Старость на радость: как дожить до преклонных лет

Цель специализированной гериатрической службы — как можно дальше отодвинуть стадию зависимости пожилых от окружающих

19.05.2015 в 17:35, просмотров: 16994

Во всем мире население стареет, и Москва не исключение. С каждым годом количество стариков в мегаполисе прирастает целой армией размером в 150 тысяч человек. Сегодня в столице живет 2,8 миллиона пожилых людей, а в 2020 году москвичей преклонного возраста станет уже 3,3 миллиона. Иными словами, всего через пять лет каждый третий москвич будет пребывать в нетрудоспособном возрасте. 

Однако нетрудоспособность вовсе не означает отсутствие социально активной жизни. Новый тренд медиков и социальных работников — сделать так, чтобы жизнь стариков как можно дольше была... нет, не беззаботной. А хотя бы самостоятельной. Для этого и создаются специальные гериатрические службы.

Старость на радость: как дожить до преклонных лет

Сегодня продолжительность жизни среднестатистического москвича достигла 76,7 года. До рекорда из Книги Гиннесса (а его установила француженка Жанна Кальман еще в 1997 году — это 122 года и 164 дня) нам, конечно, еще далековато. Но, как говорится, есть к чему стремиться. «Например, в Центральном округе население составляет чуть более 700 тысяч человек, и из них двадцать человек достигли возраста свыше 100 лет и около тридцати — 100 лет», — говорит начальник управления по связям с общественностью Департамента здравоохранения Москвы (ДЗМ) Светлана Браун.

Рост продолжительности жизни в мире ученые называют стремительным. Только в течение XX века она выросла почти вдвое! Люди каменного века на протяжении нескольких столетий жили всего по 18–20 лет. В Средние века продолжительность жизни достигла 30 лет. В конце XIX века она равнялась 35–40 годам, а в конце XX века остановилась в районе 70 лет. Даже в различных регионах России, если верить нашей статистике, сегодня продолжительность жизни «вымахивает» на 90–120 дней в год. Конечно, с одной стороны, это большая радость. С другой — та еще головная боль. С проблемой старения населения сегодня столкнулись почти все страны мира.

Всем известно, что чем старше становится человек, тем больше у него болезней. В первую очередь людей пожилого возраста в нашей стране и Москве сегодня косят сердечно-сосудистые заболевания. На втором месте — болезни суставов. Третье и четвертое делят сахарный диабет второго типа и онкологические патологии.

При этом, по словам главного гериатра Департамента здравоохранения Москвы, замдиректора по научной работе Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины Ольги Ткачевой, примерно 80% людей, кому глубоко «за...», — обладатели множественной хронической патологии. «В среднем на одного пациента старше 60 лет приходится по 4–5 различных хронических заболеваний. Чаще всего это артериальная гипертония, болезни суставов и сахарный диабет», — говорит Ольга Николаевна.

Потребность в амбулаторно-поликлинической помощи у пожилых пациентов столицы почти в 4,5 раза выше, чем у молодых, а в госпитализации — выше втрое. Затраты на лечение пожилого пациента выше уже в целых 7 раз.

И все же власти уверены: стратегию оказания медицинской помощи пожилым пора менять. Именно с этой целью в городе начали создавать гериатрическую службу.

Синдром хрупкости

Сегодня московские власти делят стариков на общественно активных, индивидуально активных и зависимых от окружающих. «Задача гериатрии — как можно дальше отодвинуть стадию зависимости», — говорит Ткачева.

Гериатрия — специальность очень молодая. Она появилась в мире где-то в 1980-х годах прошлого века, практически одновременно с проблемой старения населения. Предмет интересов гериатров лежит где-то между медициной и социальной политикой. Эти новые, в общем-то, для нашей страны врачи изучают такие «симптомы» старости, как снижение мыслительных способностей, памяти, зрения, слуха, питания, повышение риска падения, нарушение мочеиспускания, депрессия и многое другое. «Мы занимаемся синдромом хрупкости, который еще называют синдромом старческой астении или даже старческой дряхлостью — иными словами, клиническими проявлениями старости, — уточняет главный гериатр столицы.

Увы, сегодня доля «хрупких» (попросту дряхлых) стариков в России очень высока. Среди людей старше 65 лет таких целых 20%, и потребность в длительном уходе постоянно растет. Подсчитано, что к 2050 году количество пациентов, которые не смогут обходиться без посторонней помощи, увеличится в 4 раза.

Как же предупредить беспомощность и инвалидизацию пожилых людей? Врачи говорят, что тотальное лечение всего и вся может принести не столько пользу, сколько вред. Главное — правильно подобрать пожилому человеку лекарство, чтобы оно, вылечивая одно, не вредило другому. И тогда основная цель гериатрии — активное долголетие — будет достигнута.

Сколько гериатров требуется городу, еще точно не подсчитано. «Пока мы говорим об одном специалисте на 40 тысяч населения, но цифра еще будет корректироваться», — отмечают специалисты. И все же всем подряд старикам к гериатру идти не стоит. «Нам не нужна огромная гериатрическая служба. Необходимость в консультации гериатра есть не у всех, а только у «хрупких» пациентов», — уточняет Ольга Николаевна. Кстати, согласно стандартам Всемирной организации здравоохранения пожилыми считаются люди старше 60 лет, однако гериатр может принимать и более молодых пациентов, если у них уже развилась астения.

фото: Елена Минашкина

Сложности лечения пожилого пациента

Процент долгожителей (по международной классификации это люди старше 90 лет) в Москве растет. И количество болячек в столь преклонном возрасте нарастает как снежный ком. А лечение переносится все хуже, появляется все больше противопоказаний. «Нередко препараты, предназначенные, например, для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, ухудшают у таких пациентов функцию дыхания. Препараты, улучшающие состояние суставов, негативно действуют на органы пищеварения. И тут необходимы специальные знания, необходим специальный опыт врача, чтобы выстроить оптимальную терапию, которая улучшала бы здоровье и не вредила другим органам. А лучше гериатра этого никто не сделает. Кардиолог может назначить пять таблеток, невролог — еще три, а задача гериатра — оптимизировать всю схему лечения», — говорит главный врач госпиталя для ветеранов войн №3 Олег Румянцев.

Еще одна особенность лечения таких пациентов — сложности с проведением хирургических вмешательств, в том числе с наркозом. У людей старше 90 лет риск развития осложнений после операций очень высок, а очень часто они просто противопоказаны. Поэтому и проводят их исключительно по жизненным показаниям — когда вопрос стоит о жизни и смерти. «Наша задача — разработать малоинвазивные методы, которые могут помочь, но не носят радикального характера. К счастью, сейчас у нас есть достаточно оборудования, чтобы ставить точные диагнозы. Кроме того, врачи стараются по возможности «переносить» методы обследования и лечения к постелям больных, которые имеют трудности с передвижением», — продолжает Олег Румянцев. Если такой возможности нет, помогают волонтеры — сегодня их, к счастью, немало. Совершенно самоотверженно такие люди водят стариков на обследования да и просто разговаривают с ними. Ведь даже слово, как известно, — один из существенных лечебных факторов.

Популяризация успешного старения

Предполагается, что гериатрические отделения появятся в московских стационарах, госпиталях ветеранов. Поликлиники также не останутся в стороне. Департамент здравоохранения города уже сегодня организует службы патронажа стариков на дому (работает 262 такие бригады). Кроме того, в московских поликлиниках открыто около 70 гериатрических кабинетов.

Доля пожилых среди пациентов городских поликлиник сегодня составляет от 30 до 50%. Заболевания у них регистрируются в 2–4 раза чаще, чем у молодых, однако обращаются к врачу они гораздо реже, чем должны.

Населению пора переосмыслить восприятие пожилого возраста, а в обществе следует популяризировать термин «успешное старение».

фото: Геннадий Черкасов

Как дожить до старости?

Тем временем ученые строят самые различные версии на тему, сколько лет отмерено человеку и как дожить до глубокой старости. Многие согласны с тем, что 100–120 лет активной, полноценной жизни для человека далеко не предел.

В 60-х годах прошлого столетия около 40% экспертов верили, что люди научатся управлять процессом старения к концу XX века. К 1980-м годам число таких оптимистов снизилось до 20% и срок они отодвинули на 2010 год. Сейчас лишь около 10% экспертов верят, что к концу XXI века мы сможем решить эту проблему. Но подавляющее большинство экспертов считают это невозможным — ведь процесс старения идет на молекулярном уровне, и ежедневно в нашем организме умирают сотни тысяч клеток. Остановить этот процесс нельзя.

Тем не менее сегодня существует более 300 теорий замедления старения. Генетики ищут ген старения. Эндокринологи считают корнем зла ферменты и гормоны роста (человек растет до 25 лет, а после содержание гормона роста снижается — получается, старость наступает из-за этого?). Химики выдвигают теорию разрушительного воздействия на организм свободных радикалов. Однако решить проблему старения — значит решить все биологические проблемы человека. А это задача не из простых.

Наивысшего развития человеческий организм достигает к 25–27 годам. Затем начинается процесс старения, скорость которого зависит от множества факторов: питания, физической нагрузки, наличия или отсутствия вредных привычек, образа мыслей. По словам руководителя Ассоциации междисциплинарной медицины и проекта «Экология мозга» профессора Андрея Данилова, для увеличения продолжительности жизни необходимо научиться управлять процессом старения: «Именно от наших установок зависит сохранение красоты и долголетия. И не просто установок, ценностей, а от мироощущения, восприятия происходящих событий, от отношения к окружающим. Еще в XVIII веке ученые предположили, что отсутствие душевного спокойствия гораздо более способствует укорочению жизни, чем наличие всех благоприятных факторов — ее удлинению».

Сегодня это предположение доказано научно. Проанализировав истории болезни 68 тысяч пациентов на протяжении 10 лет, ученые из университета Эдинбурга пришли к выводу, что люди, подвергающиеся стрессам и склонные к негативным переживаниям, умирают раньше положенного. Удивительно, что даже такие всем известные факторы риска, как курение, употребление спиртного, вес, образ жизни и даже диабет, вносили в уровень преждевременной смертности не такой значимый вклад, как эмоциональное состояние. Так что чем спокойнее человек будет воспринимать окружающий мир, тем больше вероятность, что жизнь его будет долгой.

Кроме того, медики советуют всем людям после 30 лет регулярно проходить комплексное обследование организма. Забота о здоровье должна быть направлена не столько на лечение уже существующих болячек, сколько на предотвращение развития новых. «К полноценной диагностике относится оценка уровня физической активности, функций дыхательного аппарата, сердечно-сосудистой системы, метаболического возраста, процентное содержание воды в организме, измерение индекса массы тела, оценка уровня свободных радикалов и антиоксидантного потенциала. Полная информация позволяет составить картину о потенциальных рисках развития тех или иных хронических заболеваний, в первую очередь сердечно-сосудистых и онкологических», — продолжает Данилов.

При этом программа профилактики возрастных изменений для каждого человека должна быть индивидуальной. Если в погоне за долголетием вы начнете выполнять двойную норму физических упражнений и съедать двойную порцию витаминов, вы лишь сократите срок жизни, а не продлите его.

Зато, по наблюдениям геронтологов, люди, которые начинают омолаживаться искусственно, умирают быстрее. Исследования НИИ геронтологии показали, что ни один долгожитель никогда не увлекался лекарствами. «Пользуясь биостимуляторами и биодобавками, мы обрекаем себя на ускоренное старение и уход из жизни. Так что самое разумное — поддерживать те внутренние возможности, которыми владеет сам организм. Он сам себе аптечка, сам может приостановить, замедлить, а то и побороть болезнь», — говорят геронтологи.

Но, разумеется, никто не отменял пользу правильного питания, физических нагрузок и прогулок на свежем воздухе. Как выяснили ученые, сорокаминутные прогулки три раза в неделю значительно улучшают интеллектуальную деятельность, усиливают когнитивные способности, концентрацию внимания и память. Да и трудиться обязана не только душа, но и тело — ученые отмечают, что быстрее дряхлеют и умирают те, кто ленится...

ФАКТОРЫ, ВАЖНЫЕ ДЛЯ ПРОДЛЕНИЯ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ ЖИЗНИ

Сон (по потребности).

Здоровая пища. Не готовьте заранее, безжалостно выбрасывайте продукты, пролежавшие 2–3 суток.

«Гигиена души» — злой человек долго не живет.

Трудовые нагрузки — и интеллектуальные, и физические.

Гигиена тела (душ утром и вечером, массаж, самомассаж).

Дыхательная гимнастика — тренировка на кислородное голодание. Задерживайте воздух на 1,5–2 минуты по 3–4 раза в день.

Закаливание — это общая стимуляция иммунной системы.

К экзотическим диетам относитесь осторожно. А лучше и вовсе их исключить.

Отказ от вредных привычек.