскальзывала мимо журналистов опустив глаза. Прокурор Юрий Хализов, у которого Васильева как-то на заседании спросила «кто он вообще такой?», выглядел также крайне растерянным.

Озвученные ранее неким источником в следствии слова, что прокуроры оказались предателями, кстати, не являются правдой. Как рассказал «МК» источник, знакомый с ситуацией, об условном сроке было известно примерно за месяц до судебных прений. До этого все фигуранты дела были готовы к любому развитию ситуации. Что приговор будет мягким, стало понятно после того, как судья отклонила ходатайство гособвинения о проведении дополнительной экспертизы по одному из эпизодов уголовного дела «Оборонсервиса». Напомним, что эта новость прошла почти незамеченной, а между тем стала переломной в процессе. В конце марта прокуроры попросили назначить повторную экспертизу по оценке рыночной стоимости одного из объектов. Дело в том, что оценка рыночной стоимости ряда объектов была проведена с некоторыми неточностями, устранение которых могло кардинально повлиять на решение судьи.

Кстати, «МК» удалось узнать и не менее любопытные детали из богемной жизни главной фигурантки дела. По не уточненным данным, экс-министр обороны Анатолий Сердюков иногда все-таки заглядывает к Васильевой на огонек, несмотря на разговоры об их закончившемся романе. Также, по некоторым данным, во время своих прогулок по московским бутикам Васильева за три отведенных ей часа успевала тратить до трех миллионов рублей.

Что же касается увлечения живописью и стихами, то это, как многие догадывались, все-таки оказалось приемом для отвода глаз. Так что после окончания процесса вряд ли кто-то вспомнит о такой художнице или поэтессе, как Евгения Васильева.

По слухам, во время процесса среди подсудимых даже образовалась любовная пара. Бывшего и.о. гендиректора «Окружного материального склада Московского округа ВВС» Максима Закутайло не один раз видели вместе с бывшей и.о. гендиректора «Оборонстрой» Ларисой Егориной. Уже во время процесса они неоднократно ездили в Санкт-Петербург и, говорят, даже снимают в Москве квартиру.

По иронии судьбы бывшая гражданская супруга Закутайло — экс-глава ООО «Центр правовой поддержки «Эксперт» Екатерина Сметанова, у которой с Закутайло двое несовершеннолетних детей, — пошла на сделку со следствием и получила реальный срок. Теперь она сможет выйти на свободу по условно-досрочному освобождению, отсидев полсрока. Тем временем настаивавший на своей невиновности Максим Закутайло скорее всего получит условный срок и будет наслаждаться совместной жизнью с новой пассией.

фото: Наталья Мущинкина

Реакция следствия: решение прокуратуры не вписывается ни в какую логику

В Следственном комитете РФ не скрывают свой гнев по поводу произошедшего в прениях:

— Применение ст. 73 предполагает обоснование, а прокуратура фактически никакого обоснования не представила, — возмущается источник в СКР. — Ведь должна учитываться личность подсудимого, в том числе смягчающие обстоятельства. А таких обстоятельств нет, Васильева не является несовершеннолетней, не беременна, малолетних детей не имеет, активно не способствовала раскрытию преступления, к тому же совершенные ею преступления не относятся к категории средней или небольшой тяжести. Кроме того, фигурантке дела Биляловой, которая признала вину и заключила досудебное соглашение о сотрудничестве, дали реальный срок, причем за один эпизод. Другие фигуранты — Амбаров, Мирошников, Любатов и Митяев — тоже получили реальные сроки за меньшее количество эпизодов. Все, за исключением Митяева, заключили сделку со следствием. Теперь получается, адвокаты этих осужденных будут требовать пересмотра приговоров? Сами прокуроры представили в суде все доказательства в отношении Васильевой, и их там было достаточно. Применение ими ст. 73 не вписывается ни в какую логику!

Мнение юриста: суд может вынести еще более мягкий приговор

Солидарна с вышесказанным и адвокат Оксана МИХАЛКИНА:

— По 73-й статье все просто. Она применяется к лицам, которые впервые совершили преступление, с учетом личности подсудимого, степени опасности преступления, смягчающих обстоятельств. Васильева обвиняется в совершении тяжкого преступления, да еще и по нескольким эпизодам. С учетом этого прокурор, видимо, попросил назначить условное наказание исключительно исходя из личности подсудимой. Других обстоятельств просто нет.

— У вас это не вызывает удивления? Васильева ведь не признает себя виновной, а гособвинение заявило в прениях, что ее вина доказана.

— Крайнее. Потому что есть сложившаяся судебная практика — даже если у подсудимого один эпизод, но он не признает своей вины, то все равно получает от 3 до 5 лет лишения свободы. А в данном случае прокурор вместо того, чтобы поддержать обвинение, просит преступников отпустить.

— Что это может означать, как вы думаете?

— Получается, что гособвинение расписалось в том, что они не правы, что вообще ее привлекли к уголовной ответственности. Потому что она принадлежит к касте неприкасаемых. И все это отлично понимают.

— Суд может назначить подсудимым более суровое наказание?

— Суды крайне редко назначают более суровое наказание, чем запрашивало гособвинение. А в данном случае суд может вынести еще более мягкий приговор, но в тексте он должен указать, чем конкретно руководствуется.

— Что это может быть?

— Скорее всего, будут указаны данные о личности, заслуги, награды. Также суд может учесть и то, что подсудимые не нарушали меру пресечения.

— Вы можете вспомнить случай, когда по подобному обвинению назначали условный срок?

— Единственный похожий пример я могу привести с бывшим министром юстиции Ковалевым, который в 2001 году за взятку в 9 миллиардов получил тоже 9 лет условно с испытательным сроком в 5 лет, но даже там прокурор просил реальный срок.

— То, что Васильева и иже с ней получат условные наказания, дает право остальным уже осужденным фигурантам дела на пересмотр их сроков?

— Сославшись на преюдицию, они могут обжаловать свои приговоры, указав, что Пресненский суд не увидел особой опасности совершенных преступлений.

Громкие экономические преступления последних лет, какие были сроки наказания

31 мая 2005 г. – Мещанский суд Москвы вынес обвинительный приговор по делу Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Андрея Крайнова. Ходорковский и Лебедев получили по 9 лет колонии общего режима, за «мошенничество в крупных размерах, или организованной группой, или особо опасным рецидивистом», «неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта», «присвоение или растрата организованной группой в крупном размере», «причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, совершённые организованной группой и причинившие крупный ущерб», «уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере» и «мошенничество организованной группой в крупном размере».

27 декабря 2014 г. – Хамовнический суд Москвы приговорил Михаила Ходорковского и Платона Лебедева к 13,5 лет заключения.

30 декабря 2014 г. – был вынесен приговор Алексею и Олегу Навальным по делу «Ив Роше». Братья были признаны виновными в хищении денежных средств компании. Алексей Навальный был осужден на 3,5 года заключения условно, Олег — на 3,5 года лишения свободы.

По версии следствия, Навальные «с 2008 по 2013 год мошенническим путем похитили денежные средства компании «Ив Роше Восток» в размере свыше 26,7 миллиона рублей, а также фирмы "Многопрофильная процессинговая компания" в размере более 4,4 миллиона рублей». Алексей Навальный в суде назвал предъявленные ему обвинения «фальшивкой от первого до последнего слова».

29 сентября 2014 г. – в Кировском районном суде Томска экс-глава «Контура» Игорь Иткин был признан виновным по двум статьям — «злоупотребление полномочиями, повлекшее причинение существенного вреда законным интересам «Контура», общества и государства», а также «растрата вверенных денежных средств в особо крупном размере, совершенная группой лиц по предварительному сговору с использованием служебного положения». Кроме Иткина по последней статье признан виновным и бывший директор ООО «Стек-Контур» Сафрон Шин. Игорь Иткин приговорен к 11,5 годам колонии общего режима, штрафу в 1,7 миллиона рублей и запрету занимать руководящие должности в течение двух лет. Бывший директор ООО «Стек-Контур» Сафрон Шин приговорен к семи годам колонии и штрафу в 900 тысяч рублей. Он был взят под стражу в зале суда. 

00:19