Похищения девушек в Чечне были и после запрета Кадырова

Международный эксперт Маргрет Саттеруэйт считает, что Луизе Гойлабиевой еще повезло

14.05.2015 в 19:25, просмотров: 47163

Самый громкий скандал минувшей недели: вероятная женитьба 57-летнего приближенного к Кадырову чеченского полицейского на вчерашней школьнице Луизе Гойлабиевой. Журналистка Елена Милашина, со статьи которой все началось, боится за свою жизнь и поэтому в срочном порядке покинула территорию республики. Елена приехала в Чечню, чтобы все-таки поговорить с 17-летней невестой — которую теперь, как считают многие, не только насильно принуждают к сожительству с уже женатым один раз старцем, но и на днях заставили дать интервью лояльным Кадырову СМИ, в котором девушка якобы подтвердила свое добровольное согласие на этот союз.

Похищения девушек в Чечне были и после запрета Кадырова
фото: Константин Гусев

Из-за начавшейся шумихи свадьба пока что так и не состоялась. Но в любом случае – что ждет Луизу дальше? Все-таки неравный брак или участь наложницы? Или печать «порченой», на которую никто из-за дурной славы больше не позарится, и судьба старой девы? И сколько таких вот «кавказских пленниц» реально живет сейчас на положении вторых жен в южных республиках?

Свое мнение по этому поводу «МК» попросил высказать англичанку Маргрет Саттеруэйт. Международный юрист, она долго работала в зонах вооруженных конфликтов, в том числе и на Кавказе, готовила экспертные заключения для трибунала в Боснии. Одна из интересующих ее тем: сексуальное насилие над женщинами и как влияет оно на демографию, политику и будущее страны.

Выводы Маргрет, за что ее особенно не любят многие наши правозащитники, не только не утешительны — они поистине кошмарны. «Мне приходилось попадать в отдаленные горные села, практически вымирающие из-за практикуемого много поколений инцеста... По уровню жестоких убийств и изнасилований Россия в первой десятке стран, по уровню извращенных издевательств над детьми — в первой пятерке. Через сексуальное насилие проходит каждая четвертая женщина в возрасте до 25 лет... Как говорил судья, оправдавший насильника: «Если бы у нас не было изнасилований, у нас не рождались бы дети!»

- Маргрет, что вы можете сказать по поводу этой насильственной свадьбы — фактически принуждению несовершеннолетней девочки к сожительству?

- Но я не вижу в этой ситуации ничего удивительного. Такое сегодня происходит сплошь и рядом: и в Чечне, и в Дагестане. Просто раньше об этом молчали. Но за последние годы изнасилований в этих республиках меньше не стало. Я говорю не о так называемых «похищениях невест», а о реальных преступлениях. Фавориты, приближенные к руководству региона, сотрудники местных правоохранительных органов, главы полиции — они не боятся выбирать понравившихся девчонок и увозить их, куда вздумается, делать с ними все, что угодно, а затем выбрасывать...

- Но как же Кадыров и его запрет на многоженство и браки по принуждению?

- Это все слова. Близкое окружение по-прежнему может делать все, что угодно. И никто не пожалуется — люди боятся. За себя, за дочек, если те остались целы после надругательств, за родных, которым могут тоже отомстить...

- Так что же делать?

- Иногда девочкам удается сбежать до того, как все случилось. Обычно сбегают вместе с возлюбленными, ровесниками. Но в случае с той же Луизой, как я думаю, никакого другого жениха рядом еще не было, она слишком молода и, судя по всему, наивна. Все, что она смогла — через кого-то из подруг попросить помощи... А сбегают, скажем так, девушки несколько иного склада характера — эдакие «девки с яйцами», с характером... Такие на Кавказе есть тоже. Им нечего бояться. Были случаи, когда уезжали в Москву, здесь получали временное пристанище — иногда девушек даже прятали по нескольку человек на одной квартире. Одна моя знакомая, попавшая в подобную ситуацию, получила в Москве образование, вышла замуж и родила ребенка. У нее все закончилось хорошо. Но для этого тоже надо иметь смелость изменить свою жизнь.

- Как вы думаете, почему молчит первая жена «жениха» Нажуда Гучигова?

- А о чем ей переживать? Она ничего не теряет. Деньги, ресурсы, власть над мужем по кавказским обычаям останутся при ней. Я бы не сказала, что в мусульманском обществе так уж командуют мужчины. Скорее, они задавлены женами и матерями. Хотя те могут и разрешить им немного «погулять налево», заключить еще один «брак». Так что, если первая супруга захочет, то жизнь этой девочки вполне может стать адом.

- Так что же теперь остается делать невесте Луизе?

- Честно говоря, я не думаю, что у нее так уж все плохо. В конце-концов он обещал о ней заботиться...