Заключенные нижегородской колонии рассказали о страшных подробностях беспорядков

Бунту предшествовали пытки

07.05.2015 в 14:09, просмотров: 75699

Десятки заключенных пострадали и один погиб во время бунта в тюрьме-больнице Нижегородской области. Доведенные до отчаяния больные арестанты выбивали стекла, крушили мебель и поджигали деревянные бараки. Однако во ФСИН настаивают: никакого бунта не было, произошел лишь мелкий бытовой конфликт. Не будем спорить о терминах - волнения в колонии вскрыли шокирующие факты, которые тюремщики старались все эти годы замолчать. Как удалось выяснить «МК», всю тюрьму-больницу по сути контролировали зэки-активисты. Они наводили порядки на территории и даже следили за остальными с вышек, куда выставляли свои собственные посты.

Заключенные нижегородской колонии рассказали о страшных подробностях беспорядков
Александр Маталкин

Хронология событий 6 мая 2015 года в Нижегородской ЛИУ-3 (лечебно-исправительное учреждение).

В 16.00 этапом привезли шестерых заключённых из Тверского СИЗО. В числе вновь прибывших - уроженец Московской области 33-летний Александр Маталкин, срок заключения которого заканчивается уже через 33 дня. Это важный факт, объясняющий, почему Александр не боится рассказывать правду.

16.30 «Новеньких» подвергают обыску. Делают это – внимание! - другие заключенные, так называемые активисты или общественники. На самом деле секции дисциплины и порядка были упразднены законом еще в 2011 году. Но в реальности они есть, более того, тюремщики признаются, что не справились бы без помощников из числа арестантов.

В 16.45 Маталкина и других отводят в отряд карантина. И почти сразу же сюда приходят «общественники» (их ФИО есть в распоряжении редакции), которые приказывают новичкам выйти на улицу, построиться и ждать, пока их вызовут. Затем они вызывают их по одному на разговор в свою комнату-каптерку. Во время беседы активисты проводят ревизию вещей и отбирают то, что им понравилось.

- Это фактически грабеж, - рассказывают очевидцы (их фамилии также известны редакции), - Мы сказали, что делать такое могут только сотрудники колонии и только фиксируя в документации – на каком основании изымаются вещи и где будут храниться. Но реакции на это не было. Больше всех возмутился Маталкин и сразу же получил удар по печени. После того, как он пришел в сознание, ему дали тазик со стиральным порошком и приказали мыть унитазы за другими заключенными. Он отказался и был за это сильно избит. Судя по всему, ему сломали челюсть. Один из «активистов» нанес удар ножом. Когда Александр начал кричать: «Режут, убивают!», другие заключённые из отряда карантина начали бить стёкла и звать на помощь.

- Был вечер, станки уже не работали (в тюрьме-больнице, где содержатся туберкулезники и страдающие другими заболеваниями, есть свое производство - «МК), так что крики все услышали, - подхватывает другой заключенный, Михаил. - Мы поняли, что новеньких пытают. И мы точно знали, кто это делает. Так что мы стали подавать сигналы в ответ, чтобы привлечь внимание сотрудников колонии, которые могли бы все это остановить.

В 17.30 волнения начались во всей колонии. Как говорят родные заключенных, случившееся стало последней каплей.

- Мы знали от своих близких, что «общественники» вымогают деньги, избивают, пытают и даже насилуют, - рассказывает Наталья М. - Система была такая: 10 «активистов « издеваются над одним. Потом приводят следующего и так далее. И это в течения многих лет. В итоге простые заключенные готовы были выполнять любые приказы – лаять, петь... А у «активистов» была неограниченная власть: они пользовались мобильниками, на которые снимали пытки, у них были ключи от локальных участков, чтобы зайти и забрать на пытки любого из осужденного. Мы жаловались на это. Но на все наши жалобы получили только отписки. Местные правозащитники во время проверок никаких нарушений не находили. Так что бунт был попыткой донести до всех, что творится на самом деле здесь.

Основная масса заключенных стала ломать двери, жечь вышки, на которых сидели активисты. «Общественники» попытались укрыться, выпрыгивали, ломали ноги…

- В нарушении закона в лечебном учреждении были вышки, на которых располагались осужденные из секции дисциплины и порядка и которые с высоты контролировали передвижения других, - рассказал «МК» руководитель проекта «ГУЛАГУ. НЕТ» Владимир Осечкин. - Об этом не просто знал, но и по сути все это организовал замначальника колонии по оперативной работе. Это он теперь пытается выдать все случившееся за мелкий бытовой конфликт.

Фото: 53.fsin.su

18.50 . От дежурного помощника начальника колонии в центральный аппарат ФСИН поступила информация, что по территории учреждения движутся около ста осужденных. Они забегают в здания отрядов, избивая при этом других заключенных. Угроз и нападений на сотрудников администрации, как отмечается в сообщении, не было. Гражданский персонал, в том числе женщины, были беспрепятственно выведены из учреждения в целях личной безопасности.

Примерно с 20.00 свет в колонии то отключали, то снова включали. По рассказам заключенных, к стенам подвели ОМОН, но в конечном итоге бойцов не направили расправляться с больными арестантами.

В 21.30 обстановка в колонии, по заверению Нижегородской УФСИН, нормализовалась.

Вот, собственно, и все. В итоге больше 50 заключенных пострадали, 15 из них оказались в больнице, один умер во время операции. По некоторым данным, погибший был из секции дисциплины и порядка.

А теперь попробуем проанализировать случившееся. Нижегородские тюремщики настаивают: произошла драка между вновь прибывшими заключенными и теми, кто уже давно был в колонии. При этом настаивают, дескать, все это не тянет на бунт. Так, мелкий конфликт. Но сами же себе противоречат, когда сообщают о сотне участвовавших в нем арестантов.

- Это была серьёзная акция, - считает Осечкин. - И она была направлена против существовавшей здесь системы подавления воли заключённых, выбивания явок с повинной, вымогательств и прочего. Того же Маталкина не просто били, но и угрожали облить мочой и изнасиловать. По нашим данным, только за последний месяц в учреждении было совершенно два изнасилования. Однако ни местная ОНК (которой руководят, кстати, бывшие сотрудники МВД), ни местный комитет против пыток на это никак не реагировали. Если бы они вмешались, то случившегося не произошло бы.

- Налицо все признаки существования в колонии преступного сообщества, - говорит правозащитник Игорь Голендухин. - И его покрывали на всех уровнях, включая прокурорский. Мы направили в правоохранительные органы обращения, в которых приводятся фамилии всех заключенных, готовых дать правдивые показания против администрации колонии и «активистов». Однако есть опасность, что с арестантами будет поведена «профилактическая беседа» и они откажутся от показаний. Мы настаиваем, чтобы были изъяты записи с камер видеонаблюдении. Кроме того, должно быть возбуждено уголовное дело по факту избиения Александра Маталкина. Но пока возбуждено дело по ст. 321 УК РФ ("Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества").

По последним данным, на место ЧП собирается выехать комиссия Совета по правам человека при президенте РФ. Правозащитники сравнивают случившееся в Нижегородской области с бунтом в печально известной копейской колонии.